Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Тема

Смертная казнь

Смертная казнь как наказание за особо тяжкие грехи и преступления теоретически применима в рамках иудаизма: согласно еврейскому закону, некоторые грехи невозможно искупить иначе как смертью. Смертный приговор может вынести только Высший еврейский суд Санедрин (Синедрион) или царь Израиля. Однако, смертная казнь по решению суда возможна только при наличии определенных, строго оговоренных условий (см. ниже), которые на практике делали смертный приговор суда очень редким. Сегодня, когда не действует Синедрион и нет царя, смертная казнь в иудаизме не применяется.

Оглавление

Казнь или убийство? [↑]

Тора запрещает нам убивать. Значит, и казнить тоже нельзя? Заповедь «Не убий» звучит «ло тирцах». Рашбам объясняет, что слово рэцах означает бессмысленное убийство. Справедливая казнь или убийство врага на поле боя именуется арига, и его Вс-вышний вовсе не запретил, а, наоборот, в определённых случаях даже заповедал. Тора не призывает к непротивлению злу и пацифизму. Есть заповедь искоренить зло из среды общества.

Перед тем, как прийти в этот мир, душа человека постигает всё, и с Небес его заклинают: «Будь праведным, и не будь злодеем… И знай, что Святой, Благословен Он, чист, и слуги Его чисты, и душа, которую Он дал тебе, — чиста. Если ты хранишь ее в чистоте — хорошо, а если нет — вот, Я забираю ее у тебя» (Талмуд, Нида 30 б).

Человек в жизни проходит испытания, осуществляет свой выбор и предстает перед Высшим, Небесным Судом за все, что сделал — еще в этом мире, а также после ухода из него. За достойный и истинный выбор мы получаем награду, за недостойный и ложный — наказание.

Величина награды или наказания зависит от величины заслуги или вины. Но наказание необходимо не просто как возмездие или, не дай Б-г, месть, а как исправление содеянного — через тяжелый труд, или страдание, или раскаяние.

Но есть запреты настолько основополагающие, что после их нарушения человек не может больше находиться в этом мире, уход из него становится неизбежным. И только это может искупить вину. Причина этому — глубокие разрушения в человеке и в мире, сокрытие Вс-вышнего в результате нарушения таких запретов.

Грех золотого тельца [↑]

Один из этих запретов — идолопоклонство, смертный приговор за который был вынесен еще на самой заре еврейской истории, после греха золотого тельца: «Так говорил Вс-вышний, Б-г Израиля: возложите каждый свой меч…» (Шмот 32:26-27). Возложить меч в данном случае означало, что левиты (которые в грехе золотого тельца не участвовали) должны были привести в исполнение приговор, вынесенный решением суда и полагающийся по Закону за идолопоклонство.

Приговор мог быть вынесен только тем, кто совершил нарушение при свидетелях и был предупрежден о запрете идолопоклонства и наказании, полагающемся за него (таков комментарий Раши на этот стих). Таких оказалось около трех тысяч.

Подобная казнь восстанавливает то, что было разрушено, искупает вину человека, а также возвращает близость Вс-вышнего. Это не нарушение, а исполнение заповеди «люби ближнего твоего»… Ведь это исправляет душу человека, и она остается живой. Душа не исчезает, а, напротив, очищается в результате казни и удостаивается вернуться к своему предназначению — близости к Творцу.

Казнь за сбор хвороста [↑]

Еще об одном прецедентном случае смертной казни мы читаем в недельной главе Шлах (Бемидбар 15:32-36), где сразу после возвращения разведчиков случилась история со сбором дров в субботу.

Когда Вс-вышний постановил, что поколение пустыни не войдет в Землю Израиля, некий человек (Цлофхад) рассудил так: «Зная о том, что им никогда не достичь Эрец-Исраэль, люди нашего поколения могут начать относиться к заповедям беспечно, решив, что за пределами Святой Земли заповеди не надо принимать всерьез. Я намеренно оскверню шабат, — сказал Цлофхад, — чтобы они увидели печальные последствия этого греха».

