Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Не объединяйся со злодеем даже ради соблюдения заповедей.»Авот де-рабби Натан, глава 9
Биография выдающегося законоучителя, одного из духовных лидеров поколения.

Раби Пинхас бар Цви-Гирш Алеви Гурвиц (Бааль Афлаа; 5490-5565 / 1730-1805/ гг.) — выдающийся законоучитель, один из духовных лидеров поколения.

Родился в Галиции, в городе Чорткове, расположенном на берегу реки Серет. Его отец, р. Цви-Гирш Гурвиц, был на протяжении трех десятилетий раввином Чорткова; он прославился тем, что его благословения сбывались, — со всей округи приходили к нему за помощью страждущие и недужные.

Уже в пятилетнем возрасте начал изучать под руководством отца Талмуд с комментариями Раши и тосафистов. В дальнейшем его занятия направлял старший брат Шмуэль-Шмелке (р. Шмелке из Никольсбурга).

«Я всей душой привязался к моему брату, р. Шмелке, и полюбил его великой любовью, — вспоминал впоследствии р. Пинхас в предисловии к своей книге Шевет ахим. — В течение нескольких лет мы с великим усердием вместе постигали Талмуд и книги законоучителей, стремясь проследить истоки каждой идеи и во всем добраться до истины».

Чтобы выделить как можно больше времени для занятий, братья до предела ограничивали свои материальные потребности. В будние дни Шмелке вообще не ел трапез с хлебом — он лишь скудно перекусывал, не отрываясь от книг. А Пинхас в будни вовсе не ложился в кровать, ограничиваясь лишь редкими минутами дремоты прямо за рабочим столом. Их мать «сетовала»: «Двух сыновей даровал мне Б-г — один из них не произносит Биркат амазон (Молитву после еды с хлебом), а второй не читает Шма Исраэль перед сном!» (Сарей амеа 1:9).

После смерти отца, последовавшей пятнадцатого хешвана 5514 /1754/ года, братья отправились в Литву и вступили в круг учеников р. Элияу из Вильно (Виленского Гаона).

Позднее, увлеченные идеями хасидизма, они обучались у Магида из Межирича, духовного наследника основателя хасидского движения р. Исраэля Бааль-Шем-Това.

По завершении периода ученичества р. Пинхас возглавлял общины в украинских городках Витков и Ляховиц. В этот период он оказал большое влияние на формирование мировоззрения р. Шнеура-Залмана из Ляд (Альтер Ребе), ставшего руководителем движения Хабад.

В 5531 /1771/ году р. Пинхаса Гурвица пригласили занять раввинский «трон» в крупной общине Франкфурта на Майне, осиротевшей после смерти прославленного праведника р. Авраама-Абиша Франкфуртера.

Значительную роль в приглашении р. Пинхаса Алеви на этот почетный пост сыграло посредничество двадцатисемилетнего р. Меира-Аншиля Ротшильда, который был в те годы придворным банкиром наследника гессенского двора. Сохранились свидетельства, что отец этого основателя могущественной банкирской династии в молодости был шамашем (служкой) в раввинском суде г. Чорткова, возглавляемом р. Цви-Гиршем Гурвицем, отцом р. Шмелке и р. Пинхаса. Однажды из кабинета раввина пропал оставленный ему на хранение кошелек с двумя сотнями дукатов, и подозрение пало на служку, так как только он имел свободный доступ ко всем вещам внутри кабинета. Согласно закону Торы, Ротшильд должен был поклясться перед судом в том, что не брал денег, — но он предпочел заплатить требуемую сумму, а затем, покинув Чортков, возвратился в город своего рождения Франкфурт на Майне и стал там уличным торговцем скобяными изделиями. Спустя несколько лет один из жителей Чорткова перед смертью признался, что этот он похитил тот злополучный кошелек из кабинета раввина. И тогда р. Цви-Гирш, испытывавший раскаяние за свои напрасные подозрения, отправился через всю Европу по следам своего служки. Разыскав Ротшильда во Франкфурте на Майне, р. Цви-Гирш вернул ему деньги и благословил его богатством на многие поколении. Как и большинство благословений раввина из Чорткова, это благословение тоже осуществилось: унаследовав скобяную торговлю своего отца, р. Меир-Аншиль Ротшильд вскоре разбогател и к двадцати пяти годам стал придворным банкиром принца Гессенского, в сферу влияния которого входил и Франкфурт на Майне. Используя свои связи, Ротшильд-младший способствовал тому, чтобы на раввинский трон в его общине пригласили одного из сыновей праведного р. Цви-Гирша из Чорткова (Сарей амеа 1:18).

На выбор общины Франкфурта на Майне повлияло еще и то обстоятельство, что р. Пинхас Гурвиц был одним из немногих выдающихся мудрецов Европы, которые не оспаривали мнение бывшего франкфуртского раввина р. Авраама-Абиша по «делу о разводном письме из Клеве», — из уважения к памяти р. Авраама-Абиша франкфуртцы решили не приглашать на опустевший раввинский «трон» никого из его оппонентов в той знаменитой дискуссии, в которую были вовлечены многие раввинские авторитеты.

