Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Тема

Убийство

Оглавление

«По образу и подобию…» ↓

Заповедь «Не убивай» — шестое из Десяти Речений ↓

Парадокс гуманизма ↓

Косвенное участие в убийстве ↓

Наказание за убийство ↓

Убийство ради жизни ↓

О трансплантации ↓

Эвтаназия и самоубийство запрещены ↓

Аборты ↓

Другие виды «убийства» ↓

«По образу и подобию…» [↑]

В недельной главе «Ноах» приводятся слова Вс-вышнего, обращенные к прародителю современного человечества Ноаху:

«… И со всякого человека, с одного за другого взыщу душу человека. Кто прольет кровь человека, того кровь прольется человеком, ибо по подобию Б-га создал Он человека. (Берешит 9:5)

Запрет на убийство также начертан и на Скрижалях Завета. Шестое из Десяти Речений, данных на горе Синай, гласило: “Не убей” (Шмот 20:13).

В основе запрета на убийство лежит известное библейское положение о том, что человек создан по образу и подобию Всевышнего. "… По подобию Б-га создал Он человека» — это центральная идея Торы. Б-г раскрыл нам Себя как дух и источник жизни, добра и любви; так и человек, по сути своей существо духовное, способен давать жизнь, нести людям добро и любовь.

Поэтому лишить человека жизни — тягчайшее преступление. Убийство — не что иное, как дерзкий и открытый бунт против Творца. Рука убийцы лишает мир присутствия Б-га. Сказано в Талмуде: «Тот, кто убьет хотя бы одну душу — уничтожит целый мир. А тот, кто спасет хоть бы одну душу — спасет целый мир» (Мишна, Санедрин 4:5).

Ценность жизни неизмерима, и сократить ее даже на мгновение — значит совершить убийство.

Заповедь «Не убивай» — шестое из Десяти Речений [↑]

Вернемся в Десяти Речениям (они же Десять Заповедей).

Есть такой рассказ про атеиста, который при встрече с раввином заявил, что тоже соблюдает Десять Заповедей, поскольку на них основана общечеловеческая мораль. Затем, правда, выяснилось, что он не слышал о заповеди чтить Субботу, а следовательно, субботу не чтил. К тому же, будучи убежденным материалистом, живущим в рамках западной культуры, он искренне верил и поклонялся целому ряду современных идолов, не догадываясь о запрете Торы. В довершение всего он не выполнял заповедей, требующих признания существования Всевышнего, а также запрещающих напрасно произносить Его Имя. Он не всегда уважительно разговаривал со своими родителями, как того требует заповедь «почитай своих отца и мать».

И, лишь когда очередь дошла до заповеди «не убивай», атеист облегченно вздохнул: «Вот ее-то я и имел в виду, когда сказал, что тоже соблюдаю общечеловеческие законы и правила! Эту заповедь я исполняю на все сто процентов».

На это раввин заметил: «Не спеши. Ты хоть знаешь, что она означает?»

Итак, шестая по счету заповедь — «не убивай». Тора однозначно запрещает убивать.

Более того, запрещено прямо или косвенно подвергать опасности человеческую жизнь. Торой декларируется абсолютная ценность жизни, ради сохранения которой она разрешает и в крайних случаях даже требует нарушить многие другие заповеди.

Маленькое отступление. На страницах русскоязычной прессы иногда можно встретить совершенно нелепые обвинения: мол, репатрианты, поселившиеся в религиозном квартале, не могут вызвать «скорую помощь» в Субботу, а в каком-то месте машину «скорой», которая ехала к больному по срочному вызову, ортодоксы забросали камнями. Заметим: те, кто выливают подробные бредни на невинные головы читателей, нарушают важную общечеловеческую заповедь: «не бредь». Но об этом запрете мы поговорим в другой раз, а пока — запрет на убийство.

В случае угрозы человеческой жизни Тора отменяет все субботние ограничения. За примерами далеко ходить не надо. Обратите внимание — кто приезжает за роженицами в Субботу? Причем не только в религиозные кварталы. Вся бригада «скорой помощи», включая шофера и санитара, состоит из хасидов, — настоящих, с пейсами и в кипах. Иногда можно видеть, как религиозный еврей, прервав субботний покой, сам везет жену в приемный покой родильного отделения.

