Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

«И заложил Йосеф свою колесницу, и взошел он навстречу Израилю, отцу своему, в Гошен, и явил он себя ему, и пал на шею ему, и плакал он на его шее сильно» (Брейшит 46:29).

Раши приводит толкование мудрецов, которые поясняют, что поскольку о Якове не сказано, что он бросился на шею Йосефа, чтобы расцеловать его, из этого следует, что он не сделал этого. Мудрецы поясняют это тем, что он произносил в это время «Шма».

Почему Йосеф не читал Шма?

И задается на это вопрос: если это было время обязанности чтения «Шма», тогда почему также и Йосеф не прочитал его? Есть те, кто поясняет, что Йосеф был освобождён от заповеди чтения «Шма», поскольку занимался заповедью почитания родителей, а по правилу, выведенному в Талмуде (трактат Сукка 25), занимающийся одной заповедью освобождён от другой.

Однако это требует пояснения. Так как в сказано в геморе (трактат Кидушин 32), что человек, столкнувшийся с ситуацией, когда отец говорит: напои меня водой, а с другой стороны есть обязанность выполнить другую заповедь — нужно отложить заповедь почитания родителей и выполнить заповедь, поскольку оба в ней обязаны: и сын и отец. И так установлено в «Шулхан арухе» (п.340), что ради заповеди почитания родителей не откладывается другая заповедь.

Стайплер, рав Яков Исроэль Каневский (в книге «Биркат Перец») отвечает на этот вопрос при помощи, сказанного в комментарии Рана (в комментарии на трактат Кидушин), что этот закон: необходимо отложить заповедь почитания родителей и заниматься исполнением другой заповеди, — верен только в том случае, когда обе заповеди находятся перед ним и ещё не начал заниматься заповедью почитания родителей. Однако в случае, когда уже начал заниматься заповедью почитания родителей, также применимо правило: занимающийся одной заповедью освобождён от другой. И так установлено в Рамо (в примечаниях на «Шулхан арух», п.340). В соответствии с этим можно сказать, что Йосеф, который уже шел навстречу отцу, и уже начал заниматься заповедью почитания родителей, в следствие этого был освобожден от заповеди чтения «Шма».

Более правильным автору книги «Биркат Перец» представляется другой ответ на этот вопрос.

Сказано там же, в геморе Кидушин, что если заповедь можно сделать при помощи других людей, в этом случае: откладывает заповедь, чтобы её сделали другие, а сам занимается заповедью почитания родителей. Итак, получается, что если, занимаясь почитанием родителей, другая заповедь не будет выполнена вообще, тогда необходимо заняться выполнением этой заповеди и отложить заповедь почитания родителей. Однако в случае, когда другая заповедь может быть выполнена без его участия, тогда необходимо заниматься заповедью почитания родителей.

На основании этого Стайплер говорит, что события, описывающиеся здесь, были в начале времени чтения «Шма», и впереди было ещё три часа для исполнения этой заповеди. И поэтому можно было прочитать «Шма» позже, и это подобно ситуации, когда можно выполнить заповедь посредством других людей, так как и в этом случае, заповедь не пропадает, поэтому Йосеф был обязан заниматься заповедью почитания родителей. В отличие от него, Праотец Яков, который не занимался в это время другими заповедями, поэтому обязан был прочитать «Шма» сразу же с началом времени этой заповеди, по причине того, что «расторопные, делают заповедь, при первой же возможности». Но Йосеф, у которого была заповедь почитания родителей, не мог выполнить заповедь чтения «Шма», поскольку мог бы выполнить её позже. Относительно того, что Йосеф не проявил расторопности в заповеди чтения Шма, так же как его отец, прочитав его с начала времени наступления, потому что заповедь почитания, предпочтительней расторопности при исполнении другой заповеди, так как не оставляют более важное ради выполнения допллнительного.

Почему Яков читал Шма?

Маараль миПраг (книга «Гур Арье») объясняет, что это не было время чтения «Шма» вообще, поэтому Йосеф не читал Шма. Но тогда возникает обратный вопрос: почему его отец Яков читал «Шма»? Поскольку служение праведников таково, что в момент радости или спасения, сразу пробуждаются сердца их, соединиться с Творцом, восхвалять Его, ощущать свою сопричастность и любовь к Нему. Любовь к Тому, Кто одарил его этим добром. И поэтому в то время, когда Яков встретился с Йосефом, решил Яков прочитать «Шма», заявляя тем самым, о единстве власти Его, и для того чтобы принять на себя Его царское правление с радостью и любовью. И это прямо противоположно поведению простых людей, о которых сказан закон, что жених, занятый своими мыслями, освобождён даже от заповеданного чтения «Шма». Так как не может сосредоточиться, как сказано в конце второй главы трактата Брахот: что нам настолько это ясно, что мы можем засвидетельствовать это. Но у праведников, наоборот, в момент наивысшей радости они способны сосредоточиться с ещё большей силой в чтении «Шма». Но Йосеф, хотя и был праведником, тем не менее, не мог читать «Шма», поскольку это не было заповедью, поэтому он должен был в первую очередь выполнить то, в чем он обязан. И не было возможным для него заниматься высокими ступенями благочестия, пренебрегая обязанностью заповеди почитания родителей, поскольку такое поведение противоречило бы Торе, и поэтому не является благочестием вообще. И выполнение того, что соответствует духу закона, то есть благочестие, возможно только после полностью выполненной буквы закона, так как невозможно сделать дополнительное прежде основного.

