Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Дерех хаим 129. Комментарий Маараля на Пиркей Авот. Завершение трактата

20 августа 2014 года, из цикла «Дерех Хаим. Комментарий на трактат Авот», темы: Пиркей Авот, Поучения отцов, Маараль

Кого Мишна считает законченным злодеем, а кого — средним?

Раби Хананья, сын Акашьи, говорит: Пожелал Святой, благословен Он, удостоить Израиля, и потому умножил для них Тору и заповеди, согласно сказанному (Йешая 42:21): «Б-г пожелал, ради Своей праведности, увеличить Тору и усилить» (Макот 3:16).

В предисловии мы уже объясняли, почему эта мишна произносится в конце каждой главы трактата Авот, а мишну о том, что «У каждого из народа Израиля есть удел в Будущем мире» (Санхедрин 10:1) произносят в начале каждой главы. Причины того и другого уже разъяснены в предисловии, и они совершенно ясны и несомненны для тех, кто глубоко изучит их.

Я слышал, как на эти слова мишны задают вопрос. Мишна утверждает, что Б-г ради того, чтобы удостоить Израиль… умножил для них Тору и заповеди. Но ведь здравый смысл подсказывает противоположное! Чтобы умножить заслугу Израиля, Б-г должен был бы дать им лишь несколько заповедей. Ведь чем больше заповедей, тем больше опасность нарушить какую-либо из них, — какую же заслугу может дать умножение заповедей?!

Рамбам объясняет эту мишну следующим образом. Одной из основ веры, на которых покоится Тора, является убеждение в том, что если человек исполнит даже одну из 613-ти заповедей Торы так, как она установлена и как должна исполняться, не примешав к своему поступку ни малейшего стремления к благам этого мира, но совершив его исключительно ради самой заповеди и из любви к Б-гу, — он удостоится удела в Будущем мире. Поэтому, объясняет Рамбам, раз заповедей в Торе много, не может быть такого, чтобы хотя бы одну из них человек не исполнил, как полагается и в совершенстве; а исполнение (даже этой одной) заповеди дарует его душе вечную жизнь! И то же самое говорится в книге Аикарим (2:29). Ее автор тоже пишет, что Б-г для того даровал Израилю множество заповедей, чтобы, исполнив хотя бы одну из них, человек удостоился жизни в Будущем мире; и в указанной главе он говорит об этом очень много. Однако разум этого не приемлет, и, по-видимому, Рамбам написал и это тоже лишь для того, чтобы привлечь народ к Торе, как мы только что объяснили. Это для (евреев, увлеченных философскими идеями) он сказал, что человеку достаточно исполнить всего лишь одну заповедь — и он уже удостоится доли в Будущем мире.

Нет сомнения, что со словами о том, что исполнивший одну заповедь обрел тем самым удел в Будущем мире, следует согласиться. Более того, я утверждаю, что даже одной заповеди для этого не нужно, если человек не совершил никакого греха или если он вообще не обязан исполнять заповеди, как, например, несовершеннолетний. В трактате Санхедрин (110б) говорится: С какого момента ребенок получает удел в Будущем мире? Об этом спорят раби Хия и раби Шимон, сын Раби. Один говорит: «С момента рождения». Другой же говорит: «С момента, когда начинает говорить…» И даже тот, кто относит этот возраст дальше всего и утверждает, что ребенок способен обрести Будущий мир лишь после того, как (впервые) ответит «амен», все же согласен, что речь идет о несовершеннолетнем, который вообще не обязан исполнять заповеди. И выше мы уже это разъясняли. А рядом с этим отрывком в Талмуде стоит другой, в котором говорится: «Поэтому расширилась преисподняя и разинула свой рот, без закона» (Йешая 5:14). — Сказал Рейш-Лакиш: «(Она поглотит) даже того, кто оставил (неисполненным) лишь один закон». Сказал раби Йоханан: «Не понравится их (то есть, евреев) Господину, что ты говоришь о них так! (Истинный смысл стиха в том, что преисподняя поглотит) того, кто не исполнил даже одного закона». Здесь речь идет о взрослом, который обязан исполнять заповеди, — ему (чтобы обрести удел в Будущем мире) необходима хотя бы одна исполненная заповедь.

