Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Христиане в исламском мире были заражены классическим антисемитизмом девятнадцатого века, который пришел и к мусульманам

В девятнадцатом веке христианское меньшинство обрело сильных защитников, которые были готовы на интервенцию ради их защиты, но у евреев реальной защиты1 не было, они были беспомощными. Поэтому унижения и преследования зимми теперь относились исключительно к евреям. Благочестивые заявления по этому поводу делали некоторые правительства и в Европе, но поскольку эти страны особых отношений к Османской империи не имели, с середины девятнадцатого века и до 1920 года мусульмане не стеснялись издавать и применять свои жестокие указы.

Что еще хуже, мусульманские правители перестали считать евреев полезной частью общества. Христианское меньшинство постепенно вытесняло их с важных позиций в торговле, медицине, правительстве и инвестициях.

Вестернизированные христиане превосходили еврейских соперников и самих мусульман способностью взаимодействовать с более сложным и технологически развитым обществом европейского стиля. По европейским стандартам, евреи стран ислама были в большинстве малообразованными и отсталыми, становясь козлом отпущения для всех бед Османской империи и всего мира ислама.

Христиане в исламском мире были также заражены классическим антисемитизмом девятнадцатого века, который пришел и к мусульманам. Вначале эта тенденция была почти незаметно. Карикатура «злодея еврея», идеи «Протоколов сионских мудрецов», беспричинная ненависть к евреям — все стало проникать в мир ислама. Негативное отношение к евреям на религиозной почве трансформировалось в глубокое социальное подозрение, а потом и иррациональную ненависть. Евреи, подданные мусульманских стран, прежде не воспринимались серьезно, но теперь под влиянием жуткой европейской клеветы к ним стали относиться иначе. Христианские меньшинства сеяли ядовитые семена, но они падали на плодородную почву.

После первой мировой войны светские влияния стали менять страны ислама. Это объяснялось разрушением Оттоманской империи и воздействием Англии и Франции на мусульманский мир. Правителями Ирана поставили клан Пахлави, и за шестьдесят лет они сделали фанатичное шиитское население этой страны преимущественно светским. Северная Африка оказалась под влиянием Франции, как и Ливан,2 а Сирия, Ирак, Египет, Иордания, Палестина и часть Аравии испытывали влияние Британии. Турция3 при диктаторском режиме Кемаля Ататюрка стала официально светской страной и отказалась от ислама как государственной религии, зайдя так далеко, что даже запретила традиционную одежду мусульман.

В общем, евреи приветствовали процесс секуляризации, поскольку вместе с этим получали гражданство, лишались статуса зимми, устранялась дискриминация, появлялись новые экономические и социальные возможности. Но, как можно было представить, светской тогда становилась и еврейская община.

Большая часть сефардского еврейства веками оставалась внутри традиции. На ее долю не выпадало таких испытаний, какие пришлось переживать европейскому еврейству в восемнадцатом и девятнадцатом веках. Ее не обновлял хасидизм, не бросали ей вызов Просвещение, новые идеи современного мира или сионизм, который искал решения «еврейской проблемы». Это было политически наивное общество, не сжигаемое огнем противоречий, не испытываемое на верность иудаизму Торы. Оно пережило лишь несколько внутренних битв,4 небольших духовных и интеллектуальных проблем. Не закаленное сражениями, оно оказалось легкой добычей секуляризации, которая охватила мусульманский мир в двадцатые годы при вторжении западных сил и современного мира, и особенно антирелигиозных усилий светского сионизма в сороковых-пятидесятых годах.

Лидеры мусульманских стран в двадцатых годах становились светскими, и наблюдателям могло показаться, что средневековая отсталость ислама скоро исчезнет. Они не замечали, что под поверхностью перемен кроется глубокая ненависть масс и религиозных деятелей к западным ценностям. Тот факт, что евреи с такой охотой присоединились к светским силам, укрепляя новое общество «за счет» мусульманского населения, еще больше усилил антисемитизм5 среди мусульман.

Арабо-еврейский конфликт в Палестине, который привлекал особое внимание, начиная с двадцатых годов, все сильнее подрывал стабильность еврейских общин в странах ислама. Палестинские арабы и другие мусульмане никогда не проводили различия между сионистом и евреем, поэтому «грехи» сионистов против арабов в Палестине приписывали всем евреям в каждой мусульманской стране. Успех сионизма и неспособность арабов предотвратить рост нового еврейского ишува в Палестине интенсифицировали ненависть мусульман к евреям.

