Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
У Якова есть жизнь в мире грядущем — в мире, в котором откроется единство Б-га, потому что и в этом мире, Яков жил этим единством.

(порождения от начала и до конца, предопределённого этим началом).

Сказано в стихах Торы (25:22-23): «И порывисто двигались дети внутри неё , и сказала, если так, зачем это я? И пошла вопросить Б-га. И сказал Б-г ей: два народа в животе твоём и два племени из утробы твоей разойдутся.»

Раши приводит толкование мудрецов (Берейшит раба 63:6), что когда проходила она около врат Домов Учения Шема и Эвера, Яков порывался выйти, когда же она проходила мимо врат мест служения идолам, Эсав порывался выйти. И сказала, если так велико страдание беременности, зачем же я тогда так страстно желала и молилась об этом.

Требуется пояснить несколько вопросов в это отрывке.

1.Почему волновалась Ривка.

Знала ли она о том, что у неё двое детей или только, после ответа Творца, через Шема с помощью пророчества, она узнала, что у неё будет двое детей, которые положат начало двум царствам, и уже из утробы разойдутся один к злодейству, а другой к целостности. И почему же она успокоилась после этого ответа. И ещё, о чём она беспокоилась: о себе, из которой выйдет злодей, или о ребёнке, который будет злодеем?

Рав из Бриска поясняет, что она знала ещё до того как спросила, что есть двое, один из которых будет злодеем. Тогда в чём же был её вопрос? Он поясняет это с помощью того, что сказано в геморе (Брахот 10) о Царе Хизкияу. Хизкияу не хотел выполнять заповедь плодится и размножаться из-за того, что видел с помощью пророческого дара, что из него выйдут недостойные потомки. Пророк Ишаяу сказал ему, почему ты делаешь расчеты за Творца, ты должен делать то, что тебе заповедано. Получается, что несмотря на то, что из него вышли и праведники: Ишаяу, Цидкияу, тем не менее, из-за того, что он видел пророческим даром, что из него выйдут также и злодеи , Менаше и Амон, не хотел выполнять заповедь плодится и размножаться, чтобы не вышли из него так же и недостойные дети. Однако, поскольку на этот расчет ему возразил пророк, и сказал, что поскольку тебе заповедано, поэтому ты не имеешь права не выполнять заповедь по каким-либо расчётам и причинам. Получается, если бы не эта причина, то расчёт Хизкияу был бы верен, что действительно, лучше не плодиться и размножаться, чем то, что из него произойдут злодеи., невзирая на то, что и праведников от него произойдёт не мало. И так можно пояснить то, что думала Ривка, что поскольку женщине не заповедано плодится и размножаться, поэтому в её случае верен расчёт Хизкии. И поэтому она сказала, «если так, то почему это я». Поскольку, когда проходила перед входами в места служения идолам, и Эсав порывался выйти, следовательно должен произойти злодей, но мне же не заповедано плодится и размножаться, рассуждала она. И если так, к чему мне весь этот труд и утруждение, рожать сына злодея, служащего идолам. Для Ицхака это не вопрос, у него есть заповедь, и он не должен делать расчёты за Б-га, но я, у которой нет заповеди, к чему мне это.

Получается, что несмотря на то, что из Хизкияу, должны были выйти праведники, и в соответствии с расчётом, если из него должен был бы выйти также и злодей , то он воздержался бы, если бы не заповедь. Потому что, главное в том, чтобы из действий человека не произошло даже немного зла, несмотря на большую часть того хорошего, что из его проступков может выйти. И то же с Ривкой, которая вместе с Эйсавом, должна была родить и Якова, от которого зависело появление всего еврейского народа, и Тора, и вечность, воздержалась бы от этого, чтобы не вышел бы злодей — Эйсав.