Однако это не означает, что если человек многие заповеди нарушил, а одну исполнил, ради этой заповеди он обретет Будущий мир. Ведь нельзя согласиться, что человек, грехи которого перевешивают заслуги, удостоится Будущего мира! В трактате Рош ашана (16б) сказано прямо: «В Судный День (представшие перед Вышним Судом) делятся на три группы. Первая — это законченные праведники, вторая — законченные злодеи, а третья — средние. Законченным праведникам сразу же выносится и подписывается приговор в Будущий мир, а законченным злодеям сразу же выносится и подписывается приговор в Геином, согласно сказанному (Даниэль 12:2): “И многие из почиющих в прахе пробудятся: те — для вечной жизни, а те — для позора и вечного поругания”. Средние же опускаются в Геином, кричат там и поднимаются, согласно сказанному (Зехарья 13:9): “А третью часть Я проведу через огонь”. А (мудрецы) Дома Гилеля говорят: “И многомилостивый” (Шмот 34:6) — Он направляет Свою руку к милосердию». Здесь ведь прямо сказано, что тем, чьи преступления перевешивают заслуги, сразу же выносится обвинительный приговор, который отправляет их в Геином! Можно было бы предложить решение этого противоречия, сказав, что одна заповедь, исполненная с полным погружением в нее и без примеси стремления к благам этого мира, ценится дороже, чем даже множество заповедей, исполненных по-другому. Однако это решение не годится по нескольким причинам. Во-первых, отрывок из трактата Санхедрин говорит просто о «том, кто исполнил одну заповедь», не уточняя, как именно он это сделал. Кроме того, в трактате Рош ашана приводятся несколько стихов, согласно которым люди делятся на группы по степени их праведности, — и ни один из этих стихов не позволяет выделить в отдельную группу тех, кто исполнил только одну заповедь, пусть и совершенно правильно. Ведь назвать эту группу полными праведниками никак невозможно! (А все остальные непременно попадают в Геином, навсегда или на время.)

На этот вопрос можно было бы попробовать ответить, сказав, что именно эта группа названа «средними»: исполнив одну заповедь, человек перестает принадлежать к «законченным злодеям» и становится «средним». Однако и это неверно: Талмуд ясно устанавливает, что тому, чьи преступления перевешивают заслуги, нет спасения. Отрывок из Рош ашана продолжается вопросом, который вызывают слова мудрецов Дома Гилеля: «Многомилостивый» — направляет Свою руку к милосердию?! Но ведь стих говорит: «А третью часть Я проведу через огонь»! (И Талмуд от имени Дома Гилеля предлагает ответ): Там (то есть, в этом стихе) речь идет только о тех евреях-грешниках, само тело которых преступно (например, если они ни разу в жизни не исполнили заповеди наложения тфилин — перев.). «Но об этих людях, — продолжает спрашивать Талмуд, — сказано, что им нет спасения!» И отвечает: «Спасения нет тем, у кого преступления превышают заслуги; мы же говорим о тех, у кого грехов и заслуг поровну. Вот что мы говорим: если у человека половина преступлений (и половина заслуг), и при этом он — тот еврей, у которого само тело преступно, ему не избежать (наказания, обозначенного в стихе) “А третью часть Я проведу через огонь”. Но теперь, если “средняя группа” из этого отрывка — это люди, у которой преступлений больше, чем заслуг, но которые исполнили одну заповедь, — почему же те, у кого преступлений больше, лишены надежды на спасение, даже если это — “евреи, у которых само тело преступно”? Ведь они, возможно, исполнили даже несколько заповедей! Если же такие люди благодаря немногим исполненным заповедям относятся к средней группе в силу правила “И многомилостивый” — Он направляет Свою руку к милосердию», тогда «преступность тела» не может помешать применимости этого правила, и такие люди должны «спускаться в Геином, а затем подниматься», несмотря на то, что преступлений у них больше, чем заслуг. И Раши в своем объяснении на это место выразился так: «Законченные злодеи — (это те, у которых) преступлений больше».