На исходе тридцатых годов положение евреев в мире было тяжелым. Русское еврейство было порабощено и изолировано, польское и литовское еврейство боролось за выживание и процветание, раздираемое внутренними противоречиями и испытывая угрозы извне. Американское еврейство было относительно слабым и тонуло в болоте ассимиляции, а евреи в Палестине боролись против Англии и арабов, чтобы укрепиться на земле своих отцов. Религиозные, духовные и социальные различия в еврейском мире были интенсивными и резкими, не было единства в еврейском народе, и даже общей цели, за которой пошли бы все как один. А зверь уже выбирался из логова, и его еврейская добыча не была готова к защите. Страшные проклятия Торы6 становились реальностью.


1 Протесты царя против преследования «его» евреев в странах ислама мусульмане и евреи рассматривали как смешное и циничное лицемерие.

2 Ливан искусственно создан Францией с христианским «большинством» в стране.

3 Во время первой мировой войны на пути к тому, чтобы стать «прогрессивным обществом», Турция устроила резню армян, убив на этнической и религиозной почве полтора миллиона человек. Гитлер ссылался на этот геноцид как на прототип своих зловещих планов.

4 См. у Левиса, например, вопрос о традиционной роли раввина в странах ислама в 1860 году. Османская империя тогда издала новую «конституцию» еврейской общины, которая сильно ограничивала доминирующую роль раввина в религиозных и судебных вопросах и сделала его подчиненным совету светских людей. В течение десяти лет эта «конституция» стала ничего не значащей бумажкой, согласно которой не жили евреи, и турки на этом не настаивали.

5 На заявление арабов о том, что они не могут быть антисемитами, поскольку сами семиты, см. ответ в книге Бернарда Левиса, Семиты и антисемиты, Нью-Йорк, 1987, стр. 16: «Это чистая демагогия. Майн Кампф, опубликованный в Берлине или Буэнос-Айресе — антисемитская книга. И что же, когда его издавали в Каире или Бейруте он переставал быть антисемитским, потому что арабский и иврит родственные языки»?

6 Тора (Дварим 28:15-68) перечисляет беды, которые обрушатся на еврейский народ, если он не будет подчиняться законам Б-га.

С любезного разрешения переводчика, Гедалии Спинаделя


Оглавление

Выбор еврейского имени [↑]

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности. И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Выбор еврейского имени очень ответственен — имя влияет на судьбу человека. Какие советы по выбору имени дает традиция?

Значение имени [↑]

Выбор имени для еврейского ребенка имеет огромное значение. Наши мудрецы говорят, что имя отражает сущность человека, его характер и судьбу. В Талмуде сказано, что в момент, когда родители нарекают новорожденного, их души посещает пророчество, небесная искра. Но даже при том, что Сам Всевышний дает нам подсказку, многим парам трудно определиться с выбором имени для младенца.

Как же правильно выбрать имя? Почему евреи не называют сына в честь отца? Можно ли назвать мальчика в честь бабушки или объявить его имя до Брит-милы (обрезания)?

Еврейские обычаи [↑]

В имени заложено не только будущее, но и прошлое. Ашкеназы традиционно дают имя в честь умершего родственника. Считается, что между его душой и душой новорожденного образуется некая метафизическая связь. Добрые дела тезки возвышают душу умершего, а хорошие качества предка оберегают и вдохновляют нового обладателя имени [другое объяснение: есть надежда на то, что ребёнок проявит все хорошие качества родственника, в честь которого он назван].

Как быть, если вы хотите назвать ребенка в честь ушедшего родственника, но кто-то из ныне здравствующей родни уже носит это имя? Ответ зависит от степени родства ребенка с потенциальным живым тезкой. Если это близкий родственник (кто-то из родителей, братьев-сестер или дедушек-бабушек), то лучше подыскать другое имя. Если же родственник дальний, то все в порядке.

У сефардов принято давать имя в честь живых, часто в честь дедушки. Это выводится из Талмуда (Шабат 134а), где говорится о ребенке, названном в честь раби Натана при жизни раби Натана.