Ибо запрещено подвергать жизнь опасности. При даровании Торы Десять заповедей были запечатлены на двух каменных Скрижалях Завета и размещены парами — одна против другой. Заповедь «Не убивай» соседствует с первым законом «Я — Всевышний». Получается, что нарушение этой заповеди, т.е. убийство, означает, по сути, отрицание Творца Вселенной (см. выше, что Убийство — это своеобразный бунт против Творца).

«Не убивай!» — одна из трех заповедей, о которых сказано: «Умри, но не сделай» (в ту же группу входят запреты на идолопоклонство и некоторые виды прелюбодеяния.) Что это означает? Если тебе скажут: «Убей такого-то человека, а иначе мы убьем тебя», — надо ответить: «Разве моя кровь краснее его крови?»

Другими словами, следует предпочесть собственную гибель убийству по принуждению. Иначе знай, что ты совершаешь преступление, нарушая запрет на убийство.

У заповеди «не убивай» есть связь с предыдущей, пятой заповедью, говорящей о почитании отца и матери. Сказано: тот, что материально обеспечен, но не помогает своим старым, нуждающимся родителям, подобен убийце.

В то же время эта заповедь предостерегает нас от другой крайности: например, любящему сыну, ревниво берегущему честь и достоинство родителей, запрещено покушаться на жизнь их обидчика, а родителям нельзя требовать этой мести от своих детей.

Запрет «не убивай» распространяется на всех людей: евреев и неевреев, мужчин и женщин. Он входит в число Семи заповедей сыновей Ноаха, данных всему человечеству задолго до Синайского откровения и дарования Торы.

Парадокс гуманизма [↑]

Мы живем в эпоху гуманизма. О ценности человеческой жизни сказано много высоких слов, но на самом деле мы нередко видим, что жизнь человека ни во что не ставят.

Есть немало «идеалистов», готовых погубить сотни ни в чем не повинных людей только для того, чтобы кому-то что-то доказать или привлечь внимание к своей особе или к какой-либо ситуации.

Приняв далекую от Торы систему ценностей, мы обесцениваем человеческую жизнь, да и вообще лишаем ее всякого смысла, потому что жизнь человека, которую мы «спасаем» за счет жизни другого, уже не имеет истинной ценности.

А другие, хотя прямо их не поддерживают, но «вполне понимают». «Понимать» зло значит внутренне соглашаться с ним.

Человек как один из сотен тысяч видов живых существ, населяющих вселенную, не имеет особой цены. Но ценность человека, созданного Б-гом ради высшей цели, неизмерима.

Заповедь «не убивай» кажется очевидной и понятной. На самом деле здесь есть немало тонкостей. Ведь мир устроен сложно и состоит не из крайностей, а из нюансов.

Попробуем вкратце разобрать тонкости и нюансы заповеди и посмотрим, как они связаны с общепринятыми понятиями о ценности жизни.

Косвенное участие в убийстве [↑]

Заповедь «не убивай» требует избегать ситуаций, которые могут привести к убийству. Человеческую жизнь нельзя подвергать опасности даже косвенным образом. Неосторожный водитель, с точки зрения Торы, — потенциальный убийца.

Если вы видите, что кто-то собирается подвергнуть опасности свою жизнь или жизнь других людей, вы обязаны сделать все, чтобы остановить его.

В качестве примера возьмем самый распространенный случай. Допустим, после обильной выпивки наш приятель собирается сесть за руль автомобиля. Конечно, у него и в мыслях нет кого-то убивать, но очевидно, что в таком состоянии он превращается в потенциального убийцу — или самоубийцу, что, с точки зрения Торы, одинаково преступно. Поэтому наша обязанность — помешать ему отправиться в путь. Для этого можно использовать любые средства — уговоры, хитрость, физическое воздействие, вплоть до вызова полиции.

В Израиле и других развитых странах автомобиль давно превратился в самое распространенное средство непреднамеренного убийства. На израильских дорогах стало печальной нормой безрассудное вождение с нарушением всех законов вождения — обгона, ограничения скорости и прочих очевидных положений свода дорожных правил. Поэтому неудивительно, что в результате автомобильных аварий у нас на дорогах погибло людей больше, чем от всех арабо-израильских войнах вместе взятых.

