Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Тема

Жизнь

Жизнью называют активную форму существования материи, а также промежуток существования живого существа между рождением и смертью. Еврейская традиция учит, что за каждым предметом материального мира стоит духовная сила, дающая ему жизнь. Жизнь евреев — это Тора и ее заповеди. Настоящая жизнь связана с вечностью. Насколько человек «жив», настолько он далек от смерти.

Оглавление

Уровни жизни [↑]

В биологии жизнью называют активную форму существования материи. Еврейская Традиция учит, что все в мире, даже неодушевленные предметы, обладают душой, которая дает им жизнь и поддерживает их существование. Ученые называют это «силой притяжения», объединяющей атомы в единую структуру определенной формы. С еврейской точки зрения, это — духовные силы неодушевленного мира, сущность которых от нас сокрыта. Объединяясь в единое целое, они и составляют душу материи с ее индивидуальным образом и формой.

Растения, кроме этого, обладают еще одной душой — силой созревания и роста. После того как растение засыхает, в нем остается жизнь неодушевленного предмета, но оно лишается своей особенной души, благодаря которой растет и цветет, — и оно умирает. В первоисточниках мы находим, что наши мудрецы, относят к растению понятие смерти: «умерла ветвь», «умерло дерево»…

Более высокий уровень — это жизнь животного. Кроме жизненных сил, которыми обладают неодушевленные предметы и растения, в животных заложена еще и способность двигаться, ощущать, воспринимать мир различными органами чувств, которыми Вс-вышний их наделил.

Над ними возвышается человек, обладающий даром речи. Кроме проявлений жизни, свойственных трем предшествующим группам, у него есть еще дар мышления и речи, а также другие способности, которыми наделен только человек.

До того, как Вс-вышний вдохнул в Адама душу, он был совершенно безжизненным, как прах земной. Природный феномен, который наиболее близко ассоциируется у нас с духовным понятием «жизнь», — это дыхание. Даже в русском языке «душа», «дух» и «дыхание» это однокоренные слова. В Святом языке то же самое: нешима — дыхание, нешама — душа. Реах — запах, руах — дух.

Выше всех — жизнь сына Израиля, изучающего Тору и исполняющего заповеди, благодаря которым он достигает высшей жизненности, недоступной всем остальным творениям.

У всякой жизни есть свой срок. Продолжительность жизни насекомого под названием подёнка — всего лишь 24 часа. Лошади живут около 30 лет. Жизненная сила, данная человеку, позволяет ему прожить семьдесят и восемьдесят лет.

Однако жизнь, обретаемая человеком посредством изучения Торы и исполнения заповедей, не имеет границ, она длится вечно! И хотя место вечной жизни — Грядущий мир, все же в определенной степени можно ее ощутить, находясь еще на земле.

Заповеди и жизнь [↑]

Изречение Торы: «Ибо это не пустое для вас, ибо это — ваша жизнь» (Дварим 32:47) — не просто метафора. Если в Торе говорится: «Это — ваша жизнь», — значит, так оно и есть, и заповеди — это наша жизнь в самом прямом смысле.

Талмуд объясняет фразу из Экклезиаста: «Ибо живые знают, что умрут…» (Коэлет 9:5) таким образом, что праведники и после смерти называются живыми. «“А мертвые не знают ничего…” (там же) — это злодеи, которые при жизни называются мертвыми» (Брахот 18а).

Злодеи называются мертвыми потому, что уже при жизни в этом мире лишились вечной жизни. А поскольку они не обладают жизненной силой, свойственной человеку, они и названы мертвыми. Праведники же несут в себе силу вечной жизни, поэтому они названы живыми при жизни и остаются живыми после смерти.

В этом — смысл высказывания наших мудрецов: «Сказал рав Йеуда от имени Шмуэля: что означает стих Писания: “И стал человек подобен морским рыбам” (Хаввакук 1:14)? Почему люди сравниваются с рыбами? Рыба, оказавшись на суше, тут же гибнет, — так и люди, оставив Тору и заповеди, непременно умирают» — Объясняет Талмуд (Авода зара 3б).

После извлечения из воды рыба еще какое-то время шевелится на суше, но, поскольку она оторвана от среды своего обитания, в ней уже нет жизненной силы, которой она обладала, будучи связанной с источником своей жизни — водой. Точно так же и человек: когда он отходит от пути Торы и заповедей, то сразу же приближается к смерти. У него еще остается некая жизненная сила, он еще как-то влачит свое существование в этом мире в течение отведенных ему семидесяти лет, но по сравнению с вечной жизнью это — малость.