Из его слов ясно следует, что если преступлений у человека больше, чем заслуг, пусть даже он и исполнил несколько заповедей, ему сразу же выносится обвинительный приговор, обрекающий его на Геином.

Здесь может возникнуть такой вопрос. Талмуд утверждает, что если у человека преступлений больше, чем заслуг, и при этом это — «еврей, у которого само тело преступно», ему нет спасения. Но ведь даже если «его тело» не «преступно», он все равно лишен надежды на спасение — ведь сказано также, что те, у кого преступлений больше, сразу обрекаются на Геином! Ответ состоит в том, что наказание этих двух групп все же различно. Если это «тот, чье тело преступно», то по истечении двенадцати месяцев пребывания в Геиноме «его тело исчезает, а душа сгорает», как объясняется в том же отрывке Талмуда. А «законченные злодеи», хоть и низвергаются в Геином, поднимаются оттуда после того, как претерпели все (заслуженное ими) наказание. Вот что рассказывается в трактате Эрувин (19а): Сказал Рейш-Лакиш: «Над преступниками-евреями огонь Геинома не властен!» На это Талмуд задает вопрос: Но ведь в Писании сказано (Теилим 84:7): «Преступники в бездне плача источником сделают ее». «В бездне плача» означает, что для них углубляют Геином, а «источником сделают ее» означает, что они проливают (там) слезы, как воду! (И Талмуд отвечает): «Все это означает, что эти люди должны претерпеть наказание в Геиноме в течение одного часа, а затем приходит Авраам и принимает их». Талмуд говорит здесь о евреях, у которых преступлений больше, чем заслуг. Это объясняется в самом этом отрывке, в котором говорится: «Над евреями-преступниками, у которых (тем не менее) есть (заслуга) исполнения нескольких заповедей, огонь Геинома тем более не властен!» (и дальше задается вопрос и предлагается ответ, приведенный здесь). Таким образом, если человек совершил много преступлений и исполнил несколько заповедей, он все же спускается в Геином — просто затем Авраам спасает его оттуда. И то же самое следует из комментария Рана на первую главу трактата Рош ашана.

Здесь, на первый взгляд, возникает противоречие между отрывками Талмуда. Ведь в трактате Рош ашана сказано, что третья группа, «средние», — это те, у кого преступлений и заслуг точно поровну, и именно к ним Талмуд относит стих (Зехарья 13:9) «А третью часть Я проведу через огонь». Создается впечатление, что злодеи, низвергнувшись в Геином, уже никогда не поднимаются оттуда! На самом деле, это нетрудный вопрос. Те преступники, которых Талмуд относит к третьей группе, спускаются в Геином только для того, чтобы очиститься; об этом свидетельствует продолжение стиха из Зехарьи «…и Я очищу их, как очищают серебро». И поскольку заслуг у них не меньше, чем преступлений, им достаточно самого незначительного очищения. Но «законченные злодеи» опускаются в Геином не ради очищения, и никак не может быть, чтобы они сразу же поднялись из него. Им отведено определенное время, которое они должны провести в Геиноме, каждый согласно своему греху, — лишь затем Авраам спасает их оттуда, по словам Талмуда.

Все это заставляет сделать вывод, что одна заповедь не обеспечит человеку Будущего мира, если ей сопутствуют многочисленные преступления; полагать так, вне всякого сомнения, неверно.

Можно попытаться объяснить слова Рамбама по-другому. Когда Б-г пожелал удостоить Израиль, Он умножил для них Тору и заповеди, то есть, дал им множество различных заповедей; и теперь, если человек исполнит хотя бы одну из них, пусть и будет виновен в многочисленных преступлениях, над ним не будет более властвовать огонь Геинома. Если бы заповедей было немного, могло бы оказаться, что человек за всю свою жизнь не исполнил бы ни одной, и тогда огонь Геинома властвовал бы над ним. Однако и это объяснение не поможет понять, как же умножение количества заповедей послужило к благу Израиля. Наоборот, народу Израиля это оказалось во вред! Ведь если бы заповедей было немного, могло бы оказаться, что немного будет и нарушенных заповедей, так что человек окажется законченным праведником и вообще не спустится в Геином! Так что и это объяснение не поможет, и недоумение по поводу слов Рамбама сохранится — ведь мы по-прежнему не можем утверждать, что в заслугу исполнения единственной заповеди человек не спустится в Геином.