И ради Славы Небес он нарушил законы субботы, чтобы то, что с ним случится, послужило для евреев предостережением. Он отправился в поле и начал собирать хворост.

В трактате Шабат обсуждается, какие запреты были нарушены Цлофхадом: оцаа — запрет переноса предметов в общественном владении, коцер — сбор урожая (отламывание веток дерева), меамэр — вязка снопов, так как он связывал дрова в вязанки (см. 39 запрещенных работ в Субботу).

Двое свидетелей предостерегли Цлофхада, требуя прервать запретный труд, но он не послушал их. На исходе субботы осквернителя привели к Моше, чтобы тот судил его. Моше приказал держать его в заключении до тех пор, пока Вс-вышний не откроет, какая казнь ему полагается. Вс-вышний сообщил Моше, что человек, намеренно нарушивший субботу, заслуживает наказания скила.

Санедрин Большой и Малый [↑]

После того, как евреи вошли в Землю Израиля, судебная власть осуществлялась посредством Большого и Малых Санхедринов.

Большой Санедрин, состоящий из 71 мудреца и председателя, рассматривал вопросы, касающиеся всего народа Израиля, такие, как: выступление на войну, уничтожение «совращённого города» (Дварим 13:13-19), провозглашение кого-либо лжепророком, а также назначение Малого Санедрина.

Вот как раз Малый Санедрин и был тем органом, который мог вынести решение о смертной казни. Такой суд, состоящий из 23 судей, был в каждом городе.

Сказано у Рамбама (Законы Санедрина 2, 1): «В Санедрин — как в Большой, так и в Малый — назначают только людей мудрых и здравомыслящих, обладающих глубокими познаниями в Торе, большим умом и определёнными знаниями в других областях, например, в медицине, математике, и астрономии, и созвездиях, и астрологии, и обычаях гадателей, и чародеев, и колдунов, и тщете чуждого служения, и т.д. — чтобы могли судить об этом».

Членом Санедрина не мог быть ни глубокий старик, ни евнух, ни бездетный, потому что судья должен был быть милосердным и способным войти в положение подсудимого.

Преступление и наказание [↑]

Смертной казни подлежит, в первую очередь, преднамеренный убийца. Но есть еще несколько категорий людей, которым положена смертная казнь, хотя они не убивали.

Среди них — те, кто ударил своего отца или мать или проклинает одного из родителей именем Б-га. Тора не приемлет недостойного отношения к тем, кто привел нас в этот мир.

Смертная казнь полагается также за кровосмешение, гомосексуализм, скотоложство, осквернение субботы.

Казнили четырьмя способами:

1) скила — наказание камнями (преступника сбрасывали со скалы);

2) хэнек — удушение;

3) саиф — отсечение головы и

4) срефа — сжигание (в рот преступника заливали расплавленный свинец).

К казни скила — т.н. «побитию камнями» — приговаривали лишь за те 18 видов преступлений, за которые Тора прямо предписывает подобную казнь. Вопреки вошедшей в русский язык формулировке «побиение камнями», этот перевод не точный — скила на самом деле происходила так: приговорённого судом поили вытяжкой из наркотических трав в качестве обезболивающего, после чего его сбрасывали со скалы. Согласно Талмуду, приговорённого следует сбрасывать с такой высоты, чтобы смерть наступила мгновенно, но его тело при этом не было обезображено.

Смертный приговор по решению суда [↑]

Смертный приговор Санедрин выносил очень редко, раз в несколько десятков лет. Такой Суд получал название «кровавый», и судьи после вынесения приговора объявляли о самороспуске.

Приговорить человека к смертной казни было очень трудно. Одним из необходимых условий было, чтобы два свидетеля предостерегли его до преступления, что, естественно, почти никогда не происходило — ведь обычно преступления совершаются тайно.

Когда большинство судей хотело вынести смертный приговор, решение откладывалось ещё на сутки, чтобы дать возможность обвинившим обдумать доводы тех, кто решал дело в пользу обвиняемого, и, быть может, переменить решение. Это называлось «аланат дин» — отсрочка приговора.

