Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Великий праведник, раввин еврейской общины города Двинска, вошедший в историю под прозвищем Ор Самеах

Раби Меир-Симха бар Шимшон-Келонимус Акоэн (Ор Самеах; 5603-5686 /1843-1926/ гг.) — выдающийся законоучитель, один из духовных лидеров поколения.

Родился в одном из местечек Виленской губернии.

Уже в раннем детстве прославился как илуй (вундеркинд).

В семнадцать лет написал комментарий на Пятикнижие, получивший название Мешех Хохма («Вечная мудрость»).

Тончайший анализ языковых особенностей текста Торы гармонически сочетается в этой книге с точно выверенными алахическими построениями и глубокими мировоззренческими идеями. Книга широко изучается и в наше время.

В двадцатилетнем возрасте р. Меир-Симха женился на дочери р. Цви Маковского, богача и филантропа из г. Белостока.

В течение нескольких лет тесть обеспечивал молодую семью, а затем помог своей дочери открыть магазин. Благодаря этому, р. Меир-Цви получил возможность беспрепятственно заниматься Торой: он учился с величайшим воодушевлением весь день и значительную часть ночи — не менее восемнадцати часов в сутки (Гдолей адорот).

За восемнадцать лет, проведенных в Белостоке, он завершил работу над книгой Ор Самеах («Свет, дарующий радость») — комментарий на классический кодекс Рамбама Мишнэ Тора (Повторение Торы).

Эта книга, поразившая современников филигранностью алахического анализа, проливала новый свет не только на законодательные решения Рамбама, но и на многие сложнейшие фрагменты Талмуда.

Вскоре после выхода в свет книга стала авторитетным источником для установления законодательных норм. Она широко изучалась в ешивах — и ее название совершенно вытеснило имя автора: в последующих поколениях его стали называть «Ор Самеах».

В 5648 /1888/ году, в возрасте сорока пяти лет, р. Меир-Симха возглавил крупную общину города Двинска (Даугавпилса), расположенного на юго-востоке Курляндии (Латвии).

Через полгода после приезда в Двинск Ор самеах столкнулся с серьезным испытанием. В этот год в верховьях Двины (Даугавы) началось раннее таяние льда и снега, в то время как в районе нижнего течения, от Двинска до Рижского залива, еще стояли морозы. Встретив на своем пути мощную ледяную преграду, воды начали стремительно прибывать, и вскоре могучий поток, несущий огромные глыбы льда, смыл несколько прибрежных деревень в окрестностях Двинска и снес мосты через реку. Ревущие воды подступили к большой дамбе, защищающей город. Жители в панике хватали ценные вещи и в надежде спастись, забирались на верхние этажи домов. Субботним утром, в разгар молитвы, в синагогу вбежали перепуганные евреи и сообщили, что вода уже прорывает дамбу. Р. Меир-Симха, облаченный в талит, быстро зашагал к реке, и община устремилась за ним. Он взошел на дамбу, обратился с мольбой к Всевышнему. В то же мгновение лед на реке треснул, зашевелился и со страшным грохотом устремился вниз по реке — вода отступила от дамбы. Все жители Двинска — и евреи, и неевреи — считали, что на их глазах совершилось чудо спасения города (Маасей авотейну, Хукат).

В общении с людьми р. Меир-Симха проявлял себя как тонкий психолог, понимающий скрытые пружины человеческих поступков.

Однажды к нему пришли молодые супруги с просьбой развести их. Ор Самеах попытался восстановить утраченный мир, но супруги слушали его с каменными лицами, отгородившись от него и друг от друга стеной непонимания. После длительной бесплодной беседы Ор Самеах переключил свое внимание на пятилетнего ребенка, которого супруги привели с собой: он усадил мальчика к себе на колени и начал ласково с ним играть. Родители с удивлением смотрели на прославленного раввина, который с такой нежностью и теплотой общался с их сыном. И вдруг оба — и мать, и отец — разрыдались. Успокоившись и утерев слезы, они сказали, что готовы приложить все усилия, чтобы в их семье снова воцарились мир и согласие.