Можно попробовать объяснить слова Рамбама и так, что «исполнивший одну заповедь» при этом вообще не совершил никаких грехов. В этом случае, несомненно, одной заповеди будет достаточно, однако недоумение все равно не разрешится. По-прежнему останется вопрос: что же хорошего в том, что заповедей в Торе много?! Ведь иногда само их обилие приведет человека в Геином, как мы только что объяснили — если нарушенных заповедей будет больше, чем исполненных!

Возможно, Рамбам имел в виду, что Б-г вообще не пожелал удостоить злодеев: если человек решил стать злодеем и не исполнять заповедей, пусть пропадет. То есть, речь идет лишь о таком человеке, который хочет исполнять заповеди. Именно для него Б-г увеличил количество заповедей в Торе, чтобы он смог удостоиться исполнить хотя бы одну из них. Для такого человека это, безусловно, благо и умножение заслуг: ведь иногда случается, что определенные заповеди человек просто не может исполнить! Таковы, например, заповеди жертвоприношений (неисполнимые, пока не отстроен Храм) и заповеди, связанные с Землей Израиля (неисполнимые для евреев, живущих в изгнании). И если бы заповедей не было много, могло бы оказаться, что человек ни одной заповеди не в состоянии исполнить — поэтому Б-г и умножил заповеди Торы. Такое понимание можно было бы рассмотреть, пусть даже формулировке Рамбама оно совершенно не соответствует. Однако тогда возникнет другой вопрос: что же заставило Рамбама выбрать это натянутое объяснение? Почему не понять мишну буквально и не сказать, что Б-г пожелал, чтобы праведники смогли исполнить множество заповедей — ведь именно к этому они стремятся! — и чтобы благодаря этому они смогли заслужить бóльшую награду? Рамбам не был готов принять такое толкование, поскольку из него следует, что умножение заповедей даст заслугу только праведникам, но не тем евреям, которые не желают принять на себя ига заповедей.

Кроме того, если человек не совершает грехов, то (для того, чтобы обрести удел в Будущем мире) ему не нужно вообще ни одной исполненной заповеди: еврей имеет этот удел по самой своей природе, просто потому, что он относится к потомству Израиля. Для этого достаточно всего лишь не быть злодеем! Так что получилось, что наш великий учитель, благословенной памяти, искал способ дать евреям заслугу, но «взяли то добро, что он сделал, и разбросали по кустам» (Бава меция 63б). Кроме того, не вызывает сомнений, что ребенок (не обязанный исполнять заповеди) тоже имеет удел в Будущем мире, а значит, никак не может быть, чтобы мнение Рамбама состояло в том, что мы только что изложили.

Возможно, Рамбам имеет в виду следующее. Умножение заповедей — заслуга для народа Израиля, поскольку благодаря их множеству он не лишается вовсе Будущего мира. Ведь теперь хотя бы одну заповедь еврей непременно исполнит, а мы уже сказали, что в заслугу даже одной исполненной заповеди человек обретает Будущий мир, поскольку огонь Геинома теряет над ним власть. И хотя может оказаться, что умножение заповедей навлечет на человека наказание в Геиноме, все же в конечном итоге оно послужит к его благу, так как поможет не лишиться навсегда удела в Будущем мире. Ведь наказание в Геиноме будет не вечным, а всего лишь временным, как прямо сказано в приведенном нами отрывке.