Кроме того, чтобы засудить человека, перевес должен был быть более, чем в один голос. То есть, если из 23 членов суда 12 настаивали на виновности, а 11 высказывались в пользу обвиняемого, то этого было недостаточно для обвинительного приговора. В таком случае добавляли еще двух судей, чтобы стал возможным перевес в два и больше голосов. Если и после добавления двух судей не было перевеса в три голоса, добавляли еще двоих — и так далее.

Если все судьи единогласно постановляли, что подсудимый виновен, его сразу освобождали от ответственности (Санедрин,17,1; Яд рама, там). Ведь если нет никого, кто бы пытался оправдать обвиняемого, значит, нет возможности соблюсти условие «аланат дин», и, таким образом, суд становился неправомочным. (Яд рама). То есть, по Закону Торы, если у подсудимого не оказывалось защитника, приговорить его к смерти не имели права. Приговор имеет силу, только когда часть судей склоняется к одному решению, а часть — к другому.

В этом законе проявляется суть судебной системы Торы — объективность. Её цель — не строгое наказание, а взвешенное решение, исполнение которого искупит грех, совершенный подсудимым. Для этого судьи должны быть максимально беспристрастны, а излишняя решимость наказать, не оставляющая возможности для пересмотра, не ведет к этой цели.

Раби Меир-Симха а-Коэн из Двинска (Ор Самеах) считает, что только в Верховном Суде (Большом Санедрине) подсудимого освобождают в случае единогласного обвинения, а в малых Санедринах подсудимый не освобождается, но его дело передается в Верховный Суд, где будет рассматриваться заново.

Получается интересно: если все судьи признали подсудимого виновным, а потом один судья решил, что тот невиновен, получается, что его оправдательное решение станет причиной того, что подсудимый будет признан виновным по решению большинства… А ведь право пересмотреть решение предоставляется судьям только ради возможного оправдания. Но в данном случае это невозможно, ведь теперь подсудимый будет наказан из-за того, что один или двое судей пересмотрели свою позицию и сочли его невиновным.

Рамбам пишет в Законах об убийцах (Ильхот роцеах 2; 4, 5): даже если нет достаточных формальных оснований приговорить убийцу к смертной казни, царь Израиля имеет право казнить его — по законам царства (ильхот млахим) и чтобы «исправить мир» (т.е., в данном случае, чтобы преступники не оставались безнаказанными). И тот же самый бейт дин имеет полномочия казнить убийцу в соответствии с ораат шаа — когда это необходимо в сложившейся на то время ситуации. И определенно, продолжает Рамбам, если даже этого не сделали, бейт дин должен серьезно наказать убийцу, посадить в тюрьму на долгий срок — чтобы другим неповадно было так поступать.

Небесный Суд [↑]

Из-за безмерно умножившихся нарушений Закона Санедрин перестал выносить смертные приговоры задолго до разрушения Второго Храма.

В наше же время нет ни Санедрина, ни, тем более, смертной казни по суду.

Люди часто не знают ни цели существования, ни того, что хорошо для них, а что пагубно, ни того, что требуется от них в этом мире. Но и тогда, когда всё смешано в нашем сознании, Вс-вышний по-прежнему воздает за всё правильное и истинное благом, а всё недостойное и ложное по-прежнему требует исправления.

В нескольких трактатах Талмуда (Ктубот 30б, Сота 8б и Санедрин 37б) сказано, что, хотя в наше время невозможно казнить нарушителей Торы по суду, с Небес эти казни могут настичь человека в различных формах, подобных форме той казни, которую он заслужил. В частности, сказано, что заслуживший удушения тонет в реке или умирает от сарунки, более известной как аскара, когда мучительная и медленная смерть наступает от некой преграды дыханию, поднимается снизу и приканчивает человека, укореняясь у него в горле.

Многое может выглядеть непонятным или, не дай Б-г, жестоким. Но в основу мира, созданного Творцом, заложено раскрытие Его Милости. И в будущем с очевидностью раскроется: то, что казалось проявлением Меры Суда, наказанием, страданием или горем, было, в действительности, проявлением той же беспредельной Милости.

Выводить материалы