Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

3. ויגר מואב — МОАВ ОЧЕНЬ ИСПУГАЛСЯ. В предыдущем стихе Балак описывается просто как человек, а не как царь Моава. Поэтому «Моав» в этом стихе не может быть идентифицирован со своим царем Балаком. Скорее, слова «Моав очень испугался» продолжают описание того, что увидел Балак. Он увидел поражение Сихона и Ога, а также воздействие этих событий на Моав, а именно, что «Моав очень испугался» и «опостылела Моаву жизнь». Моавитян охватил такой ужас, что они пошатнулись, словно землю выбили у них из-под ног (см. Берешит 37:1). Как удачно сказано в мидраше, моавитяне уже видели себя גרים (чужеземцами) в своей собственной стране. Они чувствовали, будто земля уже больше не принадлежит им; они уже представляли себе, что она находится в руках Израиля. Их охватил ужас перед «народом, который был силен», они испугались Израиля как народа, который проявил ошеломляющую мощь…

4. И МОАВ ОТПРАВИЛ ПОСЛАНИЕ СТАРЕЙШИНАМ МИДЬЯНА. Этот страх подтолкнул их к действию. Моав, народ Моава, игнорируя своего царя, отправил послание к старейшинам народа Мидьяна, а не мидьянским царям (счетом пять) (Бемидбар 31:8), в котором говорилось об их опасениях. Так как Сихон и Ог, самые могущественные цари того времени, оказались совершенно бессильны перед лицом Израиля, вера народа в силу царей как защитников независимости их народа, была жестоко поколеблена, и посланники ездили от народа к народу, игнорируя царей, и народы приглашали друг друга держать совет и действовать вместе. В послании говорилось: «…Как бык естественно и безо всяких усилий слизывает языком траву, так с той же простотой все мы станем жертвой этой общины (קהל)». Они намеренно не называли Израиль עם (народом) или גוי (нацией). Они все еще не считали Израиль должным образом сформировавшейся нацией, так как у Израиля все еще не было собственной земли, что в народном сознании было неотъемлемым признаком государственности. Они считали Израиль קהל, общиной, объединенной неким неизвестным им фактором.

ВСЮ НАШУ ОКРУГУ. Они слижут не только нас, против кого они ныне стоят лагерем и кому они самым непосредственным образом угрожают, но и все территории вокруг нас…

А ЦАРЕМ МОАВА В ТО ВРЕМЯ БЫЛ БАЛАК, СЫН ЦИПОРА. Термин, которым называется в Писании «царь Моава», это всегда מלך מואב , и никогда מלך למואב, как в этом стихе. Следовательно, термин מלך למואב может обозначать положение царя, которое некто занимает или может занимать, поскольку страна и народ Моава в этом заинтересованы. Таким образом, слова «а царем моава в то время был Балак» означают: Балак занимал пост царя с согласия Моава. Вместе с предшествующими словами фраза «А царем Моава в то время был Балак, сын Ципора» означает, что моавитяне, должно быть, говорили с ним, царем, о своих опасениях, прежде чем сообщили о них кому-либо еще. В конце концов, именно в такие времена от царя ожидают, что он будет действовать как царь. Когда охваченный ужасом народ стал совершенно игнорировать своего царя, когда тот увидел, что он лишь «Балак, сын Ципора» (как он назван в стихе 2), а не «царь Моава», он сполна осознал всю серьезность ситуации, и это понимание определило все его последующие действия. Одно лишь присутствие Израиля и одержанные к тому времени евреями чудесные победы настолько зачаровали его народ, что моавитяне утратили всю свою веру в обычные силы народов и их правителей и не ждали, что воинские доблести их царя произведут какое-то впечатление на Израиль. Не имеет значения, разделял ли сам Балак эту веру в магические силы или, как станет ясно (стих 7), он был сам посвящен в секреты этого искусства; эти чары, или представление о них в народном сознании необходимо было разрушить какой-нибудь более высокой или равной таинственной силой, до того как Балак смог бы отважиться повести свой народ на битву против Израиля или до того как он мог бы надеяться добиться в этой битве успеха.