Рассказывают, что когда рассказали великому гению Торы раву Хаиму Соловейчику о пояснении данном тому, что Яков читал «Шма» увидев Йосефа, тогда когда радость и любовь к нему была бесконечна, так как теперь навечно воссоединился еврейский народ, и тем самым его будущее, и в этот миг Яков получал бесконечное блаженство из-за встречи с ним, именно теперь прочитал «Шма», чтобы соединить это драгоценное мгновение с Творцом. На что рав Хаим сделал замечание и сказал: почему вы приписываете ваши чувства праотцу Якову? Может быть с вашей стороны было бы правильно сказать «Шма» в это мгновение, но так ли должен был поступить праотец Яков?

По мнению самого рава Хаима причина этого другая. Поскольку Творец заповедовал Якову спуститься в Египет, получается, что он был обязан в этой заповеди, и до момента прихода в Египет был освобождён от заповеди чтения «Шма», из-за закона: занимающийся одной заповедью освобождён от другой заповеди, но когда достиг Египта и исполнил заповедь Творца, сразу же обязался в заповеди чтения «Шма», и прочитал его, как и требует закон. И хотя в стихах Торы мы не находим прямого приказа Якову спуститься в Египет — Творец только сказал ему: «не бойся спускаться туда», однако в Пасхальной агаде говорят мудрецы, что Яков спустился в Египет «принужденный словом Творца».

И действительно — это подход рава Хаима Соловечика в способе изучения Торы: мы не можем с помощью нашего разума и наших чувств объяснять Тору, так как наш разум далёк от истинного разума, а наши чувства, относятся только к нам, а не к личностям упомянутым в Торе, находившимся в другой реальности, о которой у нас нет ни малейшего представления. И тем более разум самой Торы, данной Творцом, мы не можем объяснить с помощью нашего разума. Поэтому Тору можно объяснить только с помощью самой Торы и её законов, так как только сама Тора способна объяснить Тору. Из-за этого рав Хаим сделал замечание тем, кто хотел объяснить поступок праотца Якова при помощи возвышенного чувства, каким бы красивым бы оно не было, а только с помощью закона Торы, который имеет отношение и к праотцу Якову.

Однако, как было упомянуто выше, это объяснение было дано одним из величайших комментаторов последних поколений — Мааралем из Праги. Поясняет рав Шимшон Пинкус, благословенна память его (трагически погибший раввин города Офаким, известный своими великолепными уроками) что ему кажется, что замечание рава Хаима не касалось Маараля миПраг. Но не ясно, в чём разница, ведь также и он был далёк от праотца Якова? И как он мог объяснить поведение Якова, при помощи того что видел в себе, ведь может быть то, что для него прекрасное чувство, для праотца Якова это не так?

Но смысл заключается в следующем. Что сама природа мира создана Творцом также как и сама Тора. Как сказано (Мишлей 3:19): «Всевышний с мудростью основал землю», — то есть в самой земле и природе тоже заключена та же мудрость Творца, что и в Торе. И ещё сказано (Теилим 33:6): «словом Б-га сделаны небеса», т.е. сама природа — является таким же словом Б-га, как и Тора. Поэтому также как возможно объяснить поступки праотцов при помощи закона Торы, так как слово Б-га — Тора, касается праотца Якова также как и нас, точно также, можно объяснять её с помощью другого слова Б-га — чувства или соображения, который есть у человека от природы, и относится к праотцу Якову также как к нам.

Претензия же рава Хаима была к нам, к последним поколениям, в которых опустились настолько, что уже невозможно понять наши чувства: от природы ли они, так как их создал Творец, или они наши собственные — искаженные. Настолько всяких выдуманных вещей и эгоизма вплелись в нас, что по ошибке мы считаем, что это природа человека. По сравнению с нами, знатоки и мудрецы Торы, и даже последних поколений, несмотря и на свою отдалённость от праотцов, тем не менее, использовали чувства данные им Творцом от природы.

И хотя таков подход рава Хаима Соловейчика в Торе, однако, есть великие люди, считающие, что и в наше время, можно объяснять Тору при помощи человеческого разума и его соображений, или чувств человека и его ощущений (конечно применяя правила толкования Торы, переданные нам по традиции). И причина спора в том, возможно ли всё ещё в нашей ситуации, определить чистую точку, данную нам Творцом от природы, у которой статус как у самой Торы. Или же до такой степени в наши чувства примешались всякого, что уже невозможно отличить, что природное, а что привнесённое воображением. И теперь не осталось ничего другого, кроме того как пояснять сказанное в Торе, законами самой Торы.


Запрет брать взятку упоминается в Торе трижды. Это запрещено даже тогда, когда взятка на практике не влияет на судебный приговор. Так же, как запрещено брать взятку, запрещено и давать ее. Важно, что запрет взятки относится и к нееврейским судам: согласно законам Ноя, народам мира заповедано сформировать справедливые суды, и потому запрещено искривлять правосудие. Читать дальше