Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Служите Всевышнему в радости, предстаньте перед Ним с песней восхваления»Теилим 100, 2
Учим Тору с раввином Бен-Ционом Зильбером в иерусалимской ешиве Толдот Йешурун.

Наша недельная глава начинается в драматический момент. Предыдущая заканчивается тем, что исчезнувшую чашу нашли в мешке Биньямина. Биньямин украл чашу, он вор!

Новая глава продолжает: Йеуда подошел к Йосефу и заговорил с ним. Йеуда говорил — вы знаете, как дипломаты говорят. Они говорят с правителями «многослойно». Есть первый слой, внешний, поверхностный. Затем идет второй, третий, дипломатические намеки… Йеуда, например, говорит: «…и да не возгорится гнев твой на раба твоего» (Берешит 44, 18). Из этого уже понятно, что он собирается говорить решительно и твердо.

Он говорит: «…ты — то же, что Фараон» (там же). Раши разъясняет простой смысл: «Ты почитаем мною как сам Фараон». Но есть и другие смыслы: «Как Фараон был наказан из-за моей прабабушки Сары, так и ты будешь наказан, если задержишь Биньямина. Ты не лучше, чем Фараон». Что было с Фараоном из-за Сары — это в Египте еще помнили.

Раши указывает еще на один смысл: «Как Фараон обещает и не выполняет, так и ты. Ты сказал, что только взглянешь на него. Вот так ты глядишь на него?!» (см. там же, стих 22).

Рамбан пишет, что в словах Йеуды содержится еще один намек. Йеуда как бы говорит: «Ты спросил, есть ли у нас отец или брат. Во-первых, непонятен сам вопрос. Если бы мы собирались породниться, например, пришли бы сватать дочь Йосефа, тогда вопрос уместен: есть ли отец, брат, что за семья? Мы же пришли купить зерно, не просить бесплатно, принесли деньги. Так какой смысл выяснять, что у нас за семья?» Скажите, когда человек приходит покупать что-то в магазине, его просят заполнить бланк о семейном положении? Вопрос был не к делу и не к месту. «Но мы все-таки ответили и объяснили ситуацию: есть еще один брат, он у отца единственный от его матери». И отец, когда видит его, вспоминает свою любимую жену Рахель и Йосефа. А в дороге Биньямин может подвергнуться опасности. «Но ты на нас нажал и заставил привезти Биньямина. Сказал: если вы его не привезете, то не сможете видеть мое лицо. И мы пришли к отцу, отец не хотел, но у нас не было другого выхода, и мы это сделали» (см. там же, 19-32).

Рамбан разъясняет намек Йеуды: к чему были все эти вопросы — что за семья и т. д. А потом это странное требование привезти Биньямина. И после этого чашу находят именно у Биньямина. Все складывается в достаточно ясную картину: тут все неслучайно, все заранее подстроено. Прямым текстом Йеуда этого не говорит, это слышно между строк. «По какой-то причине ты захотел его у себя оставить и подстроил, как будто бы он своровал. Все подстроено!»

После этого Йеуда предлагает обмен: он сам будет рабом вместо Биньямина (там же, стих 33). Согласно мидрашу, Йеуда говорит: «Во всех областях я — работник лучше и удачливее него: обслуживаю лучше него, тяжелую работу выполняю лучше него, сражаюсь лучше него. Я предлагаю обмен». Мидраш рассказывает, что Йосеф спросил:

— Что ты выскакиваешь раньше всех, что ты так много болтаешь? Ты старший? Что ты так кричишь?

— Я поручился, — отвечает Йеуда.

— Чем ты поручился? Ты обязался выплатить какую-то сумму серебром, золотом? Я готов тебе помочь с этой суммой. Что ты так беспокоишься? — продолжает Йосеф.

— Нет, я поручился чем-то более серьезным. Если я не привезу его к отцу, то буду виноват перед отцом моим все дни. Вопрос не денежный, это не покрывается деньгами. Я ручался своим этим и будущим миром, — отвечает Йеуда (см. там же, 32, 33).

Йеуда здесь объясняет несколько вещей. Во-первых, почему он «выступает». Во-вторых, ему могли сказать: «Знаешь, почему ты хочешь обмен? Ты такой ловкий парень, что понимаешь — сможешь бежать из темницы. Биньямин не такой ловкий, а ты ловкий. Мы прекрасно понимаем почему, ты предлагаешь этот обмен». На это напрашивающееся предположение Йеуда отвечает: он предлагает обмен потому, что поручился. «Ибо как взойду я к отцу моему, когда отрока нет со мною? Как бы не увидеть мне бедствия, которое постигнет отца моего» (там же, 34). Легче быть рабом здесь, чем вернуться и видеть, что будет с отцом…