5. ОН ОТПРАВИЛ ПОСЛАНЦЕВ. Поэтому он отправил посланцев в Арам в районе Евфрата, на родину предков этого устрашающего, творящего чудеса народа, в то место, где была колыбель их предков…

ВОТ НАРОД. Повторение слова הנה (вот) указывает на то, что слова «народ вышел из Египта» представляют собой отдельную мысль, которую предлагалось обдумать Биламу. Тот факт, что «народ вышел из Египта», что множество человеческих существ, ранее полностью порабощенных политически и социально государством и народом Египта, смогли выйти оттуда к свободе и независимости в качестве народа, спаянного в единый социум, выделяет этот народ как явление уникальное. Следовательно, именно по причине этой уникальности ты, Билам, должен уделить этому делу все свое внимание, если хочешь помочь мне достичь моих целей…

7. СТАРЕЙШИНЫ МОАВА И СТАРЕЙШИНЫ МИДЬЯНА. В соответствии с целью миссии Балак избирает в качестве своих эмиссаров не далеких от народа придворных высокого ранга, но людей, которые были близки народу и пользовались его доверием, людей, которых народ почитал как своих советников. В конце концов, ему должно было быть важно, чтобы это посольство стало как можно более известным в народе. «Старейшины Мидьяна», с которыми народ уже держал совет до того (стих 4), присоединились к этой миссии.

С МАГИЧЕСКИМИ АМУЛЕТАМИ В РУКАХ. Возможно, пожертвование некоторой части своего имущества было элементом магического обряда вопрошения оракула.

12. НЕ ПРОКЛИНАЙ. «Не ходи с ними, ибо ты окажешься не в состоянии достичь цели своей миссии. Ты не проклянешь этот народ. Даже если бы ты захотел сделать это, Я не допущу, ибо этот народ благословен. То, что делает этих людей нацией, как раз и есть та цель, которой Я решил способствовать Своей властью…». Если бы Билам был истинным пророком, он честно передал бы это изречение Б-га эмиссарам Балака, и цель Б-жественного вмешательства осуществилась бы без всех тех событий, о которых рассказывается в следующем эпизоде. И в этом случае Балак, Моав и Мидьян вместо того, чтобы бояться побеждающей мощи Израиля, получили бы возможность ознакомиться с нравственной составляющей характера этого народа, которому Б-г обещал Свое благословение, и они смогли бы примириться с Израилем себе на благо. Однако…

13. ПОДНЯЛСЯ БИЛАМ. Билам ничего не говорит им о второй части Б-жественного изречения, об основном элементе Б-жественного предостережения. Он лишь в общем говорит об отказе со стороны Б-га, «ибо Б-г отказал», подразумевая, что он, Билам, хотел бы проклясть этот народ. Однако «Б-г отказался разрешить мне идти с вами». Б-г считает неподходящим, чтобы человек моего ранга пошел с такими людьми, как вы. В конце концов, они были лишь «старейшинами Моава», а не «князьями Моава», они были людьми из простого народа, не настоящей знатью.

18. …Он обращался с истинными вельможами высочайшего ранга, как с рабами. Так проявлялся подлинный характер человека: он опускался до уровня простонародья и вел себя надменно по отношению к знатным и могущественным.

ДАЖЕ ЕСЛИ БАЛАК ОТДАСТ МНЕ СВОЙ ДОМ. И это предположение также выявляет характер Билама. Как ни стремится он к почестям, еще больше он ценит деньги. В послании Балака ничего не говорилось о денежном вознаграждении, в нем упоминались лишь чрезвычайные почести и готовность царя исполнить все желания Билама. Но Билам мгновенно переводит почет в звонкую монету. Он говорит, что даже если бы ему предстояло получить высочайшее из возможных денежное вознаграждение…. И наши Мудрецы (Авот 5:22), описывая характер Билама, ставят его жадность, бок о бок с его надменным духом.

