Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Тема

Одежда

Одежда нужна не только в качестве защиты от непогоды. «По одёжке встречают», одежда — это наш фасад. Одеждой религиозный еврей показывает себе и окружающим, что он постоянно стоит перед Вс-вышним. Одежда — показатель уровня самоуважения человека. Она должна быть скромной и достойной. Каждый предмет облачения священников в Храме имеет особое духовное значение. Для праздников у нас одна одежда, для траурных дней — другая.

Оглавление

Одежда Адамы и Хавы [↑]

До греха Адам и Хава находились на очень высоком духовном уровне. В то время для них самым важным в человеке была его духовность, а тело в их глазах было лишь одеждой души. Поэтому изначально они не нуждались в одежде и не стыдились ее отсутствия. Но позднее, когда материальное стало для них самым важным, они начали идентифицировать себя именно с материальным в себе, с телом.

Само по себе тело уязвимо, а также воспринимается как низменное и не передает внутреннюю суть человека. Поэтому нужна одежда — дополнительная оболочка, которая обеспечивает гармоничное взаимодействие человека с окружающим его миром, правильное соприкосновение с ним, адаптацию, и при этом выражает его возвышенную сущность и моральное призвание человека.

Зачем нужна одежда? [↑]

У одежды есть несколько функций. Кроме самых очевидных — прикрывать тело, украшать и защищать от холода и зноя, есть и другие, имеющие к нам, евреям, прямое отношение.

Одежда зачастую обозначает принадлежность к определенной группе. Самый наглядный пример — это солдатская или спортивная форма, но, если приглядеться, по одежде можно студентов отличить от преподавателей, адвокатов от художников, бизнесменов от учителей.

Одежда, являясь нашей «оболочкой», нашим «фасадом» и «лицом», практически всегда выполняет социальную функцию, нейтральной одежды не бывает. Любое одеяние — это знак, примета, которую надо трактовать — и относиться к тому, кто эту примету носит, соответствующим образом, так, как он того хочет.

Иногда одежда означает наличие особых прав (полицейский мундир, судейская мантия) и обязанностей (официант, швейцар). А бывает — особую одежду надевают, чтобы указать на уважение к месту, событию и традициям (смокинги на вручении Нобелевских премий).

Одежда и самоуважение [↑]

Еврей ощущает себя постоянно стоящим перед Всевышним Судьей. И если, отправляясь на прием к земному царю или высокопоставленному чиновнику, мы стараемся облачиться в платье строгой цветовой гаммы и без кричащих деталей, то что говорить о той одежде, которую мы надеваем, идя «на встречу» с Творцом!

Всевышний создал человека по образу и подобию Своему и дал ему высокую душу. Человек должен осознавать это и вести себя с достоинством, постоянно напоминая себе таким образом о своей значимости.

Рамбам пишет (Законы свидетельства 11:5): «А также презренные не пригодны свидетельствовать. Это люди, которые идут по улице и едят на глазах у всех, и такие, например, что ходят голыми на улице, когда занимаются грязной работой и т.д. Речь идёт о таких людях, которые не придают значения позору, ведь они уподобляются собаке и не придадут значения также ложному свидетельству…»

Одежда — это важнейший показатель самоуважения человека. На иврите одежда называется левуш, это слово можно представить как составленное из двух: лё и бош — «не стыд». Поэтому важно, чтобы одежда, которую человек надевает, действительно укрепляла его самоуважение.

Если человек является мудрецом Торы, ему следует обращать особое внимание на то, что он надевает. И так пишет Рамбам (Законы воззрений 5:9):

«Одежда талмид-хахама должна быть добротной и чистой; запрещено, чтобы на его одежде были пятна или она была засалена и т.д. И нельзя ему одеваться ни в царские одежды, например, в золото и пурпур, на которые все смотрят, ни в одежду бедняков, которая делает презренным того, кто её надевает. Но следует ему носить средней стоимости красивую одежду. Его тело не должно быть видно, как это бывает, когда надевают лёгкую льняную одежду, которую производят в Египте. И одежда не должна волочиться по земле, как это бывает у грубых людей, но пусть будет длиной до пят, а рукава — длиной до кончиков пальцев».

Рамбам жил среди мусульман девять веков назад, но критерии, по которым следует оценивать одежду, и сейчас актуальны в среде ортодоксальных евреев всего мира: одежда покрывает все тело человека, при этом она чиста и красива.

Одежда оказывает влияние на самоощущение человека и его поведение: ведь поведение человека, когда он одет достойно, не похоже на поведение того же самого человека, когда он одет во что-то неподобающее, рваное и грязное.