(Для того, чтобы убедиться в справедливости мнения Рамбама, если оно именно таково, следует доказать, что спор раби Йоханана и Рейш-Лакиша из трактата Санхедрин следует понимать именно так, а не иначе). Раби Йоханан утверждает, что (Геином не поглотит) того, кто исполнил хотя бы один закон. Это означает, что независимо от того, сколько преступлений человек совершил, одного исполненного закона будет достаточно. (Но достаточно для чего именно?) Можно было бы предположить, что, по мнению раби Йоханана, в этом случае над человеком не будет властен огонь Геинома — (а тогда наше понимание слов Рамбама не будет соответствовать словам Талмуда!) Однако это понимание неверно. Ведь в таком случае получилось бы, что, по мнению противника раби Йоханана в споре, Рейш-Лакиша, огонь Геинома обретет власть над человеком даже в том случае, если он оставил неисполненным всего лишь один закон! Но такого не может быть, поскольку это противоречит словам самого Рейш-Лакиша. Ведь сам Рейш-Лакиш сказал (в приведенном выше отрывке из трактата Эрувин), что огонь Геинома не властен даже над теми евреями, «само тело которых преступно» и преступлений у которых больше, чем заслуг. Поэтому никак невозможно, чтобы этот огонь властвовал над тем, кто исполнил все заповеди, кроме одной. И даже не будь этого противоречия, такое объяснение было бы невозможным. Рейш-Лакиш никак не может сказать, что за неисполнение лишь одной заповеди человек осуждается на Геином — он ведь (принадлежит к группе) «законченных праведников»! Даже к «средним», то есть, к тем, у кого преступлений и заслуг поровну, применяется, согласно мнению Дома Гилеля, правило: «И многомилостивый» — Он направляет Свою руку к милосердию. На самом деле, Рейш-Лакиш только обсуждает стих (Йешая 5:14) «Поэтому расширилась преисподняя и разинула свой рот, без закона».

Эти слова вовсе не предполагают осуждение грешника на пребывание в Геиноме. Здесь говорится лишь, что он получит некоторое наказание, связанное с Геиномом, о спуске же в Геином речи не идет вообще. И раби Йоханан возражает ему так: «Не понравится их Господину, что ты говоришь о них так». Другими словами, что стих о «разинувшей рот преисподней» ты относишь к законченному праведнику, не исполнившему лишь одну заповедь. Стих, на самом деле, говорит о злодее, не исполнившем ни одного закона, и утверждает, что огонь Геинома полностью властвует над такими евреями-грешниками. Он не властен лишь над теми, кто обладает хоть какой-нибудь заслугой исполненных заповедей; если же таких заслуг у человека нет вообще, Геином, вне всякого сомнения, властен над ним.

Этот отрывок следует объяснить именно так, и если последовать этому объяснению, то и слова Рамбама можно понять. Он ведь сказал, что благодаря всего лишь одной исполненной заповеди человек удостаивается Будущего мира, даже если преступлений у него больше. (Согласно предложенному нами пониманию, это верно): в заслугу исполненной человеком заповеди огонь Геинома лишается власти над ним, и после того, как этот человек претерпит свое наказание за грехи, он удостоится жизни в Будущем мире.

Но, возможно, Рамбам имел в виду, что благодаря одной исполненной заповеди человек заслужит удел в Будущем мире (только в том случае), если не совершил ни одного греха. Мы уже сказали, что этот подход вызывает недоумение: ведь «его убыток перекрывает прибыль» (по Авот 6:14), так как может оказаться, что именно из-за того, что заповедей так много, человек заслужит наказание в Геиноме (нарушив одну из них). (Однако это недоумение можно разрешить, сказав) что обретение вечной жизни в Будущем мире — в любом случае благо для человека, даже если ему и придется перед этим перенести временное наказание.

Однако если ты все тщательно проверишь, ты увидишь, что мнение Рамбама не таково. Ведь он утверждает, что (та единственная заповедь, о которой идет речь), должна быть исполнена лишь ради любви к Б-гу, к которой не должно примешиваться никакого иного намерения. (А если Рамбам говорит о человеке, не совершившем ни одного греха) почему это условие столь необходимо? Почему такой человек не заслужит удела в Будущем мире и не спасется от огня Геинома в награду за любую заповедь (исполненную любым образом)?! (Ответить на этот вопрос невозможно, а потому) смысл слов Рамбама совершенно очевиден: он подразумевает, что в награду за одну исполненную заповедь человек заслужит удел в Будущем мире безо всякого суда и наказания, — а это никак не может быть верно.