Суть своей жизни такой человек уже потерял, отдалившись от ее источника. «Ибо у Тебя источник жизни…» — сказано в Теилим 36:10. А если человек приблизился к Б-гу через Тору и заповеди, о нем говорится (в Дварим 4:4): «Вы же, прилепившиеся к Б-гу, вашему Господу, живы все сегодня» — то есть даже сегодня, в этом мире, жизнь поддерживается лишь связью с Б-гом, без чего существование не может называться жизнью.

В Талмуде (Авода зара 19б) приводится такой рассказ. Раби Александри провозглашал: «Кто хочет жизни, кто хочет жизни?!» Все собирались вокруг него и просили: «Дай нам жизнь!» А он говорил: «Кто человек, желающий жизни.., храни свой язык от зла…»

Когда Раби Александри вопрошал: «Кто хочет жизни?!» — все думали о материальной жизни в этом мире. Поэтому люди охотно собирались вокруг него и просили: «Дай нам жизнь!» Целью мудреца было убедить их в том, что в этом мире жизнь без Торы и заповедей не является жизнью. Изучением Торы и исполнением заповедей человек обретает не только награду после смерти, но и жизнь сегодня! Ибо Тора и заповеди возвышают душу и наполняют ее жизненной силой в самый момент исполнения заповеди.

Настоящая жизнь — это связь с вечностью [↑]

В Торе несколько раз упоминаются «живые воды» (Берешит 26, 19, Ваикра 14, 5 и 14, 50, Бемидбар 19, 17). По мнению мудрецов (Сифри 128), «живые воды» — это воды родника, поскольку они никогда не иссякают, изливаются постоянно. И именно поэтому мудрецы в трактате Пара (8, 9) утверждают, что воды такого родника, который периодически высыхает, даже если это происходит только раз в семь лет, не считаются «живыми водами». Отсюда ясно, что понятие жизни связано с вечностью.

В Торе рассказывается, что после создания человека Б-г посадил райский сад, в котором, помимо прочих деревьев, было древо жизни. Рамхаль объясняет, что природа этого дерева была — внедрить в человека желание делать только добро и сильнейшее стремление приблизиться к Б-гу. Плоды этого дерева предназначались Адаму; он должен был их съесть при наступлении субботы, — если бы не согрешил. Если бы Адам удостоился съесть плод этого дерева, он жил бы вечно.

Из того, что Тора называет древо «вечной жизни» — «древом жизни», мы учим, что настоящая жизнь — это связь с вечностью. Как и воды источника — нескончаемы и постоянно возобновляются.

Жизнь и смерть [↑]

Но если жизнь — это вечность, как связаны жизнь и смерть? В книге Живи Веройрав Моше Шапиро пишет о распространенной ошибке нашего восприятия, где жизнь и смерть — как будто «две стороны одной медали». Нам кажется, что там же, где была жизнь, появляется нечто, противоположное ей, называемое смертью.

Но дело в том, что смерть не может нанести ущерба самой жизни. «Жизнь» — это то, что не прекращается, продолжаясь постоянно. «Смерть» никогда не может произойти с «жизнью», это сущностное противоречие.

Если взять в качестве аллегории тот самый «источник живой воды», родник, о котором было сказано выше, то понятно, что можно изменить направление его течения или даже скрыть его под землей, но саму силу этого извержения остановить не в наших силах. Именно так не может «умереть» жизнь. Жизнь, присутствующая в чем-либо, может только «покинуть объект», как сказано: «И было, когда вышла ее душа, ибо умерла она» (Берешит 35:18), и на языке мудрецов есть выражение «выход души» (Шаббат 105б).

Жизнь наполняет те объекты, которые сами по себе не являются живыми, как написано: «И вдохнул в ноздри его душу живую, и стал человек душой живой» (Берешит 2:7). Когда в тело человека пришла жизнь, он стал «живым» весь, а когда у него забирают жизнь, он становится «мертвым». Но сама «жизнь» не может умереть.

Слово «жизнь» означает нечто, постоянно обновляющееся. Она не может быть прервана смертью, смерть может случиться с тем, что «стареет» до тех пор, пока не умрет. Будь у нас представление о том, что такое «сама жизнь», мы бы сразу поняли, что «обновление» — сама суть ее, нечто, постоянно возникающее вновь. Ее не может прервать смерть, ибо сама суть ее противоположна этому.

В этом смысл стиха: «Не умру, ибо жить буду…» (Псалмы 118:17). Слово «ибо» означает здесь «потому что» — из-за того, что буду жить, — не умру (Гитин 90а). Настолько, насколько человек «жив», настолько он далек от смерти.

Выбери жизнь! [↑]

Рав Моше Шапиро в книге «Живи верой», объясняя смысл заповеди «Выбери жизнь» (Дварим 30:19), говорит о необходимости выбрать то, что на самом деле называется жизнью. Наша обыденная жизнь — это путь к смерти, но заповедано нам жить иначе.

