Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Чем значительней человек — тем сильнее его дурное начало.»Вавилонский Талмуд, Сукка 52
«Хадаш асур мин а-Тора» — новшества запрещены Торой. Автором этого девиза, отражающего отношение к реформам в иудаизме, является раввин Моше Шрайбер-Софер.

Другим ведущим ортодоксом, который противостоял Реформе, был рав Моше Шрайбер-Софер (1763—1839). Известный под именем Хатам Софер (данным ему по названию его великих произведений, раскрывающих смысл Торы и респонсов, дающих законодательные решения), он родился и вырос во Франкфурте на Майне. В раннем возрасте стал известен местным ученым как вундеркинд. Тогда раввином этого города был знаменитый талмудист рав Пинхас Горовиц.1 Он и другие известные ученые Франкфурта повлияли на формирование юного гения. Один из них, рав Натан Адлер (1741—1800), стал основным учителем молодого человека, его руководителем и наставником. Рав Адлер был гигантом интеллекта и благочестия, но вызвал протесты общественных и раввинских авторитетов Франкфурта, поскольку устраивал молитвы и медитативные сессии у себя дома согласно кабалистическому ритуалу, что было не принято у местного еврейства. Но юный Моше Софер был защищен от этой политики тем, что рав Адлер сразу отослал его в Майнц учиться в ешиве у рава Тейвела Шайера. Там молодой человек обрел ученость в Торе и изучал биологию, анатомию, астрономию, математику и историю,2 что очевидно в его сочинениях.

В 1779 году он вернулся во Франкфурт, чтобы продолжать занятия Торой с равом Адлером. Но вскоре после этого на рава Адлера, который продолжал занятия, несмотря на предупреждения лидеров кегилы, был наложен общественными авторитетами херем (отлучение от общины). Поэтому, когда в 1782 году его учитель покинул Франкфурт, чтобы стать раввином Босковице, Моше Софер последовал за ним, чтобы никогда больше не возвращаться во Франкфурт.3

Рав Софер основал школы и общины в Босковице, Прустице, Дрезнице и Маттерсдорфе, ощущая усилия Реформы взять верх в общинах империи Габсбурга. Он сознавал проблемы времени и воспринимал дары эмансипации еврейству центральной Европы — ограниченные гражданские права, большие экономические возможности и свободу личной жизни — как Троянского коня, разрушающего общинную еврейскую жизнь и евреев индивидуально. Поэтому, когда в 1804 году ему предложили пост раввина в знаменитой имперской столице4 Прессбурге,5 он увидел в этом возможность противодействия Реформе. Его достижения в Прессбурге были легендарными. Он создал великую ешиву, главную в центральной Европе в течение века. Его ученики стали раввинами и лидерами общин в Австрии, Румынии и Венгрии. Их принципом было, что Реформа «не пройдет» через ворота их общин.

Хатам Софер отчеканил мотто, символ своего отношения к Реформе и Просвещению: «хадаш асур мин аТора — новшества запрещены Торой». Этому известному выражению (которое касается растений в субботний год) он придал здесь иной смысл, имея в виду, что нововведения, не санкционированные еврейской традицией, несли опасность иудаизму. А вообще Хатам Софер не был против нововведений, позитивного развития еврейской жизни, образования. Его ешива в Прессбурге, ее учебный план и способы обучения тоже были новшеством для того времени.6 Он свободно говорил и писал на немецком языке, представлял интересы еврейства при дворе императора, принял участие в защите Прессбурга против армии Наполеона в 1809 году и прекрасно понимал социальные тенденции и проблемы своего века. Но, прежде всего, он был гигантом благочестия, талмудической учености и раввинского руководства, которое напоминало всем о ранней и великой эпохе.

Он был выдающийся кабалист, проницательный и решительный галахический судья, защитник бедных, вдов и сирот, поэт и человек глубокой чувствительности, сострадательный и мягкосердечный, и в то же время ревностный, с железной волей, защитник евреев и традиционного иудаизма. Хатам Софер видел, что привлекательная современность не сегодня, так завтра может оказаться фатальной для еврейского выживания, и упорно боролся за восстановление даже самых малых обычаев Израиля. Всякое отклонение от соблюдения галахи, любой компромисс в ритуале или мировоззрении мог повести к постепенной ассимиляции, крещению и исчезновению. Он чувствовал, что причина ассимиляции — внутренне желание человека отказаться от своего еврейства. Поэтому публично извинять это или игнорировать это негативное внутреннее стремление было для ортодоксии глупо и опасно. Отсюда его выражение хадаш асур мин аТора. Он хотел сказать: «Кто смеется над еврейскими обычаями, может сомневаться в своем еврействе».

