Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Зная о том, что евреи во всём следуют указаниям своих раввинов, Уваров рассчитывал провести свою реформу руками самих знатоков Торы...

Раби Менахем-Мендл бар Шалом-Шахне из Любавичей (Цемах-Цедек; 5549—5626 /1789—1866/ гг.) — выдающийся законоучитель и хасидский наставник, глава движения Хабад, один из духовных лидеров поколения.

Родился 29 элуля 5549 /1789/ года в городке Лиозно, южнее Витебска. По линии матери — внук основателя движения Хабад раби Шнеура-Залмана из Ляд (Алтер Ребе).

Новорождённый был назван в честь главы белорусских хасидов раби Менахема-Мендла из Витебска, умершего на Святой Земле, в Твери, в 5548 /1788/ году (Гдолей а-дорот).

В 5553 /1792/ году, в пост Гедалии, через три дня после того, как ребёнку исполнилось три года, умерла его мать — ребецин Двора-Лея. С той поры он воспитывался в доме Алтер Ребе и изучал Тору под его руководством.

В восемь лет он уже углублённо изучал Талмуд и книги законоучителей, проявляя способность мгновенно усваивать материал и исключительную память.

С двенадцати лет он начал подробно записывать уроки деда — многие из этих записей, впоследствии просмотренных и исправленных самим Алтер Ребе, легли в основу книги Тора — ор и Ликутей Тора (Собрание бесед по Торе), содержащих толкования Алтер Ребе на Пятикнижие.

После бар-мицвы Алтер Ребе установил особые часы занятий с внуком, во время которых они изучали такие сложнейшие книги как Кузари раби Йеуды а-Леви и Морэ нэвухим (Путеводитель колеблющихся), а также книги по Каббале и устную традицию хасидизма.

Изучение законодательной части Торы юноша продолжал в хевруте (паре) с братом покойной матери раби Дов-Бером (Миттлер Ребе).

В 5563 /1802/ году, на четырнадцатом году жизни, Менахем-Мендл женился на своей двоюродной сестре Хае-Мушке, дочери раби Дов-Бера.

В этот период, не ограничиваюсь записью услышанного от деда, тестя и других знатоков Торы, раби Менахем-Мендл начал писать собственные хидушим (аналитические заметки) и комментарии к изучаемым сочинениям.

В восемнадцать лет он закончил работу над своей первой книгой, названной Таамей а-мицвот (Смысл заповедей).

В 5572 /1812/ году, когда войска Наполеона вторглись в Россию, раби Менахем-Мендл вместе со всей семьёй последовал за отступающей русской армией.

После изнурительных скитаний, продолжавшихся около пяти месяцев, они прибыли в Курскую губернию, где в одном из сёл Алтер Ребе заболел и скончался, — раби Менахем-Мендл присутствовал при его последних часах.

Возвратившись в Белоруссию в 5574 /1814/ году, раби Менахем-Мендл поселился в городке Любавичи рядом с раби Дов-Бером, заменившим Алтер Ребе во главе движения Хабад. Раби Дов-Бер основал в Любавичах первую хабадскую йешиву, занятиями в которой руководил раби Менахем-Мендл.

В 5588 /1827/ году, после смерти тестя, раби Менахем-Мендл был избран новым главой движения.

Ему сразу же пришлось вступить в борьбу с российскими властями. Ещё летом 5587 /1827/ года император Николай I подписал указ, обязывающий евреев «отбывать рекрутскую повинность в натуре» — причём не с восемнадцати лет, как все остальные, а с двенадцати — ещё до бар-мицвы. Российское правительство рассматривало призыв как «воспитательную меру», способствующую постепенному вовлечению еврейских юношей «в лоно православной церкви». Раби Менахем-Мендл всеми силами противодействовал усилиям военных властей по реализации императорского указа: он организовал целую систему выкупа малолетних рекрутов, а также подготовил укрытия и убежища, в которых дети прятались от рекрутского набора. Следуя его призыву, хасиды Хабада проникали в «школы кантонистов» и военные лагеря, чтобы поддержать мобилизованных евреев и укрепить их связь с Торой (Гдолей Русия).

Раби Менахем-Мендл сумел много сделать для восстановления единства в еврейском народе.

Вскоре после своего избрания главой Хабада он посетил Вильно (ныне Вильнюс), Минск и другие центры литовского еврейства. В ходе этих поездок он установил тесные и сердечные отношения с такими выдающимися лидерами «Литваков» как раби Ицхак Воложинер (раби Ицеле из Воложина), раби Арье-Лейб Шапиро (раби Лейбеле Ковнер) и раби Давид Лурье из Быхова (Радаль). Позднее многие из литовских знатоков Торы посетили его в Любавичах — был налажен постоянный обмен респонсами и галахическими открытиями (Гдолей а-дорот).

В 5603 /1843/ году раби Менахем-Мендл был вызван в Петербург к министру просвещения Уварову, подготовившему ряд мер по русификации еврейского населения.