Рав Моше Шапиро также приводит цитату из книги Дварим (32:47), где Вс-вышний призывает нас хранить и исполнять Тору, «ибо не пусто это для вас, ибо это жизнь ваша», и приводит объяснение из Иерусалимского Талмуда (Сукка 84:1), что если это для вас пусто, то только из-за вас самих, из-за того, что вы не трудитесь над этим. «Ибо это жизнь ваша! — Когда это ваша жизнь? — Когда вы трудитесь над этим».

Мудрецы открыли нам, как именно мы можем исполнить заповедь «и выбери жизнь»: благодаря труду над Торой, она становится «жизнью». Труд необходим для достижения того, что не находится под рукой само по себе. Трудом можно достичь того, чего невозможно достичь в состоянии покоя. Труд, возводящий человека в более возвышенное состояние, позволяет ему «дотянуться» до того, что ранее было невозможным.

Лень заложена в самой форме этой жизни, она есть и у самого деятельного и расторопного человека. Поэтому, когда человек слышит нечто новое, его естественная реакция — сказать этому «Нет!» Новое может быть воспринято, только если человек своими усилиями выводит себя из состояния привычного ему «покоя».

Только тот, кто трудится, становится способным осознать нечто более высокое. Тогда это «новое» наполняет человека новой жизнью. О величии силы «нового» в Торе мудрецы сказали: «О каждом, кто учит сына другого человека Торе, Писание говорит так, как будто он породил его» (Раши, Бемидбар 50:1). Силой слов Торы, которым он научил его, формируется новый человек. В человеческой речи есть жизненная сила, она может быть воспринята слушателем, «посеяна» и выращена в «новую жизнь».

Человеческая жизнь — высшая ценность! [↑]

Несмотря на то, что к понятию «истинная жизнь» Тора предъявляет очень высокие требования, жизнь как существование белковой материи, с точки зрения Торы, имеет самостоятельную ценность. Мы знаем, что в любом живом создании заложена любовь к жизни и стремление к ней. Ценность человеческой жизни — превыше жизни других живых существ, так как «… по подобию Б-га создал Он человека».

Б-г раскрыл нам Себя как дух и источник жизни, добра и любви; так и человек, по сути своей, — существо духовное, он способен давать жизнь, нести людям добро и любовь. Поэтому лишить человека жизни — тягчайшее преступление. Ценность жизни неизмерима, и сократить ее хотя бы на мгновение — значит, совершить убийство. Рука убийцы лишает мир присутствия Б-га. «Убивающий человека разрушает целый мир» (Мишна, Сангедрин 4:5).

Человеческую жизнь нельзя подвергать опасности даже косвенным образом. Неосторожный водитель, с точки зрения Торы, — потенциальный убийца.

«Особенно же кровь вашу, за души ваши взыщу: со всякого животного взыщу ее и со всякого человека, с одного за другого взыщу душу человека» (Берешит 9:51). Даже когда человек думает, что, обрывая чью-то жизнь, он совершает акт милосердия («чтобы не мучился»), — все равно это убийство. Никто не имеет права считать чью-либо жизнь бессмысленной, в том числе, и свою собственную.

Нельзя удалить для трансплантации ни один из органов умирающего, даже если это может спасти от смерти другого человека. Спасая свою жизнь, можно убить нападающего, но оберегая свою жизнь, убить того, кто не нападает, значит — совершить преднамеренное преступное убийство.

Справедливая казнь или убийство врага на поле боя именуется арига, а не рэцах, и к этим случаям, казалось бы, не относится заповедь «не убий». Тем не менее, даже когда речь идет о преступнике, заслуживающем смертной казни, еврейский закон делает все, чтобы сохранить человеку (преступнику!) жизнь. Талмуд в трактате «Макот» сообщает, что смертный приговор выносился максимум раз в семь, а по другому мнению — раз в 70 лет, и даже в этом случае суд получал название «кровавого».

Целый комплекс еврейский законов посвящен тому, что должно предпринимать для спасения человеческой жизни. Когда соблюдение заповедей может поставить жизнь под угрозу, даже самый строгий запрет Торы отменяется. Это относится ко всем запретам, за исключением идолопоклонства, прелюбодеяния и убийства.

И даже когда речь идет не о прямой угрозе жизни, а лишь о возможности такой угрозы, все остальные законы отодвигаются на второй план, и Тора предписывает больному человеку не поститься в дни обязательных постов, беременной женщине — ехать в больницу в субботу на машине, потерявшегося ребенка искать в субботу с привлечением различных технических средств — и так далее.

Человеческая жизнь — высшая ценность в иудаизме, все заповеди пропитаны этим духом. Да и сами заповеди даны нам с пояснением: «Соблюдайте уставы Мои и законы Мои, исполняя которые человек будет жить ими» (Ваикра 18:5).

Выводить материалы