Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Он подготовил к изданию комментарии Гаона на этический трактат Авот (Поучения отцов), на историческую хронику Седер олам (Хронология Вселенной) и на кабалистический трактат Сефер Йецира (Книга Творения).

 

Раби Менахем-Мендл бар Барух из Шклова (умер в 5587 /1827/ г.) — основатель и руководитель общины «литваков» на Святой Земле.

Родился в белорусском городе Шклове.

Учился у Виленского Гаона.

По свидетельству сыновей Гаона, р. Менахем-Мендл «попал под сень крова» Гаона уже в «дни его старости» и «увидел великий свет его Торы». Стремясь «обнажить глубины и рассеять тьму неясностей и сомнений», молодой ученик «превратил свои ночи в дни», — и Гаон, «убедившись, что его намерения и поступки угодны Б-гу, благоволил к нему» (Предисловие сыновей Гаона к книге Биур Агра).

«И Всевышний дал мне милость в глазах Гаона, — вспоминал р. Менахем-Мендл, — …и весь тот год и девять месяцев, что я жил у него, я не отступал от него ни на шаг: …я не покидал его шатра ни днем, ни ночью, и куда он шел, я шел с ним, и когда он спал — и я спал. …И он открыл мне дорогу к мудрости» (Толдот хохмей Йерушалаим 3:5).

Р. Менахем-Мендл слышал из уст Гаона уроки по книгам Мишлей (Притчи Шломо) и Шир аширим (Песня Песней). Вместе с Гаоном он исследовал такие сложнейшие разделы Мишны, как Зераим (Посевы) и Тоорот (Ритуальная чистота). Они совместно изучали приложение к Мишне — Тосефту, алахические мидраши — Мехильту, Сифру и Сифри, а также Иерусалимский Талмуд и законодательный кодекс Арбаа турим, составленный мудрецом из Испании р. Яаковом бар Ашером.

Р. Менахем-Мендл записывал уроки наставника — эти заметки впоследствии легли в основу целого ряда важнейших книг.

Он стал одним из немногих участников торжественной церемонии, которую устроил Гаон после того, как они завершили совместное изучение Песни Песней. Пригласив в свою комнату ближайших учеников, Гаон попросил закрыть ставни и зажечь множество свечей. Гаон сообщил ученикам, что к этому дню он завершил изучение «всей Торы, данной на горе Синай, и познал, как Устная Тора закодирована в тексте Письменной Торы» (Р. Дов Элиах, Агаон с. 143-147).

«Гаон был во всем подобен мудрецам древности, — писал р. Менахем-Мендл, воспроизводя духовный облик наставника. — Он был настолько сконцентрирован на постижении Торы, что никогда не направлял свой взгляд на расстояние более четырех локтей от себя, и никогда не проходил четырех локтей, не размышляя о Торе и без тфилин, и никогда не вел пустых разговоров — он отдавал все свои силы на то, чтобы с полной ясностью понять каждое слово и каждую мельчайшую деталь в Торе, и его глаза, и его сердце не отрывались от углубленного постижения Торы ни днем, ни ночью, все дни его жизни, до тех пор, пока Тора не была дана ему в дар» (Предисловие к комментарию Гаона на трактат Авот).

После смерти Виленского Гаона, последовавшей в 5558 /1797/ году, р. Менахем-Мендл занялся изданием его книг.

В 5558 /1798/ году он издал комментарии Гаона на книгу Мишлей.

Он указал в предисловии, что Гаон сам завещал ему начать именно с этой книги, «поскольку вся она полна трепета перед Б-гом, являющегося фундаментом мудрости».

Он подготовил к изданию комментарии Гаона на этический трактат Авот (Поучения отцов), на историческую хронику Седер олам (Хронология Вселенной) и на кабалистический трактат Сефер Йецира (Книга Творения). На основе своих записей, сделанных во время совместного с Гаоном изучения раздела Тоорот (Ритуальная чистота), он составил комментарии на этот раздел Мишны. На материале пасхального седера, проведенного им за столом Гаона, он написал комментарий на Пасхальную Агаду. Он также подготовил к изданию карту Земли Израиля и схему Храма, созданные Гаоном.

В предисловии к комментарию на Мишлей р. Менахем-Мендл отмечал, что Гаон «никогда не объяснял прямой смысл стиха до тех пор, пока не проникал в его сокровенный смысл», а затем уже «облачал открытую им тайну в одеяние пшата (простого смысла)» — в силу этого, любые комментарии Гаона, «и даже те, которые кажутся, на первый взгляд, совершенно простыми», на самом деле «подобны лестнице, установленной на земле, но вершиной достигающей небесных высот».