Возможно другое объяснение волнения Ривки. Если она думала, что это один сын, у которого возникает то порыв к Торе, то порыв к идолам. Неустойчивый человек, который в одинаковой мере стремится к Торе и к служению идолам. Её могло волновать то, что происходит сражение между злым и добрым началом. Если так, то здесь возможны три варианта: либо он всегда будет не определившимся. Или же вначале он будет служить идолам, а потом вернётся к Творцу, поскольку доброе начало возобладает. Или же наоборот, в начале будет служить Творцу, а потом обратиться к идолам,потому что злое начало возобладает, и тогда лучше бы не рождался. Так как страшнее всего — тот, кто учился и отошел. Получив ответ, что детей будет двое, один из которых будет цельным, а другой злодеем — она успокоилась.

2.Почему Яков порывался выйти.

Следует понять, чего не хватало Якову в утробе матери. Ведь сказано в геморе (трактат Нида 30) , толковал раби Симлай… ангел обучает ребёнка в утробе матери полностью всей Торе. Что не хватало Эйсаву понятно, ему не хватало служения идолам, которого у него там не было, но зачем Яков порывался выйти. Очевидно, что он либо пытался избежать того , что у него было, либо достичь того, чего у него не было. От имени рава Хаима Соловейчика приводят, что закон, сказанный в мишне Пиркей авот (1:7): «не становись товарищем злодею», сказан даже об изучении Торы, так как даже ради изучения Торы нельзя становиться товарищем злодея. И поэтому он готов был променять учебу с ангелом и знание всей Торы, на ешиву Шема и Эвера, чтобы не быть вместе с Эйсавом совместно изучая Тору в утробе у матери.

По другому объяснению он хотел достичь то, чего у него не было: труда над Торой, он хотел самостоятельно изучать Тору, то чего ему не мог дать ангел, обучающий его, и поэтому он порывался в ешиву Шема и Эвера.

3.Подобное стремится к подобному.

Следует понять также то, откуда они знали, находясь в утробе, где они сейчас находятся, около Бейт Мидраша или около места служения идолам. В книге «Даат Тора» поясняется, что это удивительно нам, потому что мы не знаем, что духовные вещи обладают определенной природой. И также как компас всегда указывает определённое направление, также и духовные вещи обладают, определенной природой. Святость по своей природе тянется к святости, и наоборот, зло тянется к злу. Поэтому они сами собой тянулись к этим местам.

4.Одно воздействие — два результата.

Сказано в стихах Торы (25-27): «и назвали имя его Эйсав…. и назвал имя его Яков…И выросли юноши, и был Эйсав человеком знающим ловлю, человеком поля, а Яков — человеком цельным, сидящим в шатрах». Раши приводит мидраш (раба, 63,9), что пока они были маленькими детьми не распознавались по поступкам, и никто не обращал внимания какой у них нрав, когда же им исполнилось тринадцать лет, то один отправился в Дома Учения, к Шатрам Шема и Эвера, а другой к идолопоклонству. Этот «рост», о котором сказано в стихе, не только физический рост, но и взращивание воспитания заложенного в них. Но только одинаковое взращивание привело обоих к разным результатам, к результатам, которые зависят от меры подготовки каждого из них. Та же Тора взрастила Якова и Эйсава. Вот как об этом говорит Гаон из Вильно нв комментарии на стих (Мишлей19:10): дождь поливает одинаково всю землю, но его воздействие зависит от получающего его. Место, где посажена пшеница, прорастёт пшеница, и место, где посажены ядовитые растения, дождь взрастит ядовитые растения. Но сам дождь, всегда называется добром. И так же Тора, пришедшая с небес, действует так, чтобы выросло то, что в сердце человека. И поэтому праведники пойдут по ней, а злодеи, споткнутся о неё. У праведников увеличится их праведность, а у злодеев вырастут преступления так, что они споткнуться о неё.

В чем же дело? Почему такая разница?

