Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Раби А.Миллер "Распад над бездной" - 10

28 октября 2010, 23:18

Отложить Отложено

 

ПРЕДВЕСТНИКИ КАТАСТРОФЫ

 

 Ещё двести лет назад еврейский народ гордился своей возвышенной углублённостью в Тору. С появлением на арене «просветителей», евреи ощутили комплекс неполноценности, порой ненавидя самих себя.

 

«В тайне будет рыдать душа моя из-за гордости…», - «Гордость, отобранная у них, будет передана язычникам»

 

Равенство прав, подаренное евреям в девятнадцатом веке, подстегнуло желание уподобится остальным народам. Потеря еврейского достоинства вызвала реакцию на Небесах: Всевышний стал посылать с неизменным постоянством предостережения, чтобы помочь народу прозреть и вернуть себе былую гордость.

 

Одно из предостережений приняло форму нарождающегося «светского» антисемитизма

 

 ПОГРОМЫ В РОССИИ

 

С 1881-го года в России открылась эпоха погромов. Это доказало ошибочность утверждения маскилим, будто «просвещение» окажется средством забвения ненависти к евреям. Иллюзия лопнула оглушительным взрывом бесчинств.

 

«Просвещённые» богачи в своих особняках громились точно также, как «нищета» в густонаселённых бедняцких окраинах. Эти богачи, искавшие одобрение в глазах других народов ценой отказа от собственного еврейства, остались в итоге ни с чем: от иудаизма отвернулись, но вместо столь желанных гражданских прав, получили лишь жестокое преследование.

 

Погромы поутихли только после волн протеста, прокатившихся по миру.

 

Некоторые из «просвещенцев» нашли в себе силы признать ошибку. В прессе появились «исповеди» тех, чьё мировоззрение перевернулось вследствие трагических событий.

 

Газета «а-Мелиц» в 1885 году публикует слова раскаяния:

«Пришло новое поколение, почти ничего не знающее о Торе. Пришла пора "Обществу по внедрению просвещения" изменить свой подход и побудить сыновей нашего народа искать слово Б-га».

 

Так написано в издании «просветителей».

В том же духе выразилась и газета «а-Шахар»:

«Сто лет назад любой еврей сознавал сущность этого слова, но теперь дух Израиля летит в пропасть с каждым утекающим днём. Просвещение, пришедшее из Берлина, не только отринуло Тору, но и вызвало к ней отвращение и ненависть.»

 

Ещё одна цитата из «а-Мелица» объясняет причину, "заставившую" маскилим следовать за народами: «Берлинское просвещение видело в иудаизме лишь «дурнопахнущий бассейн», придерживаясь взгляда, что только европейское культура несёт жизнь и свет; и этому учили еврейскую молодёжь» (1884)

Погромы выявили ложь мечты о равноправии. Эти мечты обернулись саднящей болью для тех, кто видел в нём идеал. «Молодые продались «просвещению», став чужими для собственного народа и религии, веря беззаветно, что их союз с нееврейскими сверстниками нерушим». («а-Мелиц»,1881)

 

По величине надежд – и разочарование.

По мере умножения усилий достичь чужой культуры, в среде молодёжи росла неуёмная ненависть к собственному еврейству, вплоть до полного неприятия.

 

«Они пошли в школы, где не было ни Торы, ни еврейского языка, ни самого еврейства. Сердце в нас рвётся на части от сознания, что эти «просвещённые», эти писаки, вовсе не наши. Свой народ они не признают. Они ненавидят нас и смотрят на нас с печатью отвращения на лице. Они покрываются смертельной бледностью, когда кто-либо, вольно или не вольно, напомнит им об их еврейском происхождении».(1885)

 

Часть из «просвещенцев» с ужасом наблюдали за появлением урожая, что сами же посеяли. Прозрение пришло слишком поздно. Поезд ушёл. Невозможно поправить ущерб столетнего разрушения несколькими горестными восклицаниями.

 

НАСЛЕДНИКИ «ПРОСВЕЩЕНИЯ» -

НАЦИОНАЛИЗМ И СОЦИАЛИЗМ

 

Моше Рабейну предостерёг народ Израиля от увлечения «новыми божками». В сущности, нет разницы между «старыми» и «новыми» идолами. В предостережении говорится о «новых» только потому, что «старые» со временем теряют «силу» и «обаяние», и их почитателям всё труднее сохранять к ним интерес.

 

Злое начало не приходит в отчаяние, оно предоставляет «любителям» «творческую» замену.