22. …Не видимый им ангел уже стоял на дороге, преграждая ему путь, но Билам продолжал гордо ехать на «своем» вьючном животном с двумя «своими» сопровождающими в подмогу. Безусловно, посланная за ним царская делегация, должно быть, привела для него подобающую лошадь под седлом наряду с достаточным количеством сопровождающих. И тем не менее в своем высокомерии Билам позволил себе роскошь ехать на собственном животном, которого он, как благородный человек, каковым он себя считал, искусно оседлал в то утро (См. стих 21), и позволил лишь своим людям — двум из них, если быть точным, — сопровождать его. Все это чванство и высокомерие по отношению к Б-гу и человеку требовалось сокрушить за время путешествия Билама, так чтобы он мог предложить себя Балаку в качестве послушного орудия слов Б-га. Билам отправляется в путь, чтобы изменить собственный Б-жественный план для мира, но он еще более слеп, чем его вьючное животное. Он стремится преодолеть сопротивление Б-га, но обнаруживает, что должен подчиниться желаниям своего вьючного животного. Он хочет погубить своими словами целый народ, но оказывается вынужденным признать, что его гнев бессилен даже тогда, когда направлен всего лишь против животного. Он бывал заносчив с властителями и князьями, но обнаруживает, что стал посмешищем в глазах своих же собственных сопровождающих.

28. И РАСКРЫЛ Б-Г. Когда сознание человека, которому была дарована способность изрекать слова высшего интеллекта, мутится от страсти или низменной алчности, он становится недостойным данных ему умственных способностей. В такой момент Б-г сделает возможным даже для животного под давлением несправедливых оскорблений произносить слова подобно человеку. Поступая так, Б-г готовит человека, наделенного высшим ораторским мастерством — не имеет значения, насколько он сам может быть недостоин этого таланта и насколько он им злоупотребляет, — к тому моменту, когда ему придется употребить свой дар речи в качестве инструмента Б-жественного слова и когда — хотя и неохотно — он будет вынужден употребить свои уста для провозглашения Б-жественных истин. Тот, кто может заставить заговорить животное, может использовать уста даже такого человека, как Билам, в качестве инструмента провозглашения Своего слова…

34. А ТЕПЕРЬ, ПОСКОЛЬКУ ЭТО НЕУГОДНО ТЕБЕ. Итак, наконец, Билам достиг той степени кротости и смирения по отношению к Б-гу, которые он должен был испытывать с самого начала и которые были необходимы для осуществляемой им ныне миссии.

Глава ХХןןן

9. ИБО Я ВИЖУ С ВЕРШИНЫ СКАЛ. Когда я смотрю с высоты, это кажется мне близким. С низкой точки наблюдения это кажется все еще далеким. Как расстояния словно сокращаются, когда смотришь с высоты, так происходит и со временем. События, которые кажутся далекими, когда смотришь на них из сегодняшнего дня, представляются спрессованными вместе, будучи обозреваемыми в целом, с высокой точки, позволяющей охватить столетия мировой истории. Глагол רוa (видеть, замечать) обозначает широкое поле зрения, которое позволяет человеку видеть то, что еще скрыто от других. Билам говорит: Я вижу этот народ в терминах его будущего, которое, хотя и не близко, вовсе не кажется таким уж далеким, когда смотришь на него в перспективе времени. В этом будущем этот народ достигнет идеала, ради которого он был создан. (Ср. Бемидбар 24:17).

ВОТ НАРОД, ЧТО БУДЕТ ОБИТАТЬ ОБОСОБЛЕННО. Он будет жить на ограниченной территории, где, не будучи особенно вовлеченным в контакты с другими народами, он будет жить для осуществления своей собственной «внутренней» национальной миссии, как םg, как народ, который образует общину: он не будет стремиться к величию (лишь) как еще один יוג (народ) среди םיוג (народов). Он не будет стремиться наложить отпечаток на другие национальные общности одной (лишь) своей мощью как нация.