Мидраш говорит: Йеуда был вне себя, он уже готов был вынуть меч и обратился к братьям: «Давайте пойдем. Сколько тут районов?! Вы возьмете один, а я несколько и… разберемся». Ему сказали: «Смотри. Египет — это не Шхем. Шхем — маленький городишко, а тут — это жизнь всего мира, его зерно». Мидраш рассказывает: чем больше выходил из себя Йеуда, тем больше успокаивался, примирялся Йосеф. «Смотри, — говорил себе Йосеф, — как он самоотверженно борется за своего брата, Биньямина». По словам и делам Йеуды было понятно: он переживает, что в свое время согласился на продажу Йосефа. И готов биться в практически безнадежной ситуации или стать навеки рабом. Иегуде было тогда 43-44 года, и остаться навсегда рабом в Египте — страшная судьба. А он сам это предлагает. Чем больше горячился Йеуда, тем больше примирялся Йосеф.

То, что исправление, раскаяние — настоящее, можно понять, когда человек попадает в обстоятельства, подобные тем, в которых совершил преступление, и ведет себя иначе, чем в прошлый раз. Нынешняя ситуация с Биньямином подобна той давней ситуации, когда Йосеф был продан. И Йеуда идет на все, чтобы спасти Биньямина. Мидраш описывает состояние Йеуды очень красочно: когда он сердился, его глаза наливались кровью, а волосы пробивали множество слоев его одежд.

Обычно, когда Б-г посылает человеку испытание, а тот выдерживает его, — хорошо… А бывает, что не выдерживает… И видит свою ошибку… Очень часто Б-г посылает ему испытание чем-то похожее на то, что было в прошлый раз, когда человек его не прошел. И испытывает его заново: «Смотри, как ты сейчас пройдешь». Поведение Йеуды, который раскаялся и готов самоотверженно биться за Биньямина или быть всю жизнь рабом в Египте, это исправление того преступления — продажи Йосефа.

Наконец, Йосеф открывается братьям. Мидраш продолжает: Йосеф говорит: «Вот вы говорите, что его (Биньямина) брат умер». Почему они так сказали? Раши объясняет: если бы они сказали, что брат исчез, можно было опасаться, что великий правитель (Йосеф) скажет им: «Пока вы его не найдете — не увидите моего лица». Поэтому они не видели иного выхода — только сказать, что брат умер. Умершего уже не приведешь! Так Йосеф говорит им: «Вы говорите, что он умер, а я его сейчас позову». Братья смотрят в одну сторону, потом в другую. Йосеф громко зовет, поворачиваясь в одну сторону: «Йосеф, выходи!» В другую сторону: «Йосеф, выходи!» Братья снова оглядываются по сторонам. А Йосеф говорит им: «Что вы смотрите, я Йосеф, брат ваш, которого вы продали в Египет» (см. Берешит 45, 4). Они ошеломлены…

Когда человек совершает проступок или преступление, он должен постараться это исправить. Братья испытывали беспричинную ненависть к Йосефу. Как исправить ненависть? Постараться заменить ее любовью.

И это то, что происходит. Йосеф успокаивает братьев. Он говорит: «Вы продали меня в Египет, но, чтобы вас не мучила вина, знайте: то, что вы продали меня сюда, было от Б-га. Это Б-г меня продал, ради вашего пропитания» (см. там же, 5).

Дальше сказано, что Йосеф упал на шею своего брата, Биньямина, и плакал, а Биньямин плакал на шее Йосефа (там же, 14). Раши приводит интересный мидраш: Йосеф плакал на шее Биньямина о двух Храмах, которые будут построены на территории колена Биньямина, а затем разрушены. А Биньямин плакал о Мишкане (переносном Храме) в Шило, который будет разрушен. Когда каждый плачет о страданиях другого, ему больно от них — это настоящее братство. Йосеф плакал о том, что произойдет в колене Биньямина, а Биньямин — о том, что произойдет с потомками Йосефа. Йосеф поцеловал всех братьев, и братья говорили с ним (там же, 15). Так в нашей главе происходит примирение братьев.

Интересно, что афтара (тот отрывок из Пророков, который читают в субботу после чтения недельной главы) — из книги пророка Йехезкеля (37, 16-28). Во времена Первого Храма произошло великое бедствие — после смерти царя Шломо единое государство распалось на два царства: царство двух колен и царство десяти колен. Корень этого разделения — тоже в том, что произошло между братьями и Йосефом. Государство двух колен возглавляли цари из колена Йеуды, а государство десяти колен обычно возглавляли цари из потомков Йосефа: первый царь Йаровам бен-Неват был из колена Эфраима, Йеу тоже был потомком Йосефа, Ахав был потомком Йосэфа. Были там цари и не «из Йосефа», но в целом царство десяти колен называется Бейт-Йосэф (дом Йосефа). Это страшное бедствие — разделение на два царства. Между ними даже были войны, погибшие. Из-за этого разделения десять колен отказались от Храма, перестали приходить в Храм. Постепенно это привело их к служению идолам.

