Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Сказано в трактате Авот, 4: «Рабби Яаков говорит: Этот мир подобен прихожей перед будущим миром; подготовься в прихожей, прежде чем войдешь в парадный зал!» Мудрец Мишны сообщил нам лишь общее правило, не разъяснив, как же именно следует готовиться.

По-видимому, мы сможем ответить на этот вопрос, воспользовавшись фразой мудрецов Талмуда: «Обязан человек поделить свои годы на три части: треть потратить на Писание, треть — на Мишну и треть — на Гемару». То есть сначала — изучение Писания, затем — Мишны и лишь в последнюю очередь Гемары. Что же означает «подготовиться в прихожей перед вступлением в парадный зал»? Вот что: если не станет человек учиться в этом мире, специально предназначенном для постижения мудрости Торы, в будущем мире он уже не сможет ничего выучить. Хотя бы просто текст Пятикнижия, без перевода Онкелоса и объяснения Раши — даже этого не сможет он там постичь. И даже если он захочет отдать «все накопленное в его доме», то есть весь свой удел в будущем мире, в обмен на право изучить хоть один раздел Пятикнижия, презрительно рассмеются ему в лицо! «Почему, скажут, ленился ты, покуда был в прихожей? Там-то ты мог приобрести все, чего только захотел бы! Знай же, что здесь постижение даже самой маленькой главы Пятикнижия ценится дороже, чем вся жизнь в будущем мире!»

И пусть человек не обманывается, успокаивая себя такими словами: «Когда я предстану перед Вышним Судом, который станет обвинять меня за то, что я не изучал Тору, — я ведь смогу оправдаться! Я скажу, что был слишком занят коммерцией и заботой о пропитании, что очень много сил отнимало у меня воспитание детей, придумаю еще что-нибудь…» Пусть не представляется ему, что, услышав это, Суд простит его и не вынесет сурового приговора! Все совсем не так!

Во-первых, кто знает, примут ли его объяснения, помогут ли ему? Ведь, несомненно, возразит ему Суд, говоря: «Разве был ты беднее, чем Гиллель Старший?» (Так говорится в трактате Йома, 35.) И во-вторых, предположим даже, что слова его услышаны и что Суд его оправдал. Разве из-за этого появятся у него сведения о Торе, которую он не изучал? Хорошо уже, если не станут насмехаться над ним, называя его в глаза дураком и лентяем, но знаний Торы он так или иначе не получит.

И есть одна история, которую уместно здесь вспомнить. В некотором месте закончилась большая ярмарка, и купцы вместе с простыми людьми разъезжались с нее домой. Одни продали свой товар и получили большую прибыль, другие задешево купили что-то, что можно будет потом с выгодой сбыть с рук и тоже нажиться. И был среди них один человек, который, как и все, был на ярмарке, но ничего не покупал там и не продавал; и вот он теперь возвращается домой без гроша в кармане. Все попутчики стали издеваться и потешаться над ним: «Дурачина ты, простофиля! Ты же побывал на такой огромной ярмарке, которая стольким принесла богатство! Даже самый нищий бедняк — и тот заработал на ней денег! Что же ты не воспользовался возможностью получить хоть что-нибудь? Приехал ты на ярмарку бедняком и бедняком возвращаешься домой! Вот, посмотри, такой-то и такой-то тоже ведь сидели без гроша, а за время ярмарки вон какой капитал сколотили! Неужели действительно не подвернулось тебе совсем уж ни одной возможности нажить хоть несколько копеек? Нет в мире второго такого глупца, который, как ты, упустил бы время, специально созданное для обогащения!» Этот бедняга стал оправдываться, приводя разнообразные причины своей неудачи, и насмехаться над ним перестали. Но денег у него не прибавилось: как был он бедняком, так и остался.

То же самое и у нас. Человек спускается в этот мир, место, где он может набрать себе заслуг изучением Торы и совершением добрых дел; они же помогут ему удостоиться Будущего мира. Человек деловой и разворотливый все усилия посвятит приобретению Торы и добрым делам, чтобы было их у него как можно больше; и ни одного дня не потратит впустую. Ведь «назначено человеку на земле», и никто не знает, сколько отпущено ему дней. Лентяя же не беспокоит то, что станется с ним в конце его жизни, когда потребуют его к ответу; и не волнуется он о потерянных днях своих, прошедших зря… На самом же деле он тоже мог заработать! Пусть обделил его Б-г талантами и не в состоянии он глубоко постичь Тору и совершить много добрых дел, но он мог присоединиться к группе совместно занимающихся Торой и изучал бы вместе с ними Мишну, собрание агады Эйн Яаков или сборник установлений еврейского закона «Хайей Адам», или какую-нибудь другую книгу… Тогда с помощью своих товарищей он достиг бы многого, и в день Суда не оказалось бы, что руки его пусты. А теперь, когда придет ему время предстать перед Вышним Судом, который станет обвинять его в пренебрежении Торой, — разве не окажется он презренным и опозоренным в вышнем мире? Ведь он пришел оттуда, где мог беспрепятственно приобрести столько Торы и добрых дел, сколько захотел бы! И скажут ему: «Вот вы с таким-то земляки и росли вместе, но он заработал множество заслуг изучением Торы и совершением добрых дел и здесь, в вышнем мире, известен как великий богач — ты же явился с пустыми руками! Сам видишь, как подвела тебя лень!» И станет он оправдываться и приводить всевозможные объяснения, но даже если их примут и не станут больше позорить его — все равно он останется бедным. Как же он сможет рассчитывать, что заслужит оказаться среди вечно живых, получивших удел в будущем мире?