10. КТО СМОЖЕТ СОСЧИТАТЬ ПРАХ ЯАКОВА. Ты, Балак, рассматриваешь этот народ с точки зрения его численности, с точки зрения количества воинов, которых он может собрать. По твоей оценке этот народ слишком велик для тебя, и ты думаешь, что если ты сумеешь ослабить эту сторону его бытия, то сможешь победить его. Короче говоря, ты полагаешь, что сможешь поразить его глубочайшую сущность, если произнесешь проклятие его физической силе. Однако «Кто сможет сосчитать прах Яакова?» Кто пересчитает создания этого Б-жественного народа? Строение других народов можно определить количеством «тел»; поэтому другие народы могут видеть в увеличении численности потенциального врага причину для тревоги, а в его численном уменьшении повод для надежды. Не так с народом Яакова-Израиля. Появляются ли они, как «Яаков», в малом числе, или, как «Израиль», многочисленными, это не меняет их значимости. Их важность, их счастье и горе не определяются тем аспектом их бытия, который есть עפר (прах) и который может физически увеличиваться или уменьшаться на манер животных… Им не нужно бояться даже физической смерти, ибо даже смерть не может повлиять на их подлинную сущность. «Хотел бы я умереть…». Мне хотелось бы умереть так, как умрут они. Мне хотелось бы знать, что моя собственная смерть будет подобна их смерти. Их смерть благословеннее наших жизней, потому что эти люди честны), потому что они соответствуют цели, ради которой люди были сотворены людьми, и потому что они стремятся к этому идеалу «прямым», неколебимым путем.

13 и 14. Сначала Балак привел Билама к высотам Баала. Сейчас он взял его к полю Провидцев. И когда и там он обнаружил, что его замыслы разрушены и все свершается вопреки его намерениям, он сделал еще одну попытку на вершине Пеора (стих 28). Если мы сравним названия трех упомянутых в повествовании мест и те речения, которые Балак в каждом месте был принужден выслушивать в ответ на свою просьбу, то у нас возникнет мысль, что Балак водил Билама из одного места в другое, чтобы тот проверил различные точки наблюдения или перспективы, с которых можно было бы проклясть народ. Каждый раз, когда его попытка оказывалась неудачной, Балак менял точку наблюдения, с которой Билам должен был обозревать сынов Израиля.

Баал, ясновидцы и Пеор: они, как кажется, символизируют могущественнейшие силы, которые, по мнению такого человека, как Балак, могли определять горе или благо народов.

Баал выступает как самое почитаемое божество Ханаана, высшая «сила природы», влияющая на физический рост и материальное благополучие… В глазах Балака первой предпосылкой выживания народа является завоевание расположения «Баала», природной силы, которая могла воздействовать на рост и увядание. Приведя Билама на высоты Баала, он тем самым поставил перед ним вопрос: насколько этот народ пользуется благосклонностью Б-жественной силы, способной даровать материальное благополучие или лишать его? Нельзя ли помешать росту его численности с этой перспективы? Билам ответил на этот вопрос отрицательно, так как значимость понятий עפר (прах) и רביעה (копуляция), которые предположительно расцветают под влиянием Баала, никоим образом не является предпосылкой выживания еврейского народа.

Балак отреагировал на ответ Билама тем, что привел его на поле Провидцев и Караульных, на самую верхнюю его точку. Балаку казалось, что другим условием выживания народа является его интеллект, демонстрируемый наличием в его среде интеллектуальной элиты с ее способностью проникать в замыслы богов; наличием людей, которые могут заглядывать в будущее и которые в качестве «провидцев и караульных» могут предсказывать будущее, управлять грядущими событиями и формировать их. Приведя Билама в это место, Балак тем самым задал ему вопрос: обладает ли эта нация интеллектуальными способностями, которые могут решать судьбы народов и управлять ими при помощи интуиции, предусмотрительности, предвидения и волшебных сил? Нет ли у этого народа, если рассматривать его в перспективе «провидцев и караульных», слабого места, которое можно было бы использовать, чтобы подорвать его будущее? И вновь Балак построил семь алтарей и при помощи принесения быков и баранов в жертву восхождения он символически обратился с тем же вопросом к Одному единственному невидимому Б-жеству в вышине, которое управляет поступками и судьбами смертных.