И таким же был, по словам р. Менахема-Мендла, подход Гаона к изучению всех разделов Письменной и Устной Торы: «Каждое мнение и каждое объяснение, высказанное Гаоном при изучении Мишны, основывалось на его проникновении в глубокие тайны, открывающиеся на кабалистическом уровне постижения» (Агаон с. 655).

В течение нескольких лет после смерти Виленского Гаона р. Менахем-Мендл жил в г. Гродно. В 5567 /1807/ году во главе группы учеников Гаона он отправился на Землю Израиля.

Прибыв на Святую Землю в следующем, 5568 /1808/ году, они посетили Тверию, где уже существовала большая хасидская община, — а затем обосновались в Цфате.

«Поселившись в святом городе Цфате, — вспоминал р. Менахем-Мендл, — я, с Б-жьей помощью, основал там дома молитвы и дома учения, полные книг» (Толдот хохмей Йерушалаим 3:5).

Р. Менахем-Мендл стал общепризнанным главой цфатской общины, состоявшей из полутора сотен учеников и последователей Виленского Гаона.

В 5572 /1812/ году, когда в Цфате и во всей Северной Галилее вспыхнула эпидемия, р. Менахем-Мендл и многие члены его общины бежали в Йерушалаим.

Здесь им пришлось облачиться в одеяния сефардов, поскольку арабы не позволяли евреям из Европы селиться в городе.

По завершении эпидемии р. Менахем-Мендл возвратился в Цфат, в котором за это время погибла треть еврейского населения.

В месяце хешване 5576 /1815/ года р. Менахем-Мендл вместе с семьей и несколькими ближайшими учениками окончательно переселился в Йерушалаим.

В будние дни недели р. Менахем-Мендл занимался с учениками в старинном доме учения, где когда-то располагалась ешива знаменитого кабалиста р. Хаима Ибн Атара (Ор ахаим). По шабатам они присоединялись к молитвенным собраниям сефардов, чтобы не привлекать к себе особого внимания со стороны арабского населения.

Между последователями Гаона и сефардской общиной Йерушалаима установилось взаимопонимание и отношения взаимопомощи — в течение многих лет р. Менахем-Мендл занимался в ешиве кабалистов Бейт-Эль(Дом Б-га), которой руководил р. Авраам Шараби, внук прославленного кабалиста из Йемена р. Сар-Шалома Шараби.

Р. Менахем-Мендл создал около десятка сочинений по кабале, но лишь три из них увидели свет: Маим адирим (Могучие воды), Дерех акодеш (Святой путь) и Менахем Цион (Утешитель Сиона)

В книге Маим адирим он писал, формулируя кредо последователей Гаона: «Наш путь, путь подлинного постижения Торы, заключается в понимании единства сокровенного и прямого смысла ее слов. Запреты, существующие в законодательной части Торы, при кабалистическом постижении только проясняются и усиливаются… Вследствие этого, у познавшего сокровенные секреты Торы, возрастают боязнь греха и трепет перед Всевышним».

«И только тот, кто ясно осознает тождественность сокровенного и внешнего в Торе, — писал он, — только тот, может облачить сокровенные тайны Торы в одеяния простого смысла, …— и лишь подобным путем нам разрешено приоткрывать тайны, чтобы укрепить в людях веру и стремление выполнять заповеди» (Маим адирим).

За время пребывания в Йерушалаиме р. Менахем-Мендл удостоился целого ряда озарений, когда ему являлся Виленский Гаон — таким, каким он был при жизни, — и по-прежнему обучал его тайнам Торы. Один раз это произошло во время молитвы у Стены плача, другой — у гробницы Рахели, третий — на Масличной горе, возле могилы р. Хаима Ибн Атара. Эти встречи с душой Гаона р. Менахем-Мендл также описал в своих книгах.

Община, возглавляемая р. Менахемом-Мендлом, стремительно росла за счет все новых и новых последователей Гаона, прибывающих из Литвы.

По инициативе р. Менахема-Мендла был организован первый иерусалимский колель — постоянно действующий фонд для поддержки членов общины, который пополнялся за счет сбора средств среди евреев Европы. Для защиты поселенцев от арабов и бедуинов был создан отряд самообороны, получивший название Аншей агвардия (Гвардейцы).

Общие опасности сплачивали евреев — в 5581 /1821/ году к общине последователей Виленского Гаона присоединились и хасиды, живущие в святом городе (Везэ шаар ашамаим с. 200).

Современник писал, что без р. Менахема-Мендла «ашкеназская община не смогла бы пустить корни в Йерушалаиме — в самые трудные времена Б-г послал его, чтобы основать ишув (еврейское поселение на Земле Израиля)» (Толдот хохмей Йерушалаим ч.3, с. 160).