Предание свидетельствует, что на самом деле и р. Пинхас Гурвиц тоже написал респонс по «делу о разводном письме из Клеве», оспаривающий мнение р. Авраама-Абиша Франкфуртера. Но когда он брал песок, чтобы по обычаю того времени просушить готовую рукопись, опрокинулась чернильница и залила весь текст. Необходимо было написать респонс заново. Однако р. Пинхас отложил перо, пояснив своим близким, что «небеса не желают, чтобы он выражал свою позицию по этому вопросу, ведь все, что делает Всевышний, — к добру» (Сарей амеа 1:18).

Когда р. Пинхас прибыл из далекой Украины во Франкфурт, его усадили в позолоченную карету, в которую впряглись, как это было принято в таких случаях, ведущие франкфуртские знатоки Торы. Карету сопровождали толпы людей, каждый из которых стремился хоть краем глаза увидеть лицо нового главного раввина. По пути двое старейшин общины, сидевших в карете вместе с р. Пинхасом, заметили, что он плачет. На недоуменные вопросы он объяснил сквозь сдерживаемые рыдания: «Мне кажется, что мое тело везут в похоронном катафалке на кладбище и весь город провожает меня… Скажите, разве многие в вашем городе удостаиваются таких пышных похорон?!» (Гдолей адорот).

Во Франкфурте на Майне р. Пинхас Гурвиц возглавил и созданную им большую ешиву — среди его ближайших учеников был юный Моше Софер (Хатам Софер), ставший одним из духовных лидеров следующего поколения евреев Европы.

Близкая дружба связала р. Пинхаса с руководителем другой франкфуртской ешивы, выдающимся кабалистом и праведником р. Натаном Адлером — двух мудрецов объединял общий интерес к изучению сокровенных разделов Торы.

По свидетельству р. Моше Софера, во Франкфурте на Майне р. Пинхас отошел от хасидского движения, одним из вождей которого оставался его старший брат р. Шмуэль-Шмелке. Хотя р. Пинхас по-прежнему использовал для молитвы Сидур Аризаля, как это принято у хасидов, тем не менее остальные члены его миньяна, в том числе и его сын р. Цви-Гирш, придерживались обычного в Европе порядка молитвы — так называемого нусаха ашкеназ. Р. Моше Софер вспоминал, что р. Пинхас, в отличие от хасидских учителей, ни разу не упоминал на своих уроках кабалистическую книгу Зоар (Сияние) и, несмотря на свой высокий авторитет главного раввина, даже «не пытался перетянуть общину» к идеям и обычаям хасидизма (Хатам Софер 15-16).

На материале своих уроков в ешиве р. Пинхас написал книгу Афлаа (Поразительное), прославившую его имя в веках. В первую часть книги, названную Ктуба (Брачный договор), вошли хидушим (аналитические заметки) к талмудическому трактату Ктубот, а во вторую, озаглавленную Амикне (Приобретение), — заметки к трактату Кидушин.

В последующих поколениях книга Афлаа выдержала множество изданий, причем обе ее части нередко выпускались в свет отдельными книгами. Эти аналитические заметки стали настолько популярны и широко изучаемы, что их автор вошел в историю еврейской мысли под именем БаальАфлаа (Автор «Поразительного»). Книга Афлаа до сих пор является одним из основных пособий при изучении двух указанных трактатов Талмуда, в которых рассматриваются законы бракосочетания и семейного права.

Перу р. Пинхаса Гурвица принадлежат также комментарии на Пятикнижие и книгу Псалмов, озаглавленные Паним яфот (Прекрасный лик).

После выхода в свет этих трудов БаальАфлаа стал одним из общепризнанных духовных лидеров поколения. Из многих общин диаспоры к нему обращались со спорным вопросами — его респонсы и псаки (законодательные решения) были собраны в книге Гивъат Пинхас (Холм Пинхаса).

Вместе с пражским раввином р. Йехезкелем Ландо (Нодэ бийеуда) и берлинским раввином р. Цви-Гиршем Левиным БаальАфлаа возглавил лагерь противников берлинского «просвещения» — в специальном обращении, произнесенном в первый день месяца тамуз 5542 /1782/ года, он наложил вето на изучение комментированного перевода Пятикнижия на немецкий язык, выполненного вдохновителем «просвещения» Мозесом Мендельсоном.

Р. Пинхас Гурвиц, БаальАфлаа, умер во Франкфурте на Майне четвертого тамуза 5565 /1805/ года, в возрасте семидесяти пяти лет.

Из книги «Еврейские мудрецы», изд. Швут Ами


Заповедь об очищении пеплом красной (или, в другом переводе, рыжей) коровы является примером законов, истинный смысл которых недоступен для понимания человеку. В данной теме освещаются символика и большинство практических аспектов этой заповеди по мнению великого мудреца и общественного деятеля прошлого, раввина дона Ицхака Абарбанеля. Читать дальше