Еще раз напоминаем: если нас везет лихач, нельзя стесняться сделать ему замечание. Надо остановить его, помешать. Сделать все, что в человеческих силах.

Тем самым мы не только предотвратим возможную трагедию, но и выполним одну из важнейших заповедей Торы: «Не убивай!»

Наказание за убийство [↑]

За убийство иудаизм требует наказывать по принципу «мера за меру», т.е. в данном случае — «высшей мерой».

Сразу оговоримся. Требуя вынесения смертной казни убийце, Тора налагает на еврейский суд целый ряд ограничений и предосторожностей, чтобы исключить судебную ошибку, могущую привести к наказанию невиновного.

Даже в эпоху Храма, когда судам было дано право выносить смертные приговоры (в отличие от сегодняшнего дня), осуществить это право на практике, т.е. приговорить человека к смерти, было невероятно трудно. Санедрин (Верховный еврейский суд), вынесший всего один смертный приговор за 70 лет, назван в Талмуде «кровавым».

Убийство ради жизни [↑]

И все же иудаизм далек от пацифизма. Более того, он считает эту идею аморальной. В Торе есть особая заповедь предотвращения убийства: «Не стой на крови своего ближнего». Среди прочего, в нее входит обязанность вовремя остановить потенциального убийцу. Тот, кто этого не делает, фактически поощряет преступление.

Если можно остановить убийцу, не убивая его, то так и надо поступить. Другими словами, в этом случае его просто запрещено убивать. Но если очевидно, что «гуманные» методы не дадут результата, то необходимо идти на крайнюю меру пресечения.

Убивать разрешено также в следующих случаях.

1. При самозащите: если кто-то покушается на вашу жизнь, вы обязаны опередить его, убить этого человека (если другого спасения нет), прежде чем он осуществит свое преступное намерение.

Спасая свою жизнь, можно убить нападающего, но оберегая свою жизнь, убить того, кто не нападает — значит совершить преднамеренное преступное убийство.

2. На человека, исполняющего приговор суда, в этот момент тоже не распространяется запрет «не убивай».

3. Разрешается вести оборонительные войны. Если стране объявлена война и ожидается нападение, допускается превентивный удар.

Разрешено убивать противника на войне, ибо война считается коллективной формой самозащиты.

4. Если нет другого способа воспрепятствовать не только убийству, но и изнасилованию, человек имеет право и даже обязан убить преступника.

О трансплантации [↑]

Нельзя удалить для трансплантации ни один из органов умирающего, даже если это может спасти от смерти другого человека.

Нет пока общего мнения, в какой момент можно считать человека неживым в ситуации, когда сердце продолжает работать, а мозг уже умер. В каждом таком случае необходимо обратиться к знатоку Алахи.

Эвтаназия и самоубийство запрещены [↑]

Сказано: «Особенно же кровь вашу, за души ваши взыщу: со всякого животного взыщу ее и со всякого человека, с одного за другого взыщу душу человека» (Берешит 9:51).

Тора категорически осуждает эвтаназию, как и любую форму самоубийства. Ибо самоубийство по существу ничем не отличается от убийства.

Даже когда человек думает, что обрывая чью-то жизнь, он совершает акт милосердия («чтобы не мучился»), — все равно это убийство. Никто не имеет права считать чью-либо жизнь бессмысленной, в том числе и свою собственную.

Сюда же относятся случаи, когда умерщвление тяжело и безнадежно больного человека, уже неспособного решать свою судьбу, совершается по просьбе его близких, которым невыносимо видеть его страдания.

Человек, который находится в коматозном состоянии, считается живым до тех пор, пока самостоятельно дышит, и прервать его жизнь значит совершить убийство.

Некоторые неизлечимо больные люди или люди, страдающие депрессией, заявляют о своем праве добровольно уйти из жизни, чтобы скорее избавиться от мучений и чувства обреченности. Нашлись даже врачи, которые, вопреки профессиональной этике (хотя этика теперь тоже вещь переменчивая) и клятве Гиппократа, специализируются на «помощи» таким больным.