18. ОН НАЧАЛ ГОВОРИТЬ СВОЮ ПРИТЧУ. Балак попросил Билама найти у этого народа уязвимое место в том, что касается «провидцев и караульных». Затем Билам произносит свои «повелительные слова» (корень לaמ означает одновременно и «говорить притчами», и «править, владычествовать»), говоря: «Восстань, о, Балак…». Ты спросил, есть ли у этого народа интеллектуальная элита, которая может приближаться к богам…

21. С НИМ И ПРЕДАННОСТЬ ЦАРЮ. תרועה, — это возбуждающий звук (трубы или шофара); это слово также означает глубокое внутреннее чувство, настроение «трепетного благоговения», которое пробуждает этот звук в сердцах людей… Используемое по отношению к Б-гу оно означает настроение нижайшего почтения и подчинения, порожденное всеохватным осознанием Б-жественного величия. Следовательно, здесь нам говорят: Б-г — с Израилем, и внутри Израиля нет места ни для чего, кроме настроения «почтения к Царю». Израиль платит дань уважения Б-гу как Царю; все его внутреннее существование проникнуто этим настроением. Этот оборот фразы может также предполагать причинно-следственные отношения: Б-г — с Израилем, поскольку настроение «почтения к Царю» — внутри Израиля.

22. Б-Г, КОТОРЫЙ ВЫВЕЛ ИХ. В Египте они были слабо объединенной угнетенной толпой, и именно в качестве такой толпы, неспособной постоять за себя, Б-г вывел их из Египта и превратил в сплоченную нацию. Б-г, Который, таким образом, принес им освобождение безо всякого содействия с их стороны, это тот же самый Б-г, Который, вновь без их содействия, поведет их к полной расцвету мощи и независимости. Осознание этого факта направляет их к обладанию мощью такой же страшной, как (рога) реэма (дикого быка). Но Израиль не должен стремиться к этой мощи, полагаясь на свои силы, ему нет необходимости применять свою собственную физическую и духовную силу, чтобы достичь этой цели, поскольку Б-г вручит ему эту мощь в законченном виде. Такова воля Б-га, чтобы эта нация была великой и могущественной. Все, чего Он требует от этой нации, это «почтение к Царю», которое должно проявляться в воздержании от любого злоупотребления дарованной ей Б-гом силой…

23. ИБО НЕ НУЖДАЕТСЯ В ВОРОЖБЕ. Яаков-Израиль не нуждается в мудрости ясновидцев, которых ты ищешь среди этого народа и на наличии которых, как ты предполагаешь, может основываться твое собственное предсказание будущего этой нации. Яаков-Израиль не нуждается в мудрости, которая продвигается ощупью в темноте с помощью оккультных «гаданий» и которая претендует на способность управлять судьбами при помощи магии и в соответствии с собственными желаниями. Яаков-Израиль не нуждается в методах, которые эксплуатируют ощущения человеческой беспомощности и бессилия. Не к «гаданиям» прислушивается Яаков в горе, не «магическим искусствам» обязан Израиль своим величием. В этот самый момент, когда мы беседуем и осознаем, что перед Б-гом мы совершенно бессильны предпринять хоть что-нибудь против этого Б-жественного народа, этот народ уже получает откровение о том, что Б-г сделал здесь с нами. Им сообщают об этом так, чтобы они поняли это не только, когда находятся в положении «Яакова», но и так, чтобы никогда не забывали об этом во (всесильном) положении «Израиля». Вместо жалких приемов гадания и колдовства, которые использует невразумительная мудрость наших ясновидцев, Яаков-Израиль получает яркое, чистое слово Б-га без того, чтобы он просил об этом.