В трактате Шабат (Шабат, 103а) сообщается, что рабби Йоханан называл свои одежды мехабдай («дающие мне уважение»). Объясняет Маараль (Беер аГола, 4-ая часть, глава 6): одежду называют так потому, что с помощью одежды человек «предъявляет» себя другим людям и внушает им уважение к себе.

Очень важно для каждого человека одеваться в то, что ему подходит; надевать такую одежду, которая «выразит» его достоинство и тонкость, самоуважение и богатый внутренний мир.

Еврейская униформа? [↑]

Когда евреи шли по пустыне, у каждого колена был свой флаг, который символизировал особость этого колена. Это подчеркивает, что единство еврейского народа достигается не через однородность общества или «одинаковость» его членов, а соединением всех евреев, каждого с его «особостью», в некое единое целое. Несмотря на то, что такая причастность выражается, прежде всего, во мнениях и взглядах, в некоторой степени важно показать её и внешне, то есть — через одежду.

Религиозные евреи, выбирая для себя одежду, одновременно и хотят подчеркнуть принадлежность к своему направлению — хасидов, литваков, вязаных кип — и напоминают себе о своих правах и обязанностях перед Творцом, и не забывают о месте и времени, в котором они находятся: 24 часа в сутки — перед Вс-вышним (иногда — в радости и праздничной одежде, иногда — в горе и трауре).

Казалось бы, можно одеваться как угодно и при этом помогать людям, изучать Тору, познавать мир, молиться и т. д. И тем не менее, религиозные евреи, следующие разным направлениям, как спортсмены разных команд или как гвардейцы разных войск, предпочитают носить некое подобие униформы. Психологически каждому человеку важно ощущать себя членом группы, и эта группа для него — его расширенное «я». Внутри группы все могут заниматься одним делом, зато группа в целом — «мы» — отличается от всех других.

Одежда в данном случае оказывает психологическое воздействие на человека: способствует его чувству единства с членами команды — и уникальности и отличия от всех остальных; помогает ему постоянно ощущать свою роль и чувствовать, что должен вести себя соответственно и с честью выполнить миссию, оправдать доверие, доказать свое право носить эту одежду.

Если я оделся как религиозный еврей, то должен постараться вести себя как можно лучше и исполнять вместе с моими собратьями уникальную миссию моего народа — изучения и соблюдения Торы, распространения понятия о Вс-вышнем. Иначе, если не выполню эту миссию, опозорю и свой народ, и учение Б-га, которое он представляет — поскольку судить обо всем этом люди будут по делам тех, кто одет в эту одежду.

«И по обычаям их не ходите» [↑]

На протяжении долгих веков изгнания евреи стремились отличаться своим внешним видом от их окружения. В «Законах о запрете идолопоклонства» Рамбам в параграфе 11 пишет: «Нельзя следовать обычаям неевреев и уподобляться им, как в одежде или в причёске, так и в других подобных вещах, как сказано в Торе (Ваикра, 18:3): “И по обычаям их не ходите”. А нужно еврею быть обособленным от них, и должен он быть узнаваем по одежде и по другим своим проявлениям, так же как он отличается от них в своих воззрениях и жизненных принципах. И об этом сказано в Торе (Ваикра, 20:26): “И отделил Я вас от народов”.»

Смысл запрета заключается в том, чтобы отдалить еврея от представителей других народов и сделать их обычаи, включая одежду, недостойными в его глазах.

Тора запрещает следовать обычаям неевреев лишь в тех случаях, когда они несут на себе явный отпечаток служения идолам или же бессмысленны по своей сути. Однако обычаям неевреев, объяснимым и приемлемым с позиций разума, разрешено следовать.

Но Виленский Гаон в своих примечаниях на «Шулхан Арух» пишет, что некое разумное объяснение нееврейского обычая ещё не даёт нам право следовать ему. Требуется дополнительная его легитимизация, к примеру, упоминание о нём в святых текстах, или же у этого обычая должна быть такая степень полезности, чтобы можно было сказать: «Даже не будь этого у неевреев, мы сами должны были бы ввести в обиход нечто подобное».

Исходя их этих положений, рваные джинсы, «украшенные» заклёпками куртки, красные шубы и тому подобная «кричащая» одежда, являющаяся средством самовыражения, безусловно запрещена к ношению. Ведь облачаясь в такие «одеяния», еврей демонстрирует не только желание не выделяться на общем фоне (этого он может достичь и с помощью «нормальной» одежды), но и стремление полностью слиться с нееврейской средой, признание превосходства их привычек, обычаев и воззрений над еврейскими ценностями и традициями. А это как раз и запрещает нам Тора.