Правительство намеревалось заменить хедеры на казённые школы с преподаванием русского языка и общеобразовательных предметов, «чтобы мало-помалу уничтожить в евреях фанатизм отчуждённости». Вместо йешив предполагалось создать специальные «раввинские» училища, преподавание в которых должно было вестись под руководством инспекторов-христиан. Зная о том, что евреи во всём следуют указаниям своих раввинов, Уваров рассчитывал провести свою реформу руками самих знатоков Торы. Для этого он призвал к себе еврейских руководителей: раби Ицхака из Воложина в качестве представителя евреев Литвы и раби Менахема-Мендла из Любавичей как представителя хасидов. Однако Уваров натолкнулся на неприступную стену. За отказ подчиниться воле правительства раби Менахем-Мендл был подвергнут тюремному заключению. Его освободили лишь благодаря массированному давлению, организованному еврейскими лидерами всех направлений. После возвращения из Петербурга раби Менахем-Мендл значительно расширил свою йешиву в Любавичах, а также создал её отделения в других городах Белоруссии, — это было его оружием в борьбе с правительством.

Во главу угла в своём служении Всевышнему раби Менахем-Мендл всегда ставил помощь другим евреям.

Однажды, когда он перед рассветом направлялся в дом молитвы, ему встретился еврей-торговец, попросивший взаймы три рубля, — торговец пояснил, что ему не хватает денег, чтобы закупить товар на сегодняшней ярмарке. Раби Менахем-Мендл пошарил по карманам и, не обнаружив денег, пригласил торговца зайти к нему домой после молитвы. Однако, уже войдя в дом молитвы и облачившись в талит, раби Менахем-Мендл подумал, что поступил нехорошо: ведь в ярмарочный день для торговца дорога каждая минута. Он немедленно снял талит, поспешил домой, взял несколько рублей и отправился на базарную площадь. После длительных поисков он нашёл того человека, одолжил ему требуемую сумму и вернулся к молитве (Гдолей а-дорот).

Раби Менахем-Мендл достиг высочайшей ступени духовного совершенства, обретя контроль над своими чувствами.

Рассказывают, что, когда он сталкивался с явлениями, способными вызвать раздражение и гнев, он открывал соответствующий том кодекса Шульхан Арух и погружался в изучение вопроса, разрешено ли гневаться по данному поводу. И пока он приходил к определённому заключению, его гнев улетучивался (там же).

Раби Менахем-Мендл умер в Любавичах тринадцатого нисана 5626 /1866/ года в возрасте семидесяти семи лет. Во главе движения Хабад его сменил сын раби Шмуэль из Любавичей (5594—5643 /1834—1882/ гг.), а затем и внук — раби Шалом-Дов-Бер из Любавичей (5621—5680 /1860-1920/ гг.).

После смерти раби Менахема-Мендла его многочисленные респонсы были собраны в книге Цемах Цедек («Росток праведности»). Книга получила всеобщее признание и широко использовалась для установления законодательных норм.

Один из духовных лидеров литовского еврейства раби Ицхак-Эльханан Спектор вспоминал, что в юности он побывал у раби Менахема-Мендла из Любавичей, но хасидский путь служения оттолкнул его — уж слишком много времени растрачивал глава Хабада на сбор пожертвований, на уединённую медитацию, на каббалистические беседы и на молитву. Но когда после смерти раби Менахема-Мендла были опубликованы его респонсы, объёдинённые в книгу Цемах Цедек, раби Спектор был потрясён его гениальностью и величием в «открытой», законодательной, части Торы. Раби Спектор утверждал, что если бы автор книги Цемах Цедек был ещё жив, он бы «первым пришёл, чтобы стать его хасидом» (Гдолей а-дорот).

В последующих поколениях название этой книги заменило собой имя автора — раби Менахем-Мендл из Любавичей вошёл в историю еврейской мысли под именем Цемах Цедек.

Из книги «Еврейские мудрецы», изд. Швут Ами


Шавуот — праздник дарования Торы. Еврейская традиция отмечает тот факт, что исход из Египта (который мы празднуем в Песах) был не самоцелью, а лишь подготовкой к получению Торы на горе Синай. Читать дальше

Законы и обычаи праздника Шавуот

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Глава из книги «Сефер атодаа»

Законы праздника

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Чем праздник (йом тов) отличается от субботы?

Самоотверженность во имя Торы

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «О нашем, еврейском»

Накануне праздника Шавуот, Дня дарования Торы, уместно вспомнить, что наши мудрецы настойчиво подчеркивают одну мысль: не на Синае мы получили ее и не шестого числа месяца сиван. Каждый еврей получает ее ежедневно , когда учит, и везде , где готов пожертвовать ради нее жизнью.

Бедствия при невыполнении шмиты и йовеля

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель

Исполнение заповедей связано с духовным миром человека. С другой стороны, Тора упоминает лишь материальные блага, полагающиеся тем, кто ревностно соблюдает заветы Творца.