Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Только сумасшедший может убить?

19 июля 2011, 22:16

Отложить Отложено

 

  Сообщение об убийстве восьмилетнего Лейба Клецкого вызвало ощущение ужаса. «Каким же нелюдем должен быть убийца, чтобы поднять руку на беззащитного ребенка? — думал я. — Наверное, убийца — сумасшедший маньяк». «Нет, психически нормальный человек может убить! — вдруг оборвал я себя, внутренне затрепетав от этой мысли. — Во времена Холокоста психически нормальные негодяи зверски убили шесть миллионов евреев и среди них — полтора миллиона детей! Каждый человек — потенциальный убийца. В каждом сидит зверь, способный убить другого. В каждом скрывается животное, как писал царь Соломон: «Нет разницы между человеком и животным!» Смысл его слов не только в том, что между человеком и животным нет физической разницы, но и в том, что, в слове «нет» и состоит духовная разница между человеком и животным. Животное слепо следует своим инстинктам, в то время как человек, обладая разумом и свободой воли, может сказать своим инстинктам «нет». Благородная, стремящаяся творить добро душа может победить животные инстинкты.
Идея о том, что убийство может совершить лишь сумасшедший — опасное заблуждение. В действительности грань между добропорядочным гражданином и жестоким преступником очень тонка. Преступление может совершить каждый, кто, распустившись, позволит животным инстинктам тела заглушить голос совести своей души.
…Убийца мог быть психически нормальным человеком, который поддался животному инстинкту и совершил сексуальное преступление против ребенка, а затем убил его, чтобы замести следы…
После творения животных Всевышний сказал: «Сделаем человека». К кому обратился Всевышний? Он призвал животных поделиться с человеком своей природой, объясняют мудрецы: «Потому человек может разорвать другого, как лев, и укусить, как змея!» И если некоторые, подобно льву, с позиции силы открыто бросают оскорбления в лицо, то другие интригуют, оговаривают и жалят в спину, подобно змее.
Сказать, что убийца ребенка сумасшедший — это все равно что сказать, что убийство как таковое не имеет ко мне, нормальному человеку, никакого отношения. Каждый человек понимает, что требуются усилия для того чтобы не нарушить заповеди «Не укради», «Не прелюбодействуй!», «Не возжелай!». Тем не менее кажется, что заповедь «Не убей!» обращена не к нам, нормальным людям. Это не так, ибо оскорбление приравнивается Талмудом к убийству!
«Каждый, кто публично оскорбляет человека, как будто проливает его кровь!» — предупреждают мудрецы. Оскорбляющий наносит ущерб душе ближнего, который может быть даже хуже убийства, ибо страдания души могут лишь усиливаться со временем. Впрочем, мудрецы обращают наше внимание не только на душу обиженного, но и на душу обидчика. Тот, кто может оскорбить человека, может также его и убить! Для того чтобы оскорбить ближнего, нужно накопить в душе столько ярости, гнева и злобы и проявить столько несдержанности, что хватило бы и для того, чтобы его убить! Многочисленные преступления совершаются в пылу гнева по отношению даже к близким людям, когда оскорбления переходят в рукоприкладство…
Гибель ребенка в Боро-Парке — это не история сумасшествия, а обращенный к каждому из нас упрек Небес! И каждый может укрепить в себе силы духа и научиться в большей степени держать себя в руках, не поддаваться похоти, ярости и гневу. Каждый может проявлять большее уважения человеческому достоинству окружающих людей! И если плохим словом можно убить, то добрым словом можно вернуть человека к жизни. Как писал царь Соломон: «Жизнь и смерь во власти языка!»
 

Теги: Тора, убийство, Лейб, Клецкий