28. Балаку стало ясно, что Израиль неуязвим ни с физической, материальной стороны, как символизировали высоты Баала, ни с духовной стороны, как символизировало поле Провидцев. Однако народ может быть благословен всеми мыслимыми материальными и духовными благами и тем не менее нестись, очертя голову, к своей погибели. Провидение может осыпать его всеми сокровищами, всеми физическими и духовными богатствами, которые только в состоянии дать небеса, и, несмотря на это, эта нация может нести в себе червя, пожирающего ее изнутри, так что все ее благополучие обратится в несчастье, и она, в конце концов, станет не только недостойна, но и неспособна получать и сохранять Б-жественные благословения. Имя этому червю безнравственность — бесстыдное подчинение распущенному сластолюбию.

Поэтому, после того как Балак тщетно принуждал Билама искать с высот Баала и поля Провидцев слабости в народе Израиля, он говорит ему: «Пожалуйста, идем…», я попытаюсь еще раз; пожалуйста, идем со мной, и позволь мне показать тебе этот народ еще с одной стороны. Возможно, если ты увидишь их с этой новой точки, Сам Б-г позволит тебе проклясть их. И с этими словами он отвел его на вершину «Обожествленного бесстыдства», взирающую на безлюдье. Пеор обозначает культ, который представляет самые звериные аспекты физической природы человека как акт поклонения богам, говоря тем самым человеку: «Зачем ты болтаешь о скромности и нравственном высшем призвании, в то время как твое тело говорит тебе, что ты не лучше любого зверя и что на самом деле у тебя нет причины стыдиться этого перед богами?» Таким образом, приведя Билама ни вершину Пеора, Балак поставил перед ним вопрос: каково отношение этого народа к скромности и сексуальной чистоплотности, от которых в итоге зависит сила и процветание всех наций?

с разрешения издательства Швут Ами


Оглавление

Выбор еврейского имени [↑]

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности. И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Выбор еврейского имени очень ответственен — имя влияет на судьбу человека. Какие советы по выбору имени дает традиция?

Значение имени [↑]

Выбор имени для еврейского ребенка имеет огромное значение. Наши мудрецы говорят, что имя отражает сущность человека, его характер и судьбу. В Талмуде сказано, что в момент, когда родители нарекают новорожденного, их души посещает пророчество, небесная искра. Но даже при том, что Сам Всевышний дает нам подсказку, многим парам трудно определиться с выбором имени для младенца.

Как же правильно выбрать имя? Почему евреи не называют сына в честь отца? Можно ли назвать мальчика в честь бабушки или объявить его имя до Брит-милы (обрезания)?

Еврейские обычаи [↑]

В имени заложено не только будущее, но и прошлое. Ашкеназы традиционно дают имя в честь умершего родственника. Считается, что между его душой и душой новорожденного образуется некая метафизическая связь. Добрые дела тезки возвышают душу умершего, а хорошие качества предка оберегают и вдохновляют нового обладателя имени [другое объяснение: есть надежда на то, что ребёнок проявит все хорошие качества родственника, в честь которого он назван].

Как быть, если вы хотите назвать ребенка в честь ушедшего родственника, но кто-то из ныне здравствующей родни уже носит это имя? Ответ зависит от степени родства ребенка с потенциальным живым тезкой. Если это близкий родственник (кто-то из родителей, братьев-сестер или дедушек-бабушек), то лучше подыскать другое имя. Если же родственник дальний, то все в порядке.

У сефардов принято давать имя в честь живых, часто в честь дедушки. Это выводится из Талмуда (Шабат 134а), где говорится о ребенке, названном в честь раби Натана при жизни раби Натана.

В еврейском народе принято давать имена праведных людей из ТаНаХа (Тора, Пророки и Писания), например, называть мальчиков в честь праотцев — Авраам, Ицхак или Яаков, в честь еврейских пророков и царей, например, Шауль, Шмуэль, Давид, Шломо, Моше или Аарон, девочек в честь праматерей — Сара, Ривка, Рахель или Лея, или в честь других праведных женщин, о которых говорится в ТаНаХе, например, Двора, Йохевед или Хана.

