Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Подобно тому, как изучение Торы приравнивается ко всем другим заповедям, вместе взятым, злословие приравнивается ко всем грехам, вместе взятым»Иерусалим. Талмуд, Пеа 1
Можно ли выдавать еврея, когда известно, что его убьют, но таким образом будет спасен целый город? Нужно ли убивать террориста-смертника, при этом убивая нескольких человек рядом с ним, ради спасения многих людей?

В прошлой статье было подробно разобрано противоречие, которое может появиться, когда возникает необходимость спасти жизнь еврея путем убийства другого человека. Мы занимались разрешением этого противоречия в контексте законов о «родефе» («преследователе»): если нет возможности воспрепятствовать убийству жертвы иначе нежели убийством преследователя — разрешается, и даже необходимо убить преследователя ради спасения преследуемого. Мы пытались привести законы о «родефе» к некому общему определению, и мы увидели, как может повлиять алахическое определение на разные случаи «преследования», как например, когда в роли «родефа» выступает ребенок, или в ситуации с разделением сиамских близнецов ценой жизни одного из них.

В данной статье мы продолжим обсуждать законы «преследователя» и сосредоточимся на тяжелых вопросах, которые возникают, когда спасение многих зависит от смерти одного. Можно ли выдавать еврея, когда известно, что его убьют, но таким образом будет спасен целый город? Нужно ли убивать террориста-смертника, при этом убивая нескольких человек рядом с ним, ради спасения многих людей? Эти и другие тяжелые вопросы мы и будем обсуждать дальше. Следует оговориться, что мы не устанавливаем здесь практическую алаху, а лишь начинаем обсуждение и изучение этой темы.

Выдача Шева бен Бихри ради спасения многих

Как было сказано, закон «родеф» применяется для разрешения определенной ситуации, когда обязанность спасения жизни влечет за собой необходимость убийства. Несколько иной случай, когда этот закон тоже применяется, описан в Тосефте («Трумот» 7-23): «Группе людей, которой неевреи сказали: “Дайте нам одного из вас, и мы убьем его, а если не дадите — то мы убьем вас всех”, — запрещено выдавать еврея [и все они будут убиты]. Но если указали конкретного еврея, которого нужно выдать, как было в случае с Шева бен Бихри — выдадут его тем людям и не будут убиты».

Тосефта намекает на упомянутое в Пророках событие (Шмуэль II гл. 20) — бунт человека по имени Шева бен Бихри против царя Давида. За это преступление Шева бен Бихри был обязан смерти. Йоав бен Цруя (командующий армией царя Давида) осаждал Авель Бейт Мааха — город, в который сбежал Шева бен Бихри, и угрожал обрушить стену всего города. Написано, что по совету мудрой женщины1 жители города убили Шева бен Бихри и бросили его голову Йоаву. Таким образом город был спасен.

Из слов Тосефты мы делаем вывод, что если на одной чаше весов у нас спасение многих, а на другой — требование выдать одного, то запрещено выдавать даже одного ради спасения многих, несмотря на то, что в случае невыдачи одного могут погибнуть все. Ведь не только в случае, когда мы выбираем, кого из двух человек оставить в живых, но и в случае, когда спасение многих требует смерти одного, применяется пра вило «Не отвергают жизнь из-за другой жизни» и нет разрешения убивать одного ради спасения многих. Но когда враги указали конкретного человека, как указал Йоав на Шеву бен Бихри — можно его выдать на смерть и спасти многих: «Дадут им его и не будут убиты».

Выдача одного человека, который не обязан смерти

Относительно вышеупомянутого закона в Иерусалимском Талмуде («Трумот» 8-4) приводится спор между раби Йохананом и Рейш Лакишем: разрешение выдать человека на расправу ограничено лишь тем случаем, когда указали такого человека как Шева бен Бихри, который уже был обязан смерти по закону государства (еще до того, как попросили его выдать), поскольку он восстал против царя Давида, или же это закон, который сказан относительно любых случаев? По мнению раби Йоханана, разрешено выдавать определенного человека, даже если он не обязан смерти по закону государства. Однако, по мнению Рейш Лакиша, этот закон относится лишь к человеку, который смертельно провинился перед государством.