С другой стороны, у современного еврея нет никакой обязанности слепо копировать фасон одежды своих прапрадедушек из местечек. Раби Моше Файнштейн пишет, что многие внешние аспекты так называемого «еврейского традиционного фасона одежды» вовсе не имеют статуса еврейской традиции, так как возникли спонтанно, не по санкции мудрецов Торы, а лишь из желания простого народа подражать своим духовным лидерам во всём, включая одежду.

Неизменными в одежде еврея должны оставаться лишь алахические критерии скромности, разумности и практичности, в то время, как фасон вполне может претерпевать изменения.

Скромность [↑]

При выборе одежды в первую очередь необходимо руководствоваться правилами скромности. Соблюдение правил скромности предписывается как мужчине, так и женщине, и правила эти касаются не только одежды, но и речи, и манеры поведения.

Мидраш сообщает нам, что, создавая женщину, Творец не случайно использовал для этого ребро — скрытую часть тела Адама — и в процессе создания женщины повторял ей: «Будь скромной!» Отсюда следует, что скромность существовала раньше одежды, а значит, не связана с ней напрямую.

Стыд, который почувствовали Адам и Хава после того, как попробовали запретного плода, связан с ощущением «предательства» — несоответствия своего поведения предъявляемым требованиям. Возможно, поэтому слово «одежда» — на иврите бегед — одного корня со словом «предательство» — бгида. Животным неведомо чувство стыда, потому что у них нет возможности отказаться от выполнения своего предназначения. Такая возможность дана только человеку.

Интересно, что Тора говорит о скромности, в основном, когда речь идет о мужчинах. В частности, для подъема к жертвеннику предписано построить не ступени, а пологий пандус. Причина: «И не восходи по ступеням к жертвеннику Моему, чтобы не открылась нагота твоя при нем» (Шмот 20:23). Причем ни о какой наготе в данном случае не может быть и речи. Но при восхождении по ступеням одна нога поднимается выше другой, и это представляется менее скромным, чем подъем мелкими шагами по пологой поверхности. Такие требования предъявляет Тора к мужчине-коэну при его службе в самом святом месте.

О женской скромности Тора говорит, в основном, намеками: например, ангелы, пришедшие к Аврааму, спрашивают у него, где Сара, чтобы лишний раз обратить его внимание на то, что она из скромности остается в шатре, и порадовать его этим. А из раздела, где говорится об испытании соты (женщины, подозревающейся в неверности мужу — Бэмидбар 5, 18), мы узнаем о нормах скромности в одежде, принятых среди еврейских женщин.

Женская одежда [↑]

Еврейская женщина, подобно коэнам, строит Малый Храм — свой дом — и поддерживает ежедневное и ежечасное служение в нем. В отличие от коэнов, она находится «на действительной службе» постоянно, круглосуточно, ради этого женщину освобождают от заповеди изучения Торы и многих заповедей, связанных со временем. Вместо них ей дана другая заповедь, исполнение которой не требует много времени, но способствует ее духовному росту не меньше, чем изучение Торы и исполнение других заповедей, обязательных для мужчин, — это повеление о скромности!

Соблюдая правила скромности, женщина чувствует, как ее духовный мир становится более возвышенным и утонченным, поэтому цниют можно с полным правом назвать внутренней потребностью женской души — ее возвышенной части, называемой нэшама!

Женщина, обладающая чувством собственного достоинства, скромная, с развитым самоуважением постарается одеться корректно, чтобы одежда не выглядела неряшливой или потрёпанной. Она постарается также прикрыть те части тела, которые не следует демонстрировать.

В Законе точно указано, что именно должно быть закрыто: юбка должна, как минимум, покрывать колено; рукава должны закрывать руку до локтя; должны быть закрыты ключицы. Некоторые галахические авторитеты полагают, что женщине следует также носить чулки, что и принято у харедимных женщин.

С другой стороны, скромность и самоуважение не позволят женщине одеть что-то излишне броское, привлекающее повышенное внимание. При этом нельзя забывать, что функция одежды — служить достойной оправой, подчёркивать истинную красоту женщины.

Из Торы мудрецы выводят, что замужняя женщина должна покрывать волосы. Это можно сделать с помощью парика, платка или шали, шляпы, берета.

Одежда священников [↑]

Мы знаем, что Тора повелевает изготовить особые одежды для коаним (священников) и еще более особенные одежды для главного из них —первосвященника (коэна гадоля) — «ради чести и во славу».

