Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Ангелы, заявившие «не твори», видели, в будущем мир выйдет за рамки намерения Создателя. Именно так и выглядит все внешне.

Сказано: «Скала, дела его совершенны, ибо все пути Его — справедливость, Б-г верный, нет обмана, праведен и прям Он» (Дварим 32:4). Раши объясняет это так: «Б-г верный — воздаст праведным награду в Будущем мире, и хотя награда эта задерживается, в конце концов, Он исполнит обещанное». В мидраше Сифри к этому стиху мы находим другое объяснение: «Б-г верный — поверивший в мир и сотворивший его».

Смысл мидраша в том, что без веры Всевышний не стал бы творить мир, и только поверив в этот мир, Он сотворил его. Очевидно, что сотворение мира [изначально было] связано с неким сомнением, как сказано в мидраше: «Сказал раби Симон: В час, когда Всевышний сотворил Адама, ангелы разделились на несколько групп: одни говорили “не твори”, другие говорили “твори”».

Ангелы, заявившие «не твори», видели, в будущем мир выйдет за рамки намерения Создателя. Именно так и выглядит все внешне. Но, в конце концов, критика была сломлена и победила сторона, утверждавшая «твори». И произошло это благодаря тому, что Творец «поверил в мир и сотворил его».

Вместе с сотворением мира была сотворена и вера. Поскольку Всевышний вносит веру в мир, это явление тоже участвует в его сотворении. Именно это гарантирует, что, в конечном итоге, Творение придет к соответствию с намерением Всевышнего. В самой сути Творения лежит верность, уверенность, что в конце все придет к цели: хотя мир, каким он выглядит сейчас, может быть испорчен, но вера, присутствующая в Творении, ведет его к цели.

Верный человек — это тот, на кого можно положиться, что он исполнит возложенное на него. В его обещании уже лежит и исполнение. Как сказали мудрецы, комментируя стих: «…потомкам твоим дал Я землю эту» (Берешит 15:18), что эти слова звучат так, как будто уже дал, — ведь «Всевышний говорит так, как будто уже сделал» (Раши).

Когда Всевышний поверил в мир, Он заложил в него обещание, уже несущее в себе его исполнение («как будто уже сделал»). Именно на этом фундаменте — фундаменте веры — Всевышний и сотворил мир. Так выглядит мир в глазах получившего обещание и поверившего в него. Он видит Творение как «корень» и «семя» и верит, что, в конце концов, оно вырастет до своей совершенной формы.

Но есть и другой взгляд на мир — глазами еретика. Он не видит «веры», заложенной в реальности; мир, какой он есть, кажется ему самоцелью, а не корнем будущего. С его точки зрения, воскрешение мертвых невозможно, оно противоречит всему порядку бытия. И только если человек живет с «верой в мир», в его жизни все достоверно: что обещано — обязательно произойдет, то, что должно произойти — заложено в мире уже сейчас.

Две эти формы бытия несовместимы. Мир в своем «естественном» виде предстает как законченное Творение. Но Будущий мир существует только в рамках веры, — только для тех, кто верит обещанному. Для них это реально, так как в семени уже заложено все, что прорастет из него в будущем.

Но для того, в ком нет веры, этого не существует. Он живет в системе еретиков, он убежден: «То, что живо — умирает, а мертвое оживет!?» Ведь он живет только тем, что есть, и ничто в его жизни не идет ни к чему по-настоящему новому. Здесь нет корня тому, что грядет, и, конечно же, здесь нет воскрешения.

В словах «Б-г верный, поверивший в мир» мудрецы открыли нам две основы мира. Имя «Б-г»[1] — это корень творения на основе доброты, как написано: «Мир доброты будет построен» (Псалмы 89:3). Это Имя — основа уже существующего мира. Но фундамент сотворения будущего — это вера, благодаря которой внутри самого мира заложено обещание будущего. Для того, кто слышит это обещание и живет в мире веры, воскрешение мертвых — это реальность.


[1] Так мы перевели в этом стихе имя א''ל, которое, согласно Кабале, означает именно аспект доброты среди качеств Всевышнего.


Согласно объяснению многих еврейских мудрецов, поскольку человек состоит из двух противоположных «компонентов» — тела и духа, ему даны были два пути использования материальных вещей — материальный и духовный. Но, как известно, иудаизм строго регламентирует, какие способы воздействия возможны, а какие строго запрещены. Читать дальше

Кицур Шульхан Арух 166. Запрет гадания, астрологии и колдовства

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Кицур Шульхан Арух»

Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

Мидраш рассказывает. Недельная глава Ваэра

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы.

Ваэра. Зачем создавать трудности, чтобы их преодолевать?

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний снова посылает Моше и Аарона к фараону с требованием отпустить еврейский народ, чтобы он служил Б-гу. В доказательство, что Моше действительно послан Б-гом, Всевышний велит ему явить фараону чудо: превратить свой посох в змея. Фараон отказывается выполнить требование Всевышнего. За этим следуют десять ударов по Египту, которые должны заставить фараона подчиниться требованию Б-га. О каждом из них Моше заранее предупреждает фараона. Каждый из них представляет собой чудо, совершаемое Моше и Аароном. В нашей главе говорится о семи из этих десяти ударов. Сначала вода во всем Египте превращена в кровь — это первая «египетская казнь». Затем землю Египта и жилища египтян заполняют лягушки. Третьей казнью стало нашествие вшей на людей и скот. После этого удара египетские маги признали в действиях Моше перст Б-га, но фараон остался непреклонен. Четвертой казнью было нашествие на Египет хищных зверей, пятой — мор среди домашнего скота, шестой — воспаление кожи, переходящее в язвы, у людей и у скота, седьмой — град, уничтоживший растительность, скот, не угнанный с пастбищ, и египтян, которые после предупреждения не сочли нужным укрыться в доме. Сказано, что после шестой казни Всевышний «ожесточил» сердце фараона, т.е. придал ему упорство. При всех семи казнях евреи находились в особом положении: для них вода осталась водой, лягушки, вши, мор скота и язвы их не беспокоили. Особо оговорено, что две казни: нашествие хищных зверей и град — не коснулись земли Гошен, где жила основная часть евреев, как будто между Гошеном и остальным Египтом стояла невидимая стена.