Законоучителя спорят по чьему мнению установлен закон — по Рейш Лакишу или по раби Йоханану. Рам-бам («Законы основ Торы» 5-5) установил алаху как Рейш Лакиш: запрещено выдавать человека, который не обязан смерти по закону государства, и разрешено выдавать только того, кто обязан смерти, как Шева бен Бихри. Комментаторы («Кесеф Мишне» там же, «Бейт Йосеф» на «Йорэ Дэа» 157, Таз там же, п. 7) удивляются почему Рамбам постановил закон как Рейш Лакиш ведь по правилу если спорят раби Йоханан и Рейш Лакиш — закон как раби Йоханан («Йевамот» 36а, см. «Биур а-Гра» «Йорэ Дэа» там же, пункт 16)2 .Таз (там же), вслед за Рамбамом, постановил закон по Рейш Лакишу и привел Баха, который постановил так же. Но Хазон Иш (часть «Хошен Мишпат» на трактат «Санэдрин», глава 25) сначала написал, что закон как раби Йоханан, что можно убивать (или выдавать на смерть) одного «выдаваемого» из-за того, что он рассматривается как «преследователь»: «…тот, кого выбрали — как “преследователь”, ведь из-за того, что находится среди них — их всех убьют. И не смотря на то, что по закону он не “преследователь”, поскольку он спасает свою жизнь — все таки они не обязаны жертвовать собой, и поскольку он причина их опасности — они имеют право его сдать»3.

После того, как Хазон Иш написал, что следует постановить закон по раби Йоханану, он привел постановление Рамбама. Но кажется, что Хазон Иш склоняется к мнению раби Йоханана, поскольку дальше он упоминает, что Рамо постановил как раби Йоханан4 и Хазон Иш удивляется почему Бах постановил как Рамбам а не как Рамо.

Передвигание в сторону одного человека «стрелы», которая летит в направлении многих

Мнение Хазон Иша (там же) про «стрелу, которая летит убивать многих» это фундамент для вопросов о жертвовании одним ради многих. Разрешается ли склонять летящую стрелу таким образом, что многие будут спасены, но вместо них будет убит один, который бы не умер, если бы стрела не была отклонена.

В соответствии с респонсами «Циц Элиэзер» (часть 15 глава 70) этот вопрос несомненно может быть актуальным, как, например, в случае человека, который ведет машину и чувствует, что тормоза не работают, а машина вот-вот скатится и убьет группу людей. Единственная возможность спасти их — это повернуть в сторону, но при этом будет убит один человек, который там стоит. Должен ли водитель действовать ради спасения многих или запрещено убивать (активно)?

Еще один случай, который можно включить в этот вопрос это солдат, который видит ручную гранату, которая была брошена в сторону группы солдат. Разрешается ли солдату отклонить траекторию гранаты таким образом, что один будет убит, но многие будут спасены? (Относительно солдата, который может лечь на гранату и таким образом спасти других — см. респонсы «Игрот Моше» (Йоре Деа часть 2, глава 174 пункт 4), который написал, что в целом нельзя убивать себя ради спасения других, но «спасение еврея отличается». И неясно, что здесь означает «спасение еврея»).

В ответ на этот вопрос пишет Хазон Иш, что следует разделить между отклонением стрелы и выдачей еврея, склонить стрелу — это «действие спасения», а выдать евреея неевреям — это «жестокое действие убийства». Свойство действия выдачи — это жестокость и убийство, и лишь «случайно» сюда проецируется спасение, с другой стороны, суть действия отклонения — это спасение, и убийство связано с этим лишь случайно. В действии, суть которого спасение пишет Хазон Иш, что возможно нам нужно приложить усилия чтобы спасти как можно больше евреев, даже если спасение связано с уничтожением жизни.