Давайте будем честными. При атеистическом взгляде на мир трудно объяснить, зачем нужно спасать человека, который обременителен для общества, для своей семьи и к тому же сам не хочет больше жить.

В нерелигиозном обществе ценность жизни определяется исходя из экономических и социальных соображений. С этой точки зрения жизнь человека, который впал в коматозное состояние, когда уже не регистрируется электрическая активность сердца, безусловно менее ценна, чем жизнь человека, который может прожить после пересадки органа еще по крайней мере несколько лет.

Но еврейская традиция по-другому оценивает эту ситуацию. Она говорит, что у человека есть бессмертная душа, что появление этой души в нашем мире неслучайно, как неслучайны все ее проявления в каждый момент ее жизни.

С точки зрения Торы, человеческая жизнь — это дар Б-га, и ее ценность безгранична. И не нам, людям, решать, чья жизнь дороже: бедняка, например, или богатого человека.

Наше бытие наполнено глубоким смыслом. Брать на себя роль Создателя, решающего, когда человеку пора покинуть землю, Тора считает преступлением.

Даже если человек лежит без сознания или тяжко мучается от болей, всякое активное действие, направленное на ускорение его смерти хотя бы на одну секунду, рассматривается как убийство.

Аборты [↑]

Еще одна серьезная проблема сегодняшнего дня — аборты. Аборт тоже считается убийством, если нет опасности для жизни и душевного здоровья будущей матери.

Под опасностью для душевного здоровья подразумеваются не бытовые сложности, вызванные незапланированным появлением ребенка, а вполне конкретные и серьезные психические заболевания. В каждом отдельном случае необходимо проконсультироваться с врачом и компетентным раввином, специализирующимся на подобных вопросах.

Другие виды «убийства» [↑]

Известно, что, если заповедь дается в Торе повторно, значит, к ней что-то добавляется. В еврейской традиции заповедь «не убивай» тесно соотносится с запретом публичного оскорбления человека.

Талмуд подробно объясняет, что речь идет о преступлении, которое приравнивается к кровопролитию — если оскорбление было нанесено в присутствии достаточно большого количества людей (10 человек и более).

Впрочем, публичное оскорбление пагубно не столько для жертвы, сколько в первую очередь для самого обидчика. Еврейская традиция говорит: у того, кто прилюдно унизил ближнего, душа не минует Ада (Геинома).

Мы применили слова «ад», но в еврейском словаре нет такого понятия, есть только термин Геином. Причем последний не имеет ничего общего с адом в христианском представлении. У него другая функция.

Наша традиция утверждает, что после смерти человека его бессмертная душа покидает тело и отправляется на Суд (аак ни удивительно, это явление подтверждено рядом современных исследований в разных областях медицины и психологии.)

В ходе «судебного разбирательства» перед душой, как в кино, проходят зримые картины ее земной жизни. Она видит все совершенные ею поступки, хорошие и дурные, и полностью осознает свою ответственность за них перед Творцом.

Дурные поступки вызывают у нее мучительно-жгучее чувство стыда и сожаления. Этот стыд и есть «адский огонь». Он очищает душу, избавляет ее от духовных последствий негативных действий. После этого процесса очищенная душа покидает Геином и продолжает свое развитие.

Но если на Суде выяснится, что ее владелец при жизни публично унижал людей и своевременно — т.е. еще при жизни — не раскаялся, то душа может навсегда остаться в Геиноме. Перспектива, согласитесь, отнюдь не радостная.

Тема жизни после смерти и новейшие исследования в этой области достаточно сложны и обширны; они заслуживают отдельного разбора.

У заповеди «не убивай» есть еще несколько важных аспектов. Среди прочего к убийце приравнивается тот, кто лишает ближнего возможности зарабатывать на жизнь, и также тот, кто, не имея права выносить постановления в области еврейского закона, все же берет на себя такую функцию.

Но у этого правила есть и обратная сторона. Тот, кто имеет право выносить судебные решения и учить людей Торе, но не делает этого, тоже приравнивается к убийце. Ибо мудрость и знания продлевают человеку жизнь в этом мире и мире грядущем. Поэтому лишать людей жизненно важных сведений — это тоже тяжелое преступление, граничащее с нарушением заповеди «не убивай».

Выводить материалы