В 5666 /1906/ году, после смерти главного раввина Йерушалаима р. Элияу-Давида Рабиновича-Теомим, община святого города пригласила на этот пост р. Меира-Симху — однако евреи Двинска, не желая расставаться с ним, уговорили его ответить отказом.

Руководители двинской общины направили в Йерушалаим письмо: «…Если жители святого города, не дай Б-г, заберут у нас автора книги Ор Самеах, этим будет нанесен непоправимый урон не только общине Двинска, но и всей диаспоре — ведь все евреи, живущие в странах рассеяния, видят в нем своего наставника, и его алахические решения принимаются у нас, как слова первосвященника в Храме, читающего по буквам священного хошена» (Гдолей адорот).

В годы первой мировой войны, когда Двинск оказался прямо на линии фронта, большинство его жителей было эвакуировано — но р. Меир-Симха остался в городе с небольшим количеством семей бедняков.

Он сказал, что «пока в городе останется хотя бы девять евреев, он будет десятым — чтобы продолжать молиться в миньяне». В дни боев он открыто ходил по улицам города, утверждая, что «у каждой пули есть свой адрес и у каждого снаряда есть своя миссия» (там же).

После прихода большевиков к власти р. Меир-Симха был арестован ЧК в качестве «контрреволюционного элемента».

Перепуганные евреи Двинска увидели, как их любимый раввин идет по улице в окружении чекистов, направляющих на него револьверы. Его ввели в здание двинского ЧК, из которого мало кто выходил живым. В тот же день, рискуя собственной жизнью, еврейские активисты собрали тысячи подписей под обращением, которое они передали большевистским властям, — свои подписи под этим документом поставили и многие неевреи, видевшие в р. Меире-Симхе выдающегося праведника и мудреца. «Нижеподписавшиеся заявляют, — говорилось в этом обращении, —что арест раввина приведет к всеобщему выступлению жителей города в его защиту». К ночи Ор Самеах был уже на свободе, и в последующие годы большевики ему больше не досаждали (там же).

Тем не менее, это происшествие породило слухи — многие зарубежные газеты сообщили, что он убит, и в ряде крупных общин всего мира прошли траурные церемонии в его память. В Йерушалаиме, на стенах домов, также появился некролог, в котором говорилось, что «великий гаон р. Меир-Симха Акоэн, раввин Двинска, застрелен на улице убийцами и разбойниками». Он был оплакан в двух крупнейших синагогах Старого города, при большом стечении народа. Правда, в месяце элул 5679 /1919/ года все же появилось опровержение: «Гаон р. Меир-Симха Акоэн жив! Он по-прежнему восседает на раввинском троне в городе Двинске!» (там же).

Р. Меир-Симха Акоэн, Ор самеах, умер четвертого Элуля 5686 /1926/ года — на восемьдесят четвертом году жизни.

Через год после его смерти, в 5687 /1927/ году, была впервые издана его книга Мешех Хохма. В этом произведении, созданном в самом начале его жизненного пути, Ор самеах пророчески предсказывал: «Еще немного и евреи скажут: “Ложь передали нам в наследие наши отцы, пора забыть эти ископаемые древности и стать процветающими гражданами мира. Хватит заниматься устаревшей религией — надо изучать иностранные языки! Берлин — вот новый Йерушалаим!”. …И тогда поднимется буря, и ураганный ветер сорвет с ветвей листья. …Но пророк уже утешил Израиль: в конце дней ветви вновь покроются листьями» (Мешех Хохма, Бехукотай).

С разрешения издательства Швут Ами


В этой недельной главе даются описания заповедей, связанных с Землей Израиля, таких, как приношение первых плодов (бикурим). Народу Израиля предписывается организовать церемонию проклятий и благословений на горах Гризим и Эйваль. Глава также пророчествует о невзгодах изгнания, которые обрушатся на еврейский народ за отход от Торы и заповедей Творца. Читать дальше