В конце Хазон Иш пишет: «все-таки тут (со стрелой) хуже, так как убивает руками, а мы нашли разрешение только выдавать, но убивать руками возможно нельзя, а то что убили Шева бен Бихри (не доказывает, что можно убивать одного чтобы спасти многих) — из-за того, что бунтовал против власти». Однако после небольшого обсуждения темы, в респонсах «Циц Элиэзер» (там же) решается, что в любом случае похожем на обсуждаемые выше «сидеть и ничего не делать предпочтительнее»5, и нельзя совершать акт «спасения», который сопряжен с убийством других.

Убийство одного человека ради спасения многих

После вступления и обсуждения правил этой темы раз берем правила, касающиеся практических вопросов.

В предыдущей статье мы обсуждали страшный вопрос, который случился во время Холокоста, когда плач ребенка мог раскрыть нацистам месторасположение евреев: разрешено ли убивать ребенка ради спасения многих или нет, поскольку «не отодвигают одну жизнь ради другой»?6 Рав Шимон Эфрати обсуждает этот вопрос в респонсах «Мигей аарега» (глава 1), и оправдывает тех, кто убил детей, поскольку ребенок рассматривается как «выбранный» (но рав добавляет, что поскольку идет речь не о волевом «преследователе» — то нет обязанности его убивать, а лишь право). При этом, в главе 3 рав оправдал тех, кто пожертвовал собой и не убил детей в подобных ситуациях, как это было с братом автора — равом Цви Эфрати.

Параллельно его словам следует упомянуть мнение, которое было приведено в предыдущей статье, в соответствии с которым правило «не отодвигают одну жизнь ради другой» сказано только в случае, когда есть возможность, что один спасется, но в случае когда оба умрут разрешено пренебрегать одной жизнью ради другой (как в случае роженицы, когда разрешается убивать новорожденного когда и мать и новорожденный умрут; см. «Яд Рама» «Санэдрин» 72б, «Минхат Авраам» глава 42). «Паним Меирот» (часть 3 глава 8) учит этот закон из случая с Шева бен Бих-ри (по мнению раби Йоханана): разрешение убивать Шева бен Бихри, который был выбран, сказано из-за того, что и без этого (если бы его не выдали) все были бы убиты.

В свете этого принципа рав Ицхак Зильберштейн (журнал «Ассиа» 45-46 тевет 5749 стр. 62-68) обсуждает случай, который был во время Первой Ливанской войны, когда заминированный автомобиль взорвался рядом с домом военной администрации в Тире, и из-за этого на людей обрушился пятиэтажный дом. В момент взрыва на верхних этажах было меньше солдат, чем на нижних, и когда начали спасательные работы выяснилось, что для спасения солдат с нижних этажей требуется задействовать тяжелую технику, а это приведет к смерти солдат, которые были на верхних этажах.

Рав Зильберштейн (который рассматривает теоретический вопрос, и также обсуждает корабль, который начинает тонуть из-за тяжести людей, и нужно сбросить часть пассажиров в море ради спасения остальных пассажиров) постановил, что если без спасательных действий все умрут — то разрешено спасать, даже если скорее всего люди умрут, несмотря на то, что это произойдет от активного действия.

Сомнение в разрешенности убийства одного ради убийства многих

В конце рав Зильберштейн добавляет, что можно присоединить мнение Хазон Иша, по которому можно отклонять стрелу по направлению к одному, и тем самым спасти многих. Тракторам, которые спасают многих разрешено убивать нескольких, которые встречаются по пути, так же как можно склонять стрелу.

Однако мы видели в словах Хазон Иша, что следует разделять между действием, которое рассматривается как спасение и между действием, которое рассматривается как убийство. Поэтому рав Шломо Диховски возражает (альманах «Тора шебеаль пе» номер 31) на ответ рава Зильберштейна, — утверждения, что есть разница между спасением и между убийством, которое в будущем приведет к спасению. Насчет вопроса можно ли убивать новорожденного ради спасения матери — убийство ребенка само по себе является спасением матери, и поэтому там, где без убийства ребенка умрут оба — уместно разрешить убийство ребенка. Но в случае с зданием которое обрушилось идет речь о двух разных действиях: сначала трактор заезжает на развалины — это уже действие убийства, и только после этого будут действия спасе ния, если у спасателей удастся вытащить живых из под развалин.

