Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Христиане в исламском мире были заражены классическим антисемитизмом девятнадцатого века, который пришел и к мусульманам

В девятнадцатом веке христианское меньшинство обрело сильных защитников, которые были готовы на интервенцию ради их защиты, но у евреев реальной защиты1 не было, они были беспомощными. Поэтому унижения и преследования зимми теперь относились исключительно к евреям. Благочестивые заявления по этому поводу делали некоторые правительства и в Европе, но поскольку эти страны особых отношений к Османской империи не имели, с середины девятнадцатого века и до 1920 года мусульмане не стеснялись издавать и применять свои жестокие указы.

Что еще хуже, мусульманские правители перестали считать евреев полезной частью общества. Христианское меньшинство постепенно вытесняло их с важных позиций в торговле, медицине, правительстве и инвестициях.

Вестернизированные христиане превосходили еврейских соперников и самих мусульман способностью взаимодействовать с более сложным и технологически развитым обществом европейского стиля. По европейским стандартам, евреи стран ислама были в большинстве малообразованными и отсталыми, становясь козлом отпущения для всех бед Османской империи и всего мира ислама.

Христиане в исламском мире были также заражены классическим антисемитизмом девятнадцатого века, который пришел и к мусульманам. Вначале эта тенденция была почти незаметно. Карикатура «злодея еврея», идеи «Протоколов сионских мудрецов», беспричинная ненависть к евреям — все стало проникать в мир ислама. Негативное отношение к евреям на религиозной почве трансформировалось в глубокое социальное подозрение, а потом и иррациональную ненависть. Евреи, подданные мусульманских стран, прежде не воспринимались серьезно, но теперь под влиянием жуткой европейской клеветы к ним стали относиться иначе. Христианские меньшинства сеяли ядовитые семена, но они падали на плодородную почву.

После первой мировой войны светские влияния стали менять страны ислама. Это объяснялось разрушением Оттоманской империи и воздействием Англии и Франции на мусульманский мир. Правителями Ирана поставили клан Пахлави, и за шестьдесят лет они сделали фанатичное шиитское население этой страны преимущественно светским. Северная Африка оказалась под влиянием Франции, как и Ливан,2 а Сирия, Ирак, Египет, Иордания, Палестина и часть Аравии испытывали влияние Британии. Турция3 при диктаторском режиме Кемаля Ататюрка стала официально светской страной и отказалась от ислама как государственной религии, зайдя так далеко, что даже запретила традиционную одежду мусульман.

В общем, евреи приветствовали процесс секуляризации, поскольку вместе с этим получали гражданство, лишались статуса зимми, устранялась дискриминация, появлялись новые экономические и социальные возможности. Но, как можно было представить, светской тогда становилась и еврейская община.

Большая часть сефардского еврейства веками оставалась внутри традиции. На ее долю не выпадало таких испытаний, какие пришлось переживать европейскому еврейству в восемнадцатом и девятнадцатом веках. Ее не обновлял хасидизм, не бросали ей вызов Просвещение, новые идеи современного мира или сионизм, который искал решения «еврейской проблемы». Это было политически наивное общество, не сжигаемое огнем противоречий, не испытываемое на верность иудаизму Торы. Оно пережило лишь несколько внутренних битв,4 небольших духовных и интеллектуальных проблем. Не закаленное сражениями, оно оказалось легкой добычей секуляризации, которая охватила мусульманский мир в двадцатые годы при вторжении западных сил и современного мира, и особенно антирелигиозных усилий светского сионизма в сороковых-пятидесятых годах.

Лидеры мусульманских стран в двадцатых годах становились светскими, и наблюдателям могло показаться, что средневековая отсталость ислама скоро исчезнет. Они не замечали, что под поверхностью перемен кроется глубокая ненависть масс и религиозных деятелей к западным ценностям. Тот факт, что евреи с такой охотой присоединились к светским силам, укрепляя новое общество «за счет» мусульманского населения, еще больше усилил антисемитизм5 среди мусульман.

Арабо-еврейский конфликт в Палестине, который привлекал особое внимание, начиная с двадцатых годов, все сильнее подрывал стабильность еврейских общин в странах ислама. Палестинские арабы и другие мусульмане никогда не проводили различия между сионистом и евреем, поэтому «грехи» сионистов против арабов в Палестине приписывали всем евреям в каждой мусульманской стране. Успех сионизма и неспособность арабов предотвратить рост нового еврейского ишува в Палестине интенсифицировали ненависть мусульман к евреям.

На исходе тридцатых годов положение евреев в мире было тяжелым. Русское еврейство было порабощено и изолировано, польское и литовское еврейство боролось за выживание и процветание, раздираемое внутренними противоречиями и испытывая угрозы извне. Американское еврейство было относительно слабым и тонуло в болоте ассимиляции, а евреи в Палестине боролись против Англии и арабов, чтобы укрепиться на земле своих отцов. Религиозные, духовные и социальные различия в еврейском мире были интенсивными и резкими, не было единства в еврейском народе, и даже общей цели, за которой пошли бы все как один. А зверь уже выбирался из логова, и его еврейская добыча не была готова к защите. Страшные проклятия Торы6 становились реальностью.


1 Протесты царя против преследования «его» евреев в странах ислама мусульмане и евреи рассматривали как смешное и циничное лицемерие.

2 Ливан искусственно создан Францией с христианским «большинством» в стране.

3 Во время первой мировой войны на пути к тому, чтобы стать «прогрессивным обществом», Турция устроила резню армян, убив на этнической и религиозной почве полтора миллиона человек. Гитлер ссылался на этот геноцид как на прототип своих зловещих планов.

4 См. у Левиса, например, вопрос о традиционной роли раввина в странах ислама в 1860 году. Османская империя тогда издала новую «конституцию» еврейской общины, которая сильно ограничивала доминирующую роль раввина в религиозных и судебных вопросах и сделала его подчиненным совету светских людей. В течение десяти лет эта «конституция» стала ничего не значащей бумажкой, согласно которой не жили евреи, и турки на этом не настаивали.

5 На заявление арабов о том, что они не могут быть антисемитами, поскольку сами семиты, см. ответ в книге Бернарда Левиса, Семиты и антисемиты, Нью-Йорк, 1987, стр. 16: «Это чистая демагогия. Майн Кампф, опубликованный в Берлине или Буэнос-Айресе — антисемитская книга. И что же, когда его издавали в Каире или Бейруте он переставал быть антисемитским, потому что арабский и иврит родственные языки»?

6 Тора (Дварим 28:15-68) перечисляет беды, которые обрушатся на еврейский народ, если он не будет подчиняться законам Б-га.

С любезного разрешения переводчика, Гедалии Спинаделя


Эта недельная глава — самая большая из всех глав Торы. В ней, среди прочего, рассказывается о подсчете семейств левитов и той службе, которую им поручил Всевышний в пустыне. Также глава повествует о заповедях назира (назорея), благословении коэнов, обряде сота и о многом другом. Читать дальше

Недельная глава Насо

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Насо»

Объяснение текста благословения коэнов

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г благословенный повелел Моше передать Аарону и его сыновьям формулировку благословения коэнов, то есть, точные слова, которыми они будут благословлять общину сыновей Израиля.

Избранные комментарии к недельной главе Насо

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всякое прегрешение против нравственности порождено помрачением рассудка. Нравственная истина и истина логическая — синонимы, и человек может согрешить, только если лишится сперва истинной перспективы.

Кто учит Торе сына ближнего, как бы дает ему рождение. Насо

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Мы должны брать пример с Аарона, брата Моше. Он мирил людей, поэтому в Торе в качестве родословной упомянуты его потомки.