В еврейском народе принято давать имена праведных людей из ТаНаХа (Тора, Пророки и Писания), например, называть мальчиков в честь праотцев — Авраам, Ицхак или Яаков, в честь еврейских пророков и царей, например, Шауль, Шмуэль, Давид, Шломо, Моше или Аарон, девочек в честь праматерей — Сара, Ривка, Рахель или Лея, или в честь других праведных женщин, о которых говорится в ТаНаХе, например, Двора, Йохевед или Хана.

Ещё есть обычай называть детей в честь великих раввинов и мудрецов Торы, как, например, Исраэль-Меир — в честь Хофец Хаима

Иногда имя выбирают в соответствии с праздником, во время которого родился ребенок. Например, если мальчик появился на свет в Пурим, его называют Мордехаем, а девочку — Эстер. Девочку, рожденную в Шавуот, можно назвать Рут, а детей, родившихся Девятого Ава — Менахем или Нехама.

Есть также обычай давать имена, встречающиеся в разделе Торы той недели, на которую приходится день рождения ребенка.

Как правило, мальчикам дают имя при обрезании на восьмой день, а девочкам — в первый Шабат после рождения, когда достают свиток Торы в синагоге [читайте на сайте материал про Чтение Торы].

Скрытый смысл [↑]

В святом языке имя — не просто набор букв, оно раскрывает сущность его обладателя.

Мидраш (Берешит Рабба 17:4) рассказывает, что первый человек, Адам, дал имена всем живым существам в соответствии с их сутью и предназначением. Предназначение осла, например, нести тяжелый материальный груз. Осел на иврите — «хамор». Это слово имеет тот же корень, что и слово «хомер» — «материя», «вещество».

Это же принцип применим и к людским именам. Лея [жена праотца Яакова. Прим.ред.] назвала своего четвертого сына Иегудой. Это имя — от корня, обозначающего «благодарность», а если в нем переставить буквы, то получится Святое Имя Всевышнего. Так Лея хотела выразить Ему особую благодарность (Берешит 29:35).

Эстер, имя героини Пурима, образовано от корня, обозначающего «сокрытие». Эстер была известна своей красотой, но её скрытая внутренняя красота превосходила внешнюю.

Еще один пример — популярное имя Ари, на иврите «лев». В еврейской литературе со львом сравнивается уверенный в себе, целеустремленный человек, который набрасывается на каждую возможность выполнить заповедь.

Бывают, конечно, и плохие имена. Вряд ли вы захотите назвать сына Нимрод, ведь оно — от корня, означающего «мятеж». Царь Нимрод восстал против Всевышнего, бросив нашего праотца Авраама в горящую печь.

Если вы хотите назвать мальчика в честь женщины, постарайтесь сохранить неизменным максимальное число букв. Например, Браха можно заменить на Барух, а Дина на Дан.

Еще несколько полезных правил [↑]

У многих из нас, кто хочет изменить своё имя на еврейское, возникает дополнительный вопрос — как «увязать» своё нееврейское имя с еврейским?

Некоторые переводят своё имя на иврит дословно — например, «Мила» это «Наоми» на иврите.

Некоторые выбирают ивритское имя по созвучию: Анатолий — Натан, Юрий — Ури, Виктор — Авигдор и т. д.

В любом случае, выбор имени — очень ответственный шаг, имя человека оказывает влияние на его судьбу и качества характера, и мы советуем обращаться с этим вопросом к вашему местному раввину…

Если семья живет за пределами Израиля, постарайтесь дать ребенку такое традиционно еврейское имя, которое также привычно звучит на языке этой страны. Например, Яков или Дина в России, Дэвид или Сара в англоязычных странах. Не следует давать одно, «еврейское», имя «для синагоги», а другое — которым ребенка на самом деле будут называть. Настоящее еврейское имя — хорошее средство против ассимиляции.

Мидраш (Бемидбар Рабба 20:21) рассказывает, что евреи удостоились чудесного освобождения из египетского рабства отчасти и потому, что не переняли египетские обычаи, а продолжали давать детям еврейские имена.

Многие родители не хотят называть ребенка в честь родственника, который умер молодым или неестественной смертью, опасаясь, что несчастья могут «перейти» к новому обладателю имени. Раби Моше Файнштейн дает по этому поводу несколько рекомендаций.