Хатам Софер выступал за полное отделение от всяких реформистских элементов в еврейской общине. Его взгляды на отделение были еще строже, чем у рава Гирша: «Если бы это зависело от меня, — писал он, — я бы вовсе удалил (Реформу) из еврейского стана. Мы не должны вступать в браки с их детьми и следовать за ними ни в чем. Они как саддукеи и караимы.7 Мы останемся с нашей традицией, а они пусть уходят».8Хатам Софер пользовался влиянием при дворе Габсбургов, чтобы правительство не признавало и не давало прав Реформе. Он выступал против проповедника Реформы Арона Хорина, лидера реформы в Австро-Венгрии, и отзывался о нем как о невежественном шарлатане.9 Он часто обвинял Реформу в нееврейском поведении. Лишь позже в девятнадцатом веке реформисты добились значительного прогресса в Венгрии.

Хатам Софер не был полемистом. Он не писал книг и статей в своей борьбе с Реформой,10 но его дела говорили достаточно громко и долго, его позиция и тактика по отношению к Реформе послужила моделью для последующих поколений и стала стандартом верности традиционной еврейской жизни, который сохранился до сего дня. Современная эпоха разорвала единство еврейского народа. Но выживание и будущее еврейского народа зависит от исхода этой борьбы.

1 Его называют Афлаа, по названию одного из его крупных талмудических комментариев (см. дальше).

2 Йегуда Нахшони, Рав Моше Софер, Иерусалим 1981, стр. 53, цитируя биографию рава Софера, написанную р. Лейбом Ландсбергом.

3 Но он всегда подписывал свои респонсы «Моше Софер из Франкфурта на Майне» (никогда горделивого называния себя раввином нет у больших раввинов, — Г.С.).

4 В империи Габсбургов было несколько столиц, главные из которых находились в Вене и Будапеште.

5 Сегодня это столица Словакии — Братислава.

6 Чтобы представить себе жизнь ешивы в Прессбурге, можно обратиться к книге Оламо шелъ аба, рава Аншеля Миллера, Иерусалим 1984, стр. 44 и далее. Среди многих нововведений было строгое расписание занятий, тренировки в публичных выступлениях, общие образовательные проекты с мирянами города и жесткая система экзаменов по талмудическим знаниям. Но параметры изучения Торы и благочестия, характерные для ешивы, были частью древней традиции Израиля.

7 Секты разного времени, которые отделились от евреев, потому что хотели опираться лишь на собственные интерпретации Пятикнижия Моисея, отвергая разъяснения мудрецов, общую Устную традицию, Талмуд и сформулированный на его основе Закон.

8 Нахшони, стр. 209, основано на тексте, цитированном в биографической работе о семье Софера, Хут амешулаш.

9 Дети Хорина крестились. Смотри респонсу Хатам Софер о Хорине и его нововведениях, Респонса Хатам Софера, т. 6, респонса 84—92.

10 Смотри Ликутей тшувот, Респонса 84 о его нежелании предавать огласке свою войну с Реформой.

С любезного разрешения переводчика, Гедалии Спинаделя


Глава повествует о перипетиях в жизни праотца Яакова: о знаменитой «лестнице в небо» — пророческом сне Яакова, о его встрече с Рахель, пребывании Яакова в доме Лавана, женитьбе и рождении детей, будущих прародителей колен Израилевых. Читать дальше

Недельная глава Ваеце

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Очерки по недельной главе Торы»

По материалам газеты «Исток»

Избранные комментарии на недельную главу Ваеце

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г находится вместе с нами. Яаков почувствовал это, увидив сон о лестнице, ведущей в небо. Этот мир полон соблазнов, но следует помнить, что присутствие Творца помогает справиться с ними.

Все, что произошло между Яаковом и Эсавом, произошло затем между потомками Эсава и потомками Яакова

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

События, произошедшие с Яаковом и Эсавом, служат предысторией всего того, что переживали их потомки. Многовековое противодействие присутствует и в наши дни.

Четыре жены Яакова

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

От четырех жен Яакова произошли двенадцать колен. Это не случайное стечение обстоятельств, а воля Б-га.