Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Достойным защитником ортодоксального иудаизма стал рав Шимшон-Рефаэль Гирш, который завладел сердцами молодых еврейских евреев. Его религиозное и светское образование позволило занять лидерские позиции и защищать традиционные ценности.

Главной фигурой и великим лидером германской ортодоксии стал рав Шимшон Рафаэль Гирш.1 Этот выдающийся человек стал отцом того, что назвали неоортодоксией, движение, которое сам рав Гирш более точно называл Тора им дерех эрец — «Тора с путями мира». В возрасте двадцать два года он стал раввином Ольденбурга и в 1836 году опубликовал свою первую знаменитую работу «Девятнадцать писем Бен-Узиэля». Эта оригинальная работа, написанная на немецком языке, произвела глубокое впечатление на многих, оторванных от корней молодых немецких евреев, и дала возможность интеллектуально оценить традиционный иудаизм в свете Просвещения. Более поздние работы Гирша — «Хорев» (гора Синай)2, его комментарии к Торе3 и Тегилим (Псалмам), Сидур и бесчисленные статьи и письма — все это служило той же цели. Они были написаны на безукоризненном литературном немецком языке и обращены к своему времени. Гирш блестяще представлял и защищал традиционный иудаизм, его ценности и обычаи.

В 1852 году он отказался от престижных постов главного раввина Моравии и члена австро-венгерского парламента, чтобы стать раввином маленькой4 ортодоксальной группы во Франкфурте на Майне. Германский закон не позволил его группе создать независимую общину (кегилу), но под его руководством эта группа, Кагаладат Иешурун, постепенно стала одной из ведущих еврейских конгрегаций мира. Рав Гирш организовал начальную и полную среднюю школу, где глубокое религиозное и талмудическое знание удачно сочеталось с серьезным изучением светских дисциплин. Члены этой конгрегации полностью интегрировались в экономическую и профессиональную жизнь Германии. Они учились в университетах, одевались по моде того времени и были хорошими гражданами. Но при этом строго и бескомпромиссно соблюдали еврейский закон и обычаи, ни от чего не отказываясь.

Гирш прямо и умно атаковал Реформу. Он взял все ее «позитивные» аспекты — образование, социальные формы, такие как манеры и одежда, внешний вид — и интегрировал их в глубоко традиционную, пунктуально соблюдающую еврейскую общину. Он не пошел ни на какие компромиссы с Реформой и отказывался ассоциироваться с ней. У него не было никакого комплекса неполноценности относительно ортодоксии.

В 1876 году германский закон, наконец, разрешил евреям создавать отдельные общины. И рав Гирш тут же воспользовался этой возможностью, отделившись от германо-еврейской общины, находившейся под сильным влиянием реформистов. Исходя из религиозного принципа и интеллектуальной честности, он отказывался каклибо признавать еврейские организации, которые отрицали Б-га и авторитет Торы. Его изолированная община была декларацией ущербности реформистских общин. Он утверждал: всякий «иудаизм», который отрицает Письменную или Устную Тору ложен, поэтому из принципа ортодоксальные евреи не должны признавать организации, исповедующие его и становиться их членами.

Рав Гирш никогда не воспринимал западную культуру как нечто большее, чем «рукотворный закон Торы» (суррогат).5 Она была не итогом, а средством к достижению жизни, основанной на полном соблюдении Торы. Его система декларировала Тору с путями мира, но никогда не мирскую жизнь отдельно от Торы. Философия жизни рава Гирша: главное в существовании человека «Не видеть Б-га, но видеть землю и земные условия, человека и условия человека, с точки зрения Б-га. Это высшая вершина, которой может достичь на земле сознание человека, и благо, к которому должны стремиться все люди».6 Культура не цель. Цель — служение Творцу и Божественная перспектива. Культура, знание, искусство, просвещение — все это легитимные способы достижения этой цели, но не более чем орудия. Рав Гирш проповедовал самостоятельную ценность еврейства перед лицом антиеврейской Реформы. Он утверждал, что Торе нечего стыдиться по сравнению с мировой цивилизацией. Ее не надо «реформировать». Наоборот, только она представляет конечную цель развития цивилизации.

1 1808—1888.

2 Ее пересказал по-английски и дополнил примерами рав Арье Кармель под названием Ма81ег-Р1ап. В переводе на русский язык она называется Основы иудаизма и дает ясный обобщающий взгляд на структуру еврейской традиции. — Г.С.

3 Этот чрезвычайно интересный для современного читателя и глубокий комментарий также есть на русском языке. — Г.С.

4 Одиннадцать семей подали петицию на создание отдельной ортодоксальной общины, представляя сто пятьдесят семей.

5 В свой комментарий к книге Ваикра (Левит), 18:5 он включил краткое эссе о понимании ценности светских знаний в рамках жизни по Торе: «…допускается заниматься также иными сферами знания (кроме Торы). Но главное для нас знание Торы и понимание, которое мы из нее извлекаем, это для нас абсолютная и строго установленная истина…так что, когда мы занимаемся другими науками, мы никогда не отрываемся от основы и целей Торы, которой посвящен весь наш интеллектуальный труд».

6Комментарий рава Гирша к Шмот (Исход), 23:20.

С любезного разрешения переводчика, Гедалии Спинаделя


Согласно традиции, Моше на горе Синай были переданы 613 заповедей: 365 заповедей запретительных и 248 повелительных. Читать дальше