Ещё есть обычай называть детей в честь великих раввинов и мудрецов Торы, как, например, Исраэль-Меир — в честь Хофец Хаима

Иногда имя выбирают в соответствии с праздником, во время которого родился ребенок. Например, если мальчик появился на свет в Пурим, его называют Мордехаем, а девочку — Эстер. Девочку, рожденную в Шавуот, можно назвать Рут, а детей, родившихся Девятого Ава — Менахем или Нехама.

Есть также обычай давать имена, встречающиеся в разделе Торы той недели, на которую приходится день рождения ребенка.

Как правило, мальчикам дают имя при обрезании на восьмой день, а девочкам — в первый Шабат после рождения, когда достают свиток Торы в синагоге [читайте на сайте материал про Чтение Торы].

Скрытый смысл [↑]

В святом языке имя — не просто набор букв, оно раскрывает сущность его обладателя.

Мидраш (Берешит Рабба 17:4) рассказывает, что первый человек, Адам, дал имена всем живым существам в соответствии с их сутью и предназначением. Предназначение осла, например, нести тяжелый материальный груз. Осел на иврите — «хамор». Это слово имеет тот же корень, что и слово «хомер» — «материя», «вещество».

Это же принцип применим и к людским именам. Лея [жена праотца Яакова. Прим.ред.] назвала своего четвертого сына Иегудой. Это имя — от корня, обозначающего «благодарность», а если в нем переставить буквы, то получится Святое Имя Всевышнего. Так Лея хотела выразить Ему особую благодарность (Берешит 29:35).

Эстер, имя героини Пурима, образовано от корня, обозначающего «сокрытие». Эстер была известна своей красотой, но её скрытая внутренняя красота превосходила внешнюю.

Еще один пример — популярное имя Ари, на иврите «лев». В еврейской литературе со львом сравнивается уверенный в себе, целеустремленный человек, который набрасывается на каждую возможность выполнить заповедь.

Бывают, конечно, и плохие имена. Вряд ли вы захотите назвать сына Нимрод, ведь оно — от корня, означающего «мятеж». Царь Нимрод восстал против Всевышнего, бросив нашего праотца Авраама в горящую печь.

Если вы хотите назвать мальчика в честь женщины, постарайтесь сохранить неизменным максимальное число букв. Например, Браха можно заменить на Барух, а Дина на Дан.

Еще несколько полезных правил [↑]

У многих из нас, кто хочет изменить своё имя на еврейское, возникает дополнительный вопрос — как «увязать» своё нееврейское имя с еврейским?

Некоторые переводят своё имя на иврит дословно — например, «Мила» это «Наоми» на иврите.

Некоторые выбирают ивритское имя по созвучию: Анатолий — Натан, Юрий — Ури, Виктор — Авигдор и т. д.

В любом случае, выбор имени — очень ответственный шаг, имя человека оказывает влияние на его судьбу и качества характера, и мы советуем обращаться с этим вопросом к вашему местному раввину…

Если семья живет за пределами Израиля, постарайтесь дать ребенку такое традиционно еврейское имя, которое также привычно звучит на языке этой страны. Например, Яков или Дина в России, Дэвид или Сара в англоязычных странах. Не следует давать одно, «еврейское», имя «для синагоги», а другое — которым ребенка на самом деле будут называть. Настоящее еврейское имя — хорошее средство против ассимиляции.

Мидраш (Бемидбар Рабба 20:21) рассказывает, что евреи удостоились чудесного освобождения из египетского рабства отчасти и потому, что не переняли египетские обычаи, а продолжали давать детям еврейские имена.

Многие родители не хотят называть ребенка в честь родственника, который умер молодым или неестественной смертью, опасаясь, что несчастья могут «перейти» к новому обладателю имени. Раби Моше Файнштейн дает по этому поводу несколько рекомендаций.

Если человек умер молодым, но своей смертью, и оставил после себя детей, то это не считается плохим знаком, и ребенка можно назвать в его честь. Пророк Шмуэль и царь Шломо умерли в возрасте 52 лет, и их имена всегда были и остаются популярными в нашем народе, т.е. это уже не считается, что человек умер в молодости.