Обычный коэн имел четыре одежды: головное покрытие (тюрбан), пояс, покрытие тела (туник) и штаны. Они называются четырьмя белыми одеждами. Первосвященник носил четыре дополнительных одежды, называемые «четыре золотые одежды». Они включали золотую пластину на его голове (циц), большое платье (меиль), нагрудную пластинку (Хошен Мишпат) с драгоценными камнями и именами колен Израиля, выгравированными на них, длинной одеждой, похожей на передник, но надеваемый сзади, и покрывающей, в основном, ноги (эфод).

Каждый из этих предметов имел высокое духовное значение. Но кроме того, облачая в них коаним, Тора показывает всем — и им самим, и окружающим их людям — что у них особая роль и миссия. Поэтому они должны держаться подобающе — и другие должны к ним относиться соответственно.

Рав Шимшон-Рафаэль Гирш обращает наше внимание на тот факт, что законность жертвенной службы зависит от одеяний коэна и от каждой предписанной для них детали. Нам говорят, что без этого облачения коэн считается «чужаком» и к нему применимо заявление «чужак, приблизившийся (к Святилищу) должен умереть» (Бемидбар 18:7). (См. Рамбам, Мишнэ Тора, Законы сосудов Святилища 10:4).

Рав Гирш указывает, что коэнское облачение изготавливается на средства народа и принадлежит ему, поэтому только коэн, одетый в эти одежды, входит в Святилище Закона как слуга нации. Лишь в этом случае исполняемый им ритуал действительно становится службой, которую нации приказано исполнять в Святилище Б-жественного Закона. Лишь таким образом идеи, выражаемые этим ритуалом, могут приобрести характер долга, исполнения которого требует данный нам Б-гом Закон.

Без особых одежд, изготовленных в соответствии с Законом, коэн ничем не отличается от обычного человека, и совершенный им ритуальный акт приобретает личностные черты.

В радости и в трауре [↑]

Одеждой мы подчеркиваем наш радостный или траурный настрой. К празднику принято покупать новую одежду. В Йом тов мы носим нарядную одежду, поскольку в праздники есть особая заповедь — радоваться, и часть этой радости — нарядная праздничная одежда, которая поднимает настроение.

На пасхальный Седер надеваем самое роскошное, что у нас есть, чтобы подчеркнуть нашу свободу. В субботу мы носим одежду более нарядную, чем в будни, а в полупраздничные дни стараемся надеть что-то тоже красивое, но менее нарядное, чем в субботу. В Йом Кипур принято надевать белую одежду, чтобы хотя бы внешне уподобиться ангелам, служащим Вс-вышнему.

В траурные дни все наоборот. Родственники умершего надрывают одежды. Так же поступает и тот, кто видит место, на котором когда-то возвышался Храм. Пребывающий в трауре не носит свежевыстиранных одежд и, тем более, ничего нового в течение месяца после смерти близкого. По этой же причине, когда мы скорбим о разрушении Храма в течение «Девяти дней» нам запрещено ношение новой и свежевыстиранной одежды, а также чистка и стирка одежды.

Запрещенная одежда [↑]

Кроме одежды нескромной и откровенно нееврейской, однозначно запрещены для ношения следующие две категории.

Шаатнез [↑]

В Торе перечислено несколько разновидностей «смесей», которые запрещены (например, мясо с молоком). К таким запретным смесям относится и шаатнез. Тора запрещает евреям носить любую одежду, в состав которой входят одновременно овечья шерсть и льняные волокна, как сказано: «Не надевай шаатнез — шерсть со льном вместе» (Дварим 22:11).

Мужчина в женской одежде и наоборот [↑]

Запрет мужчине одеваться в женское платье, а женщине — в мужское является продолжением запрета физической близости с замужней женщиной. В этом законе подчеркивается, что женщине запрещено прибегнуть к такой уловке: переодеться в мужское платье и отправиться к мужчине, не возбудив ничьих подозрений. И мужчине — одеться в женское платье, с тем чтобы пойти на свидание к женщине «инкогнито».

Тора запрещает притворяться кем-то другим, поскольку мужчине подобает хранить свою мужественность, а женщине — женственность. Написано: «Ибо мерзость для Б-га, твоего Г-спода, всякий, кто делает это». Мерзка не сама одежда, а разврат и запрещенные связи, которым помогают такие переодевания.

Независимо от того, с какой целью это делается, женщине запрещается надевать брюки и мужские пиджаки, а мужчине — юбки.

Выводить материалы