В книге «Даат Тора», поясняется, что Яков учился в ешивах Шема и Эвера, познавал единство Б-га. Когда Тора хотела описать сущность Якова и Эйсава, Тора не описывает их поступки, а говорит только одно, что Яков сидел в шатрах, и переводит Йонатан бен Узиэль «искал Учение». Это достоинство влечёт за собой мобилизацию других качеств . Тот у кого есть это, того ждёт великое будущее. Поскольку у такого человека — всё подчинено одной цели, исполнить желание Творца, а это включает в себя величие в Торе, совершенство служения, работу над исправлением качеств. Так же и то, что сказано об Эйсаве — отражает его сущность, и объясняет нам корень его поступков. Ункелус переводит слова Торы «человек поля», — человек спокойный и бездельный (приведено в Тосфот, Баба Кама, 92б). Получается, что и о Эйсаве, Тора ограничилась описанием сути его поступков, не вдаваясь в подробности и детали. Все его поступки были следствием безделья и безмятежности.

Почему это произошло? Эйсав родился «асуй» — готовым, законченным, Раши говорит, что он выглядел взрослым. Конечно, дело не в том, как он выглядел. Это символ законченности, он родился в мир, который является данностью, и всё…, не нужно больше ничего искать. Яков же находился в поиске, ему ещё предстояло родится, в будущем. И в этом мире, создав основу еврейского народа, и в мире грядущем. Ведь этот мир — коридор для мира грядущего.И это основа поиска.

Следствием же такого мировоззрения стало, — «и презрел Эйсав первенство» (25:34). Стайплер поясняет, что в тот момент он считал, что обманул Якова, продав первенство за похлебку. Но тогда, когда удовольствие прошло, произошел некий переворот в Эйсаве. В конечном счете, он начал сожалеть о первенстве, поскольку всё-таки и он вырос в доме праотца Ицхака и понимал значимость духовных вещей. Когда же он передумал, то вскричал «и первенство мое забрал.» То есть он стал думать, что Яков его обманул. На самом деле, ни Эсав не обманывал Якова, считающего, что сделка того стоит. И ни Яков не обманывал Эсава, пошедшего на сделку по своему решению, и при этом считающего, что первенство ничего не стоит. Рабейну Бхае, пишет, что здесь содержится намёк на то, что злодеи променивают мир вечный на мир проходящий. Вначале получают удовольствие, а потом горько кричат. Это состояние каждого, кто пренебрегает духовным достоянием — занятием Торой, на воображаемую материальную тарелку. Временно кажется, что всё очень удачно и хорошо получилось, но по прошествии времени, когда пропадает радость от достижения страстно желаемого, приходит ощущение горечи и страдания. В этом мире нет недостатка в страданиях в любом положении, а духовное опустошение остаётся на всегда. И продолжает увеличиваться без какой-либо возможности остановить его. В тот миг, когда оборачивается человек, он убеждается, что остался обманут со всех сторон. У человека занимающегося духовностью, остается духовность, а материальные вопросы как-то утрясаются. У него же нет ничего. Кто, кроме него самого, обманул его? Но самый горький крик — в мире, где открыта истина, там где действительно вся материальность проходит. Там, где действительно, он остался без ничего. Материального мира уже нет, а в духовном мире его нет, нет этого человека, он его не создал. Поскольку человек там, встречает самого себя.

У Якова есть жизнь в мире грядущем — в мире, в котором откроется единство Б-га, потому что и в этом мире, Яков жил этим единством. У Эйсава нет жизни в мире грядущем, и это не просто наказание, это происходит само собой — в мире единства нет места для множества отделённых от своей духовной сущности предметов.

И это глава Толдот — порождения, порождения от своих прототипов, от начала, последовательно выстраивающегося, и до конца, наступившим вследствие этого начала. Может быть не всегда надо быть последовательным?


Пророк Ирмияу (Еремия) был свидетелем разрушения Первого Храма. Эту трагедию он оплакал в свитке Эйха. Пророк описывает ужасные картины гибели Иерусалима и бедствия, охватившие еврейский народ. Читать дальше