Пророк Йехезкель говорит: Б-г повелел ему: «А ты, сын человеческий, возьми себе посох один и напиши на нем: “Йеуде и сынам Исраэля, объединившимся с ним”. И возьми посох другой и напиши на нем: “Йосефу, посох Эфраима и всех сынов Исраэля, объединившихся с ним”. И приблизь их один к другому, (как будто) у тебя посох один, и превратятся в один в руке твоей. И когда скажут тебе сыны народа твоего, говоря: “Не скажешь ли нам, что это у тебя?”, Скажи им: так сказал Господь Б-г: вот Я беру посох Йосефа, который в руке Эфраима и колен Исраэля, объединившихся с ним; и положу его к посоху Йеуды, и сделаю их посохом единым, и превратятся они в один в руке Моей… И скажешь им: так сказал Господь Б-г: вот Я беру сынов Исраэля из среды народов, где ходили они; и соберу их со всех сторон и приведу их в землю их. И сделаю их народом единым в Стране той, на горах Исраэля. И царь один будет для всех них царем, и не будут впредь двумя народами. И никогда не разделятся впредь на два царства…» (там же, стихи 16-19, 21, 22).

Опасность спора и разделения — великая опасность в еврейском народе, это приводило к большим бедствиям. Сфорно пишет: получается, то, что евреи оказались в египетском галуте (изгнании), было прямо связано с раздором между Йосефом и братьями. Ошибка Йосефа была в том, что он произносил лашон а-ра (говорил отцу дурное о братьях). А ошибка братьев — в том, что они подозревали: Йосеф хочет остаться единственным в доме отца, добиться их изгнания. Поэтому они его продали. Из-за того, что произошло между братьями, из-за беспричинной ненависти евреи отправились в египетский галут. Сфорно проводит параллель: как египетское изгнание стало возможным из-за напрасной ненависти, так и разрушение Второго Храма стало возможным из-за напрасной ненависти.

Гемара в Гитин рассказывает о разрушении Второго Храма: из-за Камцы и бар-Камцы был разрушен Второй Храм. У одного человека был друг по имени Камца, а враг — по имени бар-Камца. И он велен слугам позвать на пир друга, а те по ошибке позвали врага. Враг пришел на пир, где его прилюдно оскорбили. И тогда, чтобы отомстить, он явился к римским властям с ложным доносом — на весь еврейский народ. Гемара рассказывает об этом, чтобы мы знали: Второй Храм был разрушен из-за беспричинной ненависти. Через нее в еврейский народ приходит разрушение. Это — страшное явление. А вот его противоположность — дружба и братство — помогала евреям держаться во все времена.

И это то, что предсказывает пророк Йехезкель: с приходом Машиаха еврейский народ будет един, не будет «двух царств», не будет разделения. Практически у каждой претензии одного человека к другому есть какое-то основание. Причины можно найти всегда, но сам подход неверен. Надо всегда искать в другом человеке достоинства, не подозревать никого напрасно. Наоборот, стараться с симпатией относиться к другому, искать хорошие стороны. Сила еврейского народа всегда — в дружбе и единстве.

Маараль из Праги пишет о евреях, живущих в изгнании: две «линии» помогают им сохраниться среди других народов — отдаление от внешней среды — окружающих народов — и внутреннее еврейское единство. Это то, что дает возможность существовать. Любовь евреев друг к другу — необходимое условие нашего существования. Надо думать и находить положительные стороны в другом. И это происходит в нашей главе — Йосеф примиряется с братьями.


В этой главе мы остановимся на законах, связанных с последними часами пребывания человека в этом мире и с теми обязанностями, которые падают на близких умершего. Читать дальше

Йорцайт

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Истоки»

Черный обелиск, или История об антисоветском памятнике

Михаил Володин

Святость Храма и Стены Плача. Законы скорби о разрушении Храма

Толдот Йешурун

В преддверии поста 10 Тевета важно вспомнить основные детали траура по разрушенному Храму и законов, связанных со святостью Западной стены (Стены Плача). Десятого тевета войска Царя Вавилона Навуходоносора начали осаду Иерусалима, которая привела, в конце концов, к разрушению Первого Храма и вавилонскому изгнанию. С разрушением Первого храма мы потеряли великие духовные ценности, которыми народ был благословлён в то время, и потеря их чувствуется во всех поколениях. На десятое тевета распространяются все законы установленных постов: запрет есть и пить с момента появления первого света (амуд ашахар) до появления звёзд, молитвы «слихот», чтение Торы, добавление молитвы «Анену» в шмоне эсре

Месяц Ав

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Законы и обычаи месяца Ав