Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch
Отношение мусульманских правителей к своим еврейским подданным выкристаллизовались в течение тринадцати веков в унижение, презрение, жестокость и эксплуатацию

Сохраняемое меньшинство

До сих пор я не обсуждал подробно историю сефардских евреев. Большая часть атак, драм и перемен в еврейской истории семнадцатого, восемнадцатого и девятнадцатого веков были сосредоточены в Европе. Поэтому, хотя сефардская ветвь была важна для выживания и развития мирового еврейства, она играла относительно малую роль в еврейской истории этих трех столетий. Это начинает меняться в начале двадцатого века, когда истории ашкеназских и сефардских евреев начинают переплетаться, особенно в связи с возвращением в Палестину. Поэтому фон, позиции, жизненный стиль и социальные силы сефардских евреев нужно знать, чтобы понять развитие и борьбу еврейского ишува Палестины в двадцатом веке.

В начале первой мировой войны в странах ислама проживали более миллиона евреев1. Около 100 ООО были в Иране, и многие общины там могли проследить свои корни до времен древней Персии Мордехая и Эстер. Еще 500 000 было в странах Магриба, Северо-Западной Африке — Тунисе, Алжире и Марокко. Древняя община Вавил она продолжала оставаться в Ираке, насчитывая 125000, 80000 жили в Египте, 60 000 в Йемене и, примерно, столько же находились в пределах правления Османской империи: в Турции, Сирии, Ливане и Палестине.

Массы сефардских евреев были благочестивыми, глубоко преданными Торе. Позиция хахама (раввина) была престижной и авторитетной. Сфарадим веками поддерживали еврейское присутствие в Палестине и ревностно хранили свои обычаи и традиционный образ жизни. Даже в двадцатом веке, когда уровень религиозного соблюдения так упал, сефардские евреи, в общем, намного традиционнее, чем их ашкеназские братья, и с большим уважением относятся к своим хахамим.

Хотя талмудическая ученость сефардских общин снизилась по сравнению с возвышенными образцами прошедших столетий, но и в девятнадцатом веке у них был ряд признанных во всем мире ученых. Среди них рав Хаим Хизкия Медини из Иерусалима, автор Сдей хемед, многотомной энциклопедии раввинских респонсов по целому ряду галахических вопросов, и рав Йосеф Хаим из Багдада по прозвищу Бен иш хай, как назывались его многотомные сочинения, содержащие респонсы и толкования.

Отношение мусульманских правителей к своим еврейским подданным выкристаллизовались в течение тринадцати веков в унижение, презрение, жестокость и эксплуатацию, но в неких рамках. В этом проявлялась амбивалентность. Евреи, как правило, не страдали от открытого и беспощадного антисемитизма и насилия, которое было постоянным уделом их братьев в христианской Европе. Но насилие всегда присутствовало под поверхностью арабской жизни. Революция, социальное напряжение и религиозный фанатизм часто угрожали всплеском ненависти к евреям. Даже в 1941 году переворот Рашида Али в Ираке послужил началом большого погрома в Багдаде, были убиты 150 евреев.

У мусульман в отношении к тем не идолопоклонникам, которые не принимали ислам, существовала политика зимма2. К ним относились и евреи, но, несмотря на узаконенную дискриминацию, они не были основной мишенью ненависти мусульман, главным образом направленной на христиан.

Но евреи страдали не меньше, получая с двух сторон: и от мусульман, и от христианских соседей. Как часто бывает при тирании, жертвы, вместо того чтобы объединиться против общего угнетателя, вымещают беды друг на друге. И все же в девятнадцатом веке еврейская жизнь в странах ислама, несмотря на нищету, примитивность и лишение прав, была более стабильной, мирной и уверенной, чем в Европе.

Это положение евреев начало радикально меняться в девятнадцатом веке в период упадка Османской империи, испытывающей давление и нападки европейцев. Франция создала свой доминион в Тунисе, Марокко и Алжире, проявляя активность также в Сирии3 и Ливане. Она представляла себя защитником римско-католической и маронитской христианской общин в Османской империи, чтобы вмешаться в их дела ради своих имперских целей.

А Россия, продолжая экспансионистскую политику, вытеснила турок из Крыма, с Кавказа и других территорий, населенных мусульманами. Она представляла себя защитницей восточной православной церкви, страдающей под игом Османского правления, и, по великой иронии истории, также настаивала на хорошем отношении и правах русских евреев (европейских евреев) в Стране Израиля. Царь изображал опеку над этими евреями, хотя они уже жили за тысячи километров от его весьма недоброжелательного режима. Практически, его политика обращалась к ашкеназской общине, корни которой происходили из России. Слабость Османской империи — взяточничество, коррупция, неэффективность правительства — были очевидны его мусульманским подданным. В отчаянии от своего унижения перед христианской Европой мусульмане становились все менее терпимыми к иным меньшинствам в своей среде.


1 См. Бернард Левис, «Евреи ислама», Принстон юниверсити пресс, 1984.

2 Буквально «пакт» или «договор». Это было официальное соглашение между исламскими правительственными кругами и немусульманскими общинами под их правлением относительно их (унизительных) прав и обязанностей под игом мусульманского закона. Люди из этих общин назывались зимми.

3 Знаменитый «кровавый навет» в Дамаске в 1840 году был инспирирован ложью французского консула в Сирии.

С любезного разрешения переводчика, Гедалии Спинаделя


Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

Тема дня
Шаббат Шува