По мнению рава Шломо Диховски нет доказательств, применимых к тем случаям, где нет явного действия спасения и в случае с спасательным трактором (и, видимо, в случае с плачущим ребенком), при всем сожалении «сидеть и ничего не делать — предпочтительнее» (но понятно, что нужно спасать того, кого можно спасти без причинения смерти другим)7. Относительно вышеупомянутого мнения «Паним Меирот», что разрешено убивать одного если без этого все умрут, рав Диховски привел несколько мнений, которые спорят и считают что даже в случае когда все умрут — нельзя осуществлять убийство, тем более что тут нет конкретного человека, который обязан смерти. Также в книге «Мишнат пикуах нефеш» (глава 49—6) запрещается отсоединять устройство, которое поддерживает жизнь от одного больного с целью присоединить его к другим больным, даже если их много, так как само по себе отсоединение — это еще не спасение, а убийство, и в свете того, что сказал Хазон Иш, это запрещено.

Убийство террориста-смертника

Обсудим случай террориста-смертника, которого ждут на входе в зал, где много людей и на нем пояс с взрывчаткой. Можно убить его на месте и привести к смерти тех, кто рядом с ним. С другой стороны, если он не будет убит на входе и зайдет в зал — то умрет много больше людей. В соответствии с решением рава Зильберштейна этот случай можно сравнить со случаем «спасение многих путем убийства одного» (или нескольких) — например, вытаскивание с помощью тяжелой техники или сбрасывание людей с корабля, который начинает тонуть — и разрешить убийство. Но по мнению рава Диховски запрещено убивать нескольких ради спасения многих, и «сиди и ничего не делай отличается»8.

Однако, возможно, что рав Зильберштейн согласится, что в этом случае запрещено убивать террориста, поскольку идет речь о ситуации, в которой без убийства люди рядом с ним не находились бы в опасности (а опасность была для людей, которые в зале). С другой стороны можно сказать, что этот случай легче, так как здесь нет убийства руками, а убийство относится только к террористу, и только вследствие этого те, кто стоит рядом окажутся в опасности.

В этом случае тяжело охарактеризовать стоящих рядом с террористом как «избранных» для смерти и закон Тосефты будет основанием запретить причинять их смерть.

В книге «Мишнат пикуах нефеш» (глава 50) обсуждается подобный случай, когда был похищен самолет и он скоро взорвется, столкнувшись с многоэтажным зданием, но есть возможность взорвать самолет до того, как он достигнет цели и спасти много жизней путем убийства тех, кто находится в самолете. Когда автор спросил про этот случай рава Хаим Каневского — тот ответил, что «мы сомневаемся насчет этого».

Явно спасительное действие, которое причиняет смерть многим

В книге «Дамесек Элиэзер»9, — прим. пер. обсуждается следующий вопрос: «Меня спросили про двух людей, стоящих один позади другого и убийца хочет убить того, кто стоит спереди — разрешено ли склонять себя в стороны или убегать и тогда стрела попадет в того, кто стоит за ним». Подобный случай приводится в книге «Мишнат Пикуах Нефеш» (глава 50) относительно солдата, который во время войны выпустил ракету по направлению к себе: он пригнулся чтобы спасти себя, а солдат, который стоял за ним, погиб. Теперь солдат спрашивает требуется ли ему искупление за то, что причинил смерть.

«Дамесек Элиэзер» отвечает: «И я сказал, что в соответствии с моими скудными знаниями очевидно что разрешено, поскольку он не намеревается совершить такое действие (т.е. убить), а лишь спасает себя». В этом случае нет активного убийства, поскольку он не проливает кровь руками, и очевидно, что по сути это действие рассматривается как спасение (себя). Не смотря на то, что в итоге будет причинена смерть — это не запрещает спасать себя тем, что он пригнется или убежит10. В итоге, «Дамесек Элиэзер» сомневается насчет разрешения.