Рассказывается: однажды вооруженный бедуин передал р. Менахему-Мендлу записку, составленную на иврите. В ней сообщалось, что значительная партия переселенцев из Литвы была захвачена бедуинами по дороге из порта Яфо в Йерушалаим. Бедуин, принесший записку, потребовал крупный выкуп. Положение было почти безвыходным: если предоставить выкуп, бедуины превратят поимку заложников в постоянный промысел, — а если отказать им, то они не пощадят пленников, среди которых множество женщин и детей. В конце концов, вручив необходимую сумму двум вооруженным членам общины, р. Менахем-Мендл отправил их с бедуином. Однако бедуин не знал, что вслед за ними по пятам следуют и Аншей агвардия, которые сразу же по прибытии к бедуинскому лагерю заняли позиции на высотах. И как только деньги были уплачены и заложники покинули лагерь — в тот же миг раздались ружейные выстрелы, уложившие на месте делящих добычу бедуинов (Везэ шаар ашамаим с. 222-224).

Мусульманские правители также использовали любую возможность, чтобы поживиться за счет еврейской общины: в праздник Песах 5584 /1824/ года р. Менахем-Мендл был схвачен арабскими воинами, ворвавшимися в его дом, и заключен в темницу.

Иноземный путешественник, посетивший Йерушалаим в те дни, свидетельствовал: «Этот старец, главный раввин ашкеназских евреев в Йерушалаиме, человек из Европы, он считается самым ученым евреем во всей Сирии (так мемуарист называет Землю Израиля). …В поздний час ночи он лежал в постели, когда многочисленные удары сотрясли дверь его комнаты. Он поднялся, думая, что в дом ворвались разбойники. В считанные мгновения дверь в его комнату была выбита, и к нему ринулись солдаты с обнаженными мечами в руках… Они захватили старца и членов его семьи и спустили в арестантские ямы. Им сказали, что они должны заплатить правителю города выкуп, десять кошельков с монетами, — иначе назавтра их начнут пытать, прижимая раскаленные металлические прутья к их головам и вгоняя гвозди в их ладони — мне объяснили, что такие пытки практикуют в Йерушалаиме для выжимания денег из этих несчастных» (Гдолей адорот).

Вскоре выяснилось, что паша из дальней мусульманской страны, совершавший паломничество в Мекку, по пути растратил все деньги — и теперь решил пополнить свою кассу за счет иерусалимских евреев. Положение осложнялось тем, что в сырой темнице состояние престарелого мудреца резко ухудшилось, и он был на пороге смерти. В тот же день его ученикам удалось собрать необходимую сумму — причем, деньги щедро жертвовали не только выходцы из Европы, многим из которых пришлось продать свои субботние одежды, но и представители сефардской общины города (Толдот хохмей Йерушалаим ч.3 с. 162-163).

Р. Менахем-Мендл умер в первый день месяца адар 5587 /1827/ года. Похоронен на Масличной горе.

Несмотря на тяжелейшие испытания, ашкеназская община Йерушалаима вступала в пору расцвета — ко дню его смерти в городе постоянно жило уже более тысячи евреев-выходцев из Европы. В 5597 /1837/ году, когда было завершено возведение первого ашкеназского дома молитвы, он был назван Менахем Цион в память об основателе общины р. Менахеме-Менделе из Шклова. Раввином новой синагоги стал р. Натан-Нотэ, сын р. Менахема-Мендла (эта синагога, называемая также Бейт мидраш аяшан /Старый дом учения/, действует в Старом городе Йерушалаима до сих пор).

 


Хотя пост 10 Тевета и установлен в знак скорби, охватившей Израиль после разрушения Храма, в память о мучениях, перенесенных его сынами в изгнании, скорбь не может стать главным содержанием этого дня. Читать дальше

Пост Десятого Тевета

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Хотя пост 10 Тевета и установлен в знак скорби, охватившей Израиль после разрушения Храма, в память о мучениях, перенесенных его сынами в изгнании, скорбь не может стать главным содержанием этого дня.

Святость Храма и Стены Плача. Законы скорби о разрушении Храма

Толдот Йешурун

В преддверии поста 10 Тевета важно вспомнить основные детали траура по разрушенному Храму и законов, связанных со святостью Западной стены (Стены Плача). Десятого тевета войска Царя Вавилона Навуходоносора начали осаду Иерусалима, которая привела, в конце концов, к разрушению Первого Храма и вавилонскому изгнанию. С разрушением Первого храма мы потеряли великие духовные ценности, которыми народ был благословлён в то время, и потеря их чувствуется во всех поколениях. На десятое тевета распространяются все законы установленных постов: запрет есть и пить с момента появления первого света (амуд ашахар) до появления звёзд, молитвы «слихот», чтение Торы, добавление молитвы «Анену» в шмоне эсре