Если же человек умер от неестественных причин, то раби Файнштейн рекомендует немного изменить имя. Например, евреи называют сыновей именем Йешайа в честь пророка Йешаягу, который был убит.

Раби Яков Каменецкий считает, что переход от «молодости» к «старости» происходит в 60 лет. В Талмуде (Моэд Катан 28а) рассказывается, что когда раби Йосефу исполнилось 60 лет, он устроил празднование по случаю начала долголетия.

Вопреки распространенному мнению, не запрещается объявлять имя новорожденного до обрезания, хотя многие так не делают. В полной мере, однако, мальчик получает душу только во время Брит-милы, и поэтому в метафизическом смысле до этого момента не имеет имени. Это выводят из того, что Всевышний дал новое имя нашему праотцу Аврааму после Брит-милы, когда тот был в возрасте 99 лет (Зоар — Лех-Леха 93а, Таамей Минхагим 929).

Все звезды именами называет… [↑]

Царь Давид писал: «…Исчисляет количество звезд, всех их именами называет» (Теилим 147:4). С древних времен звезды завораживали людей. Они «намекают» на секреты мироздания и тайны будущего. Они указывают путь странникам, озадачивают астрономов и вдохновляют исследователей. В бескрайнем темном небе они кажутся совсем маленькими, а их количество не поддается исчислению; но все они значимы в глазах Всевышнего. «Всех их именами называет». У каждой звезды — свое особое предназначение, и все они разные, не похожи друг на друга.

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности.

И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Звезды выглядят крошечными точками в бескрайнем ночном небе, а наш народ кажется маленьким и незначительным среди миллиардов людей на земном шаре. Всевышний дает имя каждой звезде потому, что все они важны для Него и дороги Ему, и точно так же Он участвует в наречении имени каждому еврейскому ребенку. У каждого еврея свое предназначение, мицва (заповедь), к которой он имеет особый дар, и каждый из нас излучает свой неповторимый свет.

В конце времен любовь Всевышнего к Своим детям не будет вызывать сомнений. После Девятого Ава мы всегда читаем: «Поднимите глаза ваши в высоту небес и посмотрите: Кто сотворил их? Тот, кто выводит воинство их счетом, всех их именами называет Он; от Великого могуществом и Мощного силой никто не скроется» (Йешаягу 40:26).

В конце времен все евреи вернутся в Иерусалим («никто не скроется»). Всевышний сочтет всех и даст каждому имя.

Порядок наречения имени [↑]

Итак, имя мальчику дают во время его обрезания.

У ашкеназских евреев, как указано выше, принято давать новорожденному имя покойного члена семьи, например, дедушки, дяди и т.д. — как бы увековечивая память об умершем. У сефардов, наоборот, имя ребенку дают в честь живущих.

Если родилась девочка, то ее имя в первый раз произносится над свитком Торы, к чтению которой вызывают ее отца.

После того как отрывок Торы прочитан, среди прочих благословений читаются два особых отрывка «Ми Шеберах» — за здоровье роженицы (жены вызванного к Торе) и новорожденного ребенка.

Если родился мальчик и он еще не обрезан — при чтении молитвы о его здоровье имени не называют. Если родилась девочка, то в этот момент она и получает свое имя.

Роженица благодарит Всевышнего за успешные роды и произносит благословение «аГомель»:

«Благословен Ты, Всевышний… за то что воздал мне добром».

Делается это в присутствии группы взрослых мужчин-евреев числом не менее десяти (см. материал про Миньян евреев).

Во время обрезания «аГомель» читается перед приглашенными на церемонию. Если же родилась девочка, то собирают специальный миньян мужчин в доме, или мать посещает синагогу в тот день, когда муж над свитком дает имя девочке. Отвечают на ее благословение женщины, присутствующие в женской части зала.

Отвечают на «аГомель» так:

«Амен. Кто воздал тебе добром, Тот и впредь будет воздавать тебе добром!»

Текст на иврите приведен в сидуре — сборнике еврейских молитв (см. «Чтение Торы»).

Читать дальше