Если человек умер молодым, но своей смертью, и оставил после себя детей, то это не считается плохим знаком, и ребенка можно назвать в его честь. Пророк Шмуэль и царь Шломо умерли в возрасте 52 лет, и их имена всегда были и остаются популярными в нашем народе, т.е. это уже не считается, что человек умер в молодости.

Если же человек умер от неестественных причин, то раби Файнштейн рекомендует немного изменить имя. Например, евреи называют сыновей именем Йешайа в честь пророка Йешаягу, который был убит.

Раби Яков Каменецкий считает, что переход от «молодости» к «старости» происходит в 60 лет. В Талмуде (Моэд Катан 28а) рассказывается, что когда раби Йосефу исполнилось 60 лет, он устроил празднование по случаю начала долголетия.

Вопреки распространенному мнению, не запрещается объявлять имя новорожденного до обрезания, хотя многие так не делают. В полной мере, однако, мальчик получает душу только во время Брит-милы, и поэтому в метафизическом смысле до этого момента не имеет имени. Это выводят из того, что Всевышний дал новое имя нашему праотцу Аврааму после Брит-милы, когда тот был в возрасте 99 лет (Зоар — Лех-Леха 93а, Таамей Минхагим 929).

Все звезды именами называет… [↑]

Царь Давид писал: «…Исчисляет количество звезд, всех их именами называет» (Теилим 147:4). С древних времен звезды завораживали людей. Они «намекают» на секреты мироздания и тайны будущего. Они указывают путь странникам, озадачивают астрономов и вдохновляют исследователей. В бескрайнем темном небе они кажутся совсем маленькими, а их количество не поддается исчислению; но все они значимы в глазах Всевышнего. «Всех их именами называет». У каждой звезды — свое особое предназначение, и все они разные, не похожи друг на друга.

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности.

И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Звезды выглядят крошечными точками в бескрайнем ночном небе, а наш народ кажется маленьким и незначительным среди миллиардов людей на земном шаре. Всевышний дает имя каждой звезде потому, что все они важны для Него и дороги Ему, и точно так же Он участвует в наречении имени каждому еврейскому ребенку. У каждого еврея свое предназначение, мицва (заповедь), к которой он имеет особый дар, и каждый из нас излучает свой неповторимый свет.

В конце времен любовь Всевышнего к Своим детям не будет вызывать сомнений. После Девятого Ава мы всегда читаем: «Поднимите глаза ваши в высоту небес и посмотрите: Кто сотворил их? Тот, кто выводит воинство их счетом, всех их именами называет Он; от Великого могуществом и Мощного силой никто не скроется» (Йешаягу 40:26).

В конце времен все евреи вернутся в Иерусалим («никто не скроется»). Всевышний сочтет всех и даст каждому имя.

Порядок наречения имени [↑]

Итак, имя мальчику дают во время его обрезания.

У ашкеназских евреев, как указано выше, принято давать новорожденному имя покойного члена семьи, например, дедушки, дяди и т.д. — как бы увековечивая память об умершем. У сефардов, наоборот, имя ребенку дают в честь живущих.

Если родилась девочка, то ее имя в первый раз произносится над свитком Торы, к чтению которой вызывают ее отца.

После того как отрывок Торы прочитан, среди прочих благословений читаются два особых отрывка «Ми Шеберах» — за здоровье роженицы (жены вызванного к Торе) и новорожденного ребенка.

Если родился мальчик и он еще не обрезан — при чтении молитвы о его здоровье имени не называют. Если родилась девочка, то в этот момент она и получает свое имя.

Роженица благодарит Всевышнего за успешные роды и произносит благословение «аГомель»:

«Благословен Ты, Всевышний… за то что воздал мне добром».

Делается это в присутствии группы взрослых мужчин-евреев числом не менее десяти (см. материал про Миньян евреев).

Во время обрезания «аГомель» читается перед приглашенными на церемонию. Если же родилась девочка, то собирают специальный миньян мужчин в доме, или мать посещает синагогу в тот день, когда муж над свитком дает имя девочке. Отвечают на ее благословение женщины, присутствующие в женской части зала.

Отвечают на «аГомель» так:

«Амен. Кто воздал тебе добром, Тот и впредь будет воздавать тебе добром!»

Текст на иврите приведен в сидуре — сборнике еврейских молитв (см. «Чтение Торы»).

Читать дальше