 

«Просвещение» многим доказало лишь одно: лозунг «станем как все народы» в «просветительской» упаковке не оправдал себя: погромщики не отличали «просвещённых» доктора или аптекаря от простого еврея, - били всех одинаково.

 

Образование и общественное положение не обеспечивали защиту от жестоких бесчинств. И вывод был сделан: еврейского жребия не избежать. После осознания ошибки, начались поиски идеологии, что отвечала бы новым условиям. И такая идеология была найдена.

 

К Торе вернуться они не решились, поскольку давно уже избрали жизнь, свободную от высшей ответственности, жизнь, полную духовного саморазрушения. Потому-то на место старого идола пришёл новый – национализм.

 

Отныне, из газет хлынул словесный поток, восхваляющий «светскую национальную идею». «Просветители» резко сменили пластинку и запели дифирамбы новому замещению: не нужно ни верить, ни соблюдать Традицию, а понятие еврейства ограничивается принадлежностью к «национальному лагерю».

 

Особое внимание приверженцы национализма уделяли стиранию любого символа или знака, что напоминал бы о «галуте». Появилась целая плеяда писателей, чьим общим стремлением было воссоздать заново базу еврейской государственности.

Если «просвещение» открыто поощряло смешанные браки, то национализм лелеял ощущение принадлежности к еврейскому народу, как национальной общности и мечту о приобретении родины, и поэтому представлял собой большую угрозу. Слишком привлекательны были его лозунги. Скрытая опасность всегда страшней.

 

Мне помнится, что каждый субботний вечер, проводились собрания молодёжи, где распевались песни о Земле Израиля. Народу собиралось полно, и как-то всегда оказывалось, что Синагога почти пуста, и молящихся единицы.

 

Ещё один идол, поставленный на обломках «просвещения», назывался социализмом. Это движение вознамерилось создать новый мир, в котором люди относились бы друг к другу, как братья. Звуки «Интернационала» задавали тон жизни, и в этой музыке, как казалось, исчезают последние напоминания об антисемитизме.

 

 

ДЕЛО ДРЕЙФУСА

 

Намёк, заключённый в погромах, не был истолкован правильно, потому-то понадобился новый знак. В главе Торы, где приводится упрёк евреям, говорится «Если до сих пор не поймёте…то продолжу Я мучение ваше всемеро за ваши грехи …»[1]

 

Если одна беда не достигает своей цели, приходит следующее несчастье.

 

Всевышний не позволит своему народу позабыть о возложенной на него роли, посылая горькие, порой болезненные, напоминания.

 

В конце 19-го века, Францию потряс процесс Дрейфуса – ассимилированного еврея, служившего во французской армии. В то время во Франции процент соблюдающих Тору евреев стал ничтожным.Еврейская община, как таковая, напоминала предприятие, стоящее на пороге полного разорения.

Дрейфус обвинялся в шпионаже и был осуждён судом. Он полностью отбыл наказание в виде принудительных работ на «Чёртовом» острове.

По прошествии некоторого времени, группа французских граждан потребовала проведения нового, более тщательного расследования и что же, - истина "восторжествовала": Дрейфус не имел никакого отношения к вменённому ему преступлению. Все обвинения рассыпались в прах.

Комментаторы, перебивающиеся оценкой исторических событий, пользуясь узкой, чисто человеческой меркой, объясняли, что этот навет был сфабрикован церковью, для укрепления своего пошатнувшегося статуса.

 

Однако взгляд, основанный на глубокой вере, открывает, что произошедшее было не случайно. То было горькое предостережение, зовущее к пробуждению: может ли Израиль «стать как все народы»? Есть ли хоть малейший шанс, что усилия по «задабриванию» неевреев принесут плоды?

 

Суд над Дрейфусом доказал вполне однозначно: ненависть нисколько не теряет накала, даже «ассимилированный» еврей не отрывается от своего еврейского имени. В глазах других народов, он всего лишь поменял окраску, оставаясь навечно евреем.

Европа тех дней полнилась грубой антисемитской пропагандой.

 

Принято объяснять это противоборством сторонников и противников прогресса. Но на деле, это являлось лишним напоминанием о тесных границах, в пределах которых евреи могут рассчитывать на терпение народов. Это терпение может позволить евреям в какой-то степени обосновать экономическое положение, чтобы с достоинством и в покое служить Всевышнему, но как только взыграет порыв к «ассимиляции», сладкое одобрение оборачивается жёстким одёргиванием.

 

 


 

 

[1]Ваикра,26,18

Теги: , история, Переводы, Холокост, "Распад над бездной"