Также следует рассмотреть еще один вопрос, который связан с нацистскими лагерями: когда заключенные убегали из лагеря они знали, что за это нацисты убьют нескольких заключенных в лагере. Также, побег несомненно рассматривается как явное действие спасения, и поэтому нет в этом никакого запрета — потому что можно определить небольшое различие: в случае побега из лагеря беглец создает опасность и это тождественно с ракетой, ведь там опасность уже есть.

1. Согласно мидрашу это была Серах — дочь Ашера, которая первой сообщила Яакову, что его сын Йосеф жив, и за это Яаков благословил ее долголетием.

2. Рамо («Йорэ Дэа», там же, гл. 1) привел оба мнения: Рейш Лакиша — как основное, а раби Йоханана — как дополнительное. — прим. пер.

3. Хазон Иш там объяснил, что спор раби Йоханана и Рейш Лакиша состоит в том, является ли существенная связь выдаваемого с «преследованием» (которая заключается в том, что он обязан смерти по закону государства) необходимым условием для применения закона «родеф» (это Рейш Лакиш). Или может быть поскольку на данный момент их жизнь и смерть зависит он него — то он считается «преследователем» и разрешено его убивать даже если он не обязан смерти по закону государства (раби Йоханан).

4. Поскольку его мнение приведено первым, а мнение Рейш Лакиша вторым. — прим. пер.

5. Фраза «шев валь таасе адиф» упоминается в трактате «Эрувин» (100а) насчет случая когда некое действие — это нарушение запрета «не добавляй», но с другой стороны, воздержание от этого действия — это нарушение запрета «не убавляй»: там сказано, что предпочтительней сидеть и ничего не делать тем самым нарушая «баль тигра», (т.е. запрет как бы нарушается сам по себе), чем активным образом нарушать «баль тосиф». — прим. пер.

6. Это фраза из мишны «Оалот» (гл. 7 мишна 6) насчет рожающей женщины: когда большая часть ребенка вышла — нельзя его убивать даже если он угрожает жизни матери. — прим. пер.

7. Также рав Диховски отмечает, что при обсуждении убийства ребенка ради спасения матери идет речь о новорожденном ребенке, который еще не прожил дня и у него есть статус «возможно выкидыш», и предпочтение отдается матери. Нельзя оттуда привести доказательство к ситуации с человеком, который находится в том же положении что и спасаемый.

8. Фраза «шев вэаль таасе шани» упоминается, когда мудрецы разрешили нарушать Тору — например, чтобы сделать «ограду для Торы» или по другой причине, в той ситуации, когда постановление не нарушает Тору активно (как, например, запрет трубить в «шофар» и брать «лулав» в Шабат и т.п.). Но мудрецы не могут постановить нарушать Тору активно (см. Раши на «Брахот» 20а). — прим. пер.

9. Есть много книг с таким названием, в статье имеется ввиду книга за авторством раби Авраама Цви Перлмуттера (Вступление, стр. 4).

10. Возможно, что тут работает правило «Твоя жизнь важнее» («Бава Меция» 62а), в соответствии с которым нужно спасать сначала себя, и только потом другого. Однако в гмаре это правило сказано про двух человек, у одного из которых есть емкость с таким количеством воды, что только один (хозяин сосуда) может спастись, но наш случай говорит о причинении смерти (когда первый пригибается он причиняет смерть второго), и поэтому можно разделить.

Перевод Реувена Губермана

Из журнала «Мир Торы»


Раби Ашер бар Йехиэль вошел в историю под прозвищем «Рош». И не зря: на иврите «рош» — это одновременно и «голова», и «глава-руководитель». Рабейну Ашер был величайшим мудрецом и главой поколения. Ему довелось жить и в Германии, и в Испании, и везде евреи считали Роша своим главой и учителем. На основе трудов и постановлений Роша его сын и ученик составил кодекс законов, который позже стал основой для Шульхан Аруха. Читать дальше