Рассказанное поможет полностью разъяснить стих из Писания (Когелет, 4): «И обратился я, и увидел всех ограбленных под солнцем; и вот проливают слезы эти ограбленные, и нет им утешителя». Ведь на первый взгляд неясно, что нового сообщает стих словами: «…и нет им утешителя»; наше же рассуждение делает это совершенно понятным. Дело в том, что, когда человек в будущем вознесется ввысь и предстанет перед Вышним Судом, соберутся обвинители, желающие его погубить, и станут доказывать, что человек этот пренебрегал заповедью изучения Торы и не совершал добрых дел. Зарыдает он и будет умолять Суд о прощении, говоря: «Каков мой грех и в чем преступление мое? Не было у меня минуты, свободной от самых разнообразных необходимых дел! А сколько претерпел я в нижнем мире бед и страданий!» И «возопит он воплем великим и горьким». Обвинители же будут, стоя вокруг, осмеивать его, и куда бы он ни повернулся, всюду будут они, и некуда будет бежать от них.

И даже если, несмотря на все обвинения, все же оправдает его Суд, поскольку больше окажется защитников, выступающих на его стороне, он все так же будет стоять, плача горючими слезами. И спросят его: «Что же ты теперь-то плачешь? Суд оправдал тебя, о чем еще горевать?» И ответит он: «Да, это правда, и милость Б-га спасла меня от собрания насмешников; но с чем же я войду в будущий мир, дабы лицезреть Лик Б-га? Ведь у меня нет заслуг Торы, есть лишь совсем немного заслуг выполнения заповедей… И от этого никто меня не спасет!» Писание словами «слезы ограбленных» указывает именно на это: оно подразумевает слезы, проливаемые человеком, когда обвинители издеваются и насмехаются над ним. И здесь говорит Писание о начале Суда, когда не будет от них никакого спасения. Затем же, когда, по милости Б-га, избавят его от рук губителей и лишат их права преследовать и поносить его, все равно «нет у него утешителя», поскольку нет у него заслуг изучения Торы, которые лишь одни позволяют обрести удел вечно живых.

Поэтому пусть человек во все дни жизни своей в этом мире будет очень внимателен, не теряет времени напрасно и пусть все свои силы посвятит тому, чтобы приобрести как можно больше заслуг в изучении Торы и совершении добрых дел. И тем самым он подготовит себя в прихожей — в этом мире, — чтобы удостоиться вступить в парадный зал — будущий мир.

Ликутей Амарим, 4


Слово «Макаби» — аббревиатура стиха из Торы «Ми камоха баэлим Ашем», который стал девизом восставших. Отсюда и прозвище семьи священников Хашмонаим — Маккавеи (на иврите «Макабим»). Они удостоились помощи Свыше и довели восстание до победного конца. Именно в это время произошло чудо с храмовым маслом, которое мы отмечаем зажиганием ханукальных свечей. Но когда Хасмонеи воссели на царском троне, это не привело ни к чему хорошему: их правление завершилось не так удачно, как поднятое ими восстание. Читать дальше

Йеуда аМакаби (Маккавей)

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Великие раввины»

Краткая биография Йеуды по прозвищу Макаби (в рус. транскрипции Маккавей )

Йоси бен Йоэзер и Йоси бен Йоханан

Рав Александр Кац,
из цикла «Еврейские мудрецы»

Власть Великого Собрания унаследовал Санхедрин (Синедрион) — совет, состоящий из 71-го старейшины. Во главе Санхедрина стояли два мудреца: наси (председатель) и его заместитель, ав бейт дин (верховный судья). Эти двое лидеров назывались зуг (пара).

От Синая до наших дней. Устная Тора в эпоху Второго Храма

Рав Моше Пантелят,
из цикла «От Синая до наших дней»

От Эзры до Гилеля. История передачи Торы.

Молитва «За чудеса»

Хава Куперман

Базис всей европейской культуры — это греческая культура, и в какой-то мере она также стала базисом для христианской религии. Главные христианские праздники выпадают в районе Хануки, и это совсем не случайно.

История еврейского народа 13. Война, мир и смерть Йеуды Маккавея

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

Продолжение войны хашмонеев.

Ханука

Рав Лейб Александр Саврасов,
из цикла «Духовный смысл Хануки»

Ханука приходится на самое тёмное время года, когда день короток, а небо чаще всего затянуто облаками. В этой непроглядной темени евреи зажигают Ханукальные свечи в память о чуде, случившемся двадцать пятого Кислева 165 года до н.э., в те времена, когда землей Израиля правили греки

Что такое Ханука? Духовные аспекты

Рав Исроэль-Меир Лау

Война с греками не была только физической войной. Это была война не за власть, территории, расширение границ, но за духовную свободу, за полную духовную независимость еврейского народа от чуждых влияний.

Ханука 2017: 14.12.17 — Толдот Йешурун в Ашдоде: экскурсия с равом Хаимом Бурштейном «По следам Хасмонеев»

Редакция Толдот.ру