Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Спор двух мировоззрений, религиозного и светского. Живые идут навстречу смерти, или же есть обратное движение?

В продолжении объяснения, данного Талмудом первой мишне главы «Хелек» (91а) сказано: «Сказал тот еретик Гвие бен Псиса: “Горе тем грешникам, кто утверждает, что мертвые оживут. Живые — умирают, а мертвые — оживут(То есть если даже живые умирают, то как могут ожить мертвые!?)!?” Ответил он ему: “Горе тем грешникам, кто утверждает, что мертвые не оживут. Тот, кого не было — живет, а тот, кто уже жил, — тем более!”[1]».

Здесь мы видим спор двух мировоззрений, бесконечно далеких друг от друга, настолько, что их адепты называют друг друга «грешниками». Еретик утверждает: «Во всем мире мы видим только одно движение: живые идут навстречу смерти». А Гвия бен Псиса отвечает ему: «Ты видишь каждый день, что рождаются люди: новая жизнь возникает из небытия, а тем более — из уже существующей жизни возникнет другая жизнь». Разница между двумя мировоззрениями в том, куда, согласно им, движется Творение: от жизни к смерти или от смерти к жизни.

Если рассмотреть вопрос глубже, конечно, станет очевидно, что жизнь возникает и движется навстречу своему завершению. С самого возникновения жизни ей положена граница, и она идет к завершению. Где в Творении мы можем увидеть намек на обратный процесс: на то, что мертвые оживут?.. Но именно в этом и заключается изменение восприятия, данное Торой.

С точки зрения истины, мы видим, как целые объекты формируются из маленького семени. Это верно и в отношении дерева, и в отношении образа человека, и в отношении всего животного и растительного мира. Для Будущего мира все существующее здесь — это только семя, и из понимания природы семени мы выводим правило: «То, чего не было, появилось, [значит] то, что уже жило, тем более будет жить снова».

То же различие, что мы видим между семенем и тем, что из него возникает, будет и после воскрешения: между нынешним человеком и восставшим из мертвых. То есть то, что мы сегодня считаем образом человека по отношению к будущему, не более чем капля семени, из которой возникает человек.

Талмуд в трактате «Брахот» (15б) говорит: «Что значит написанное: “Три вещи, которые [никогда] не насытятся: могила и утроба…” (Мишлей 30:15,16). Какая связь могилы с утробой!? Сказать тебе, что, как утроба “вносит и выносит”, так и могила “вносит и выносит”. Это ведь следует из принципа “тем более”: в утробу вносят скромно, а выносят с великим шумом. В могилу же вносят с шумом[2], тем более должны выносить из нее с шумом. Это ответ тем, кто утверждает, что воскрешение мертвых — не из Торы».

«Скромно» означает, что речь идет о чем-то неважном, о таком, что не стоит разговоров. Но то, что выходит из семени потом, — это целый человеческий образ, и его принимают с шумом. «В могилу вносят с шумом» — когда человек уходит туда как нечто важное, достойное траура. Таким образом, если из презренного семени выходит нечто столь важное, то тем более из него самого должно выйти что-то важное и великое.

Талмуд утверждает, что «воскрешение мертвых — из Торы» мы учим из того стиха Писания, где оно уподобляет могилу утробе. Если Тора смотрит на могилу как на утробу, значит, мы видим, что о воскрешении мертвых сказано в Торе.

Настоящая тема спора еретика с Гвией бен Псиса — является ли наше бытие здесь вершиной совершенства и концом пути, или же вся жизнь этого мира — только корень и семя для того, что будет потом. Еретик считает, что здесь находится окончательная форма бытия, и потому (с его точки зрения) он прав: все идет навстречу небытию.

Но Тора учит нас, что с самого начала мы должны смотреть на мир только как на корень того, чему предстоит возникнуть. С этой точки зрения, уже в самом мироздании мы видим процесс произрастания из семени целого нового творения. Этот взгляд стоит перевести дальше и увидеть, что и все это «целое» творение — только корень.


[1] То есть, если то, чего не было ранее, появляется и живет, разве то, что уже было и жило, не способно, тем более, ожить снова!?

[2] Оплакивающих.


В еврейские праздники (ивр. хагим, моадим) запрещен траур, предписывается устраивать праздничные трапезы (все праздники, кроме Йом Кипура) и радоваться. И каждый праздник в иудаизме имеет свой особый глубокий смысл, и особые, характерные только ему, заповеди и обычаи Читать дальше

Законы праздников

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

Осенние праздники

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

Что такое Ханука? Духовные аспекты

Рав Исроэль-Меир Лау

Война с греками не была только физической войной. Это была война не за власть, территории, расширение границ, но за духовную свободу, за полную духовную независимость еврейского народа от чуждых влияний.

Месяц Нисан

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

«Этот месяц вам — начало месяцев», — сказано в Торе. Это значит, что все остальные месяцы должны отсчитываться от Нисана. Месяц освобождения. Освобождение — это исход из мрака к свету. Тот, кто не отведал порабощения, не способен полностью воспринять освобождение. Суть свободы органически связана с понятием рабства. Если бы евреи не были порабощены, они никогда не удостоились бы вечной свободы; порабощение естественно привело к освобождению.