Можно понять слова Рамбама еще вот как. Когда человек исполняет одну заповедь ради любви к Б-гу и без всякого иного намерения, он заслуживает тем самым наивысшего уровня в Будущем мире. Если он исполняет одну заповедь обычным образом, как все, и при этом не совершает грехов, он заслуживает обычного удела в Будущем мире, но исполнив заповедь совершенно так, как нужно, он поднимается на его наивысший уровень. Однако слова Рамбама не соответствуют такому пониманию. Рамбам ведь объясняет мишну о том, что «у всего народа Израиля есть доля в Будущем мире», а она говорит только о наличии или отсутствии этой доли, но не о ее величине.

Поэтому представляется, что Рамбам говорит о любом человеке, то есть, и о таком, у которого грехов больше, чем заслуг, и считает, что даже такой человек благодаря единственной заповеди, исполненной как должно, удостаивается удела в Будущем мире. А это никак не может быть верно, по всем тем причинам, которые мы привели выше: тот, у кого преступлений больше, чем заслуг, осуждается на Геином.

Доказательство своих слов Рамбам усматривает в отрывке из Талмуда (Авода зара 18а). Там рассказывается, что раби Ханина, сын Традиона, спросил раби Йоси, сына Кисмы: «Будет ли у меня удел в Будущем мире?» Тот ответил ему вопросом: «Совершил ли ты какое-нибудь деяние?» Другими словами: исполнил ли ты когда-нибудь заповедь в точности так, как надлежит ее исполнять? И тот рассказал ему, что однажды ему довелось исполнить заповедь милостыни в полном объеме, насколько только возможно, — и этим (как заключает Талмуд) он удостоился удела в Будущем мире. В этом и состоит доказательство Рамбама. Однако совершенно непонятно, что же эта история доказывает? Даже если понять этот рассказ так, как предлагает Рамбам, все равно никакого доказательства в нем нет. Ведь не вызывает сомнения, что раби Ханина, сын Традиона, знал о себе, что он — не злодей и не входит в группу «евреев, тело которых преступно», Б-же упаси. В трактате Брахот (60а) говорится: Сказал Раба: «Человек всегда знает о себе, праведник он или злодей». Поэтому раби Ханина спрашивал лишь о том, обретет ли он Будущий мир сразу же (после смерти) и велик ли будет его удел в нем. Поэтому раби Йоси и спросил его: «Совершил ли ты какое-нибудь (благое) деяние?» Он объяснил ему: «Поскольку речь не идет о случае, когда преступления перевешивают заслуги, Б-же упаси (закон будет вот каким): если есть хотя бы одна заповедь, исполненная в совершенстве, этой заповедью ты заслужишь наивысшего положения в Будущем мире». Рамбам же хотел доказать этой историей свое мнение о мишне, которая вовсе не говорит об уровнях Будущего мира, а лишь о том, есть у человека в нем удел или нет. Здесь есть только две возможности. Либо речь идет о человеке, у которого грехов больше, чем заслуг, — в таком случае никак нельзя согласиться, что такой человек одной исполненной заповедью приобретет себе удел в Будущем мире, поскольку это ведь злодей! Если же заслуг у него больше, чем грехов, — нет никакой необходимости в том, чтобы одна заповедь была исполнена в совершенстве. Если же эта заповедь привела к тому, что преступлений и заслуг стало строго поровну — так ведь и в этом случае Закон следует мнению Дома Гилеля: «И многомилостивый» — Он направляет Свою руку к милосердию. То есть, ни одна из возможностей не позволяет объяснить мишну согласно Рамбаму!

Итак, отрывок из Талмуда, который привлекает себе в помощь Рамбам, говорит о возможности обрести бóльшую долю в Будущем мире — ведь уделы тех, кто попадает туда, не одинаковы. И то же самое можно сказать обо всех историях, которые приводятся в книге Аикарим, раздел 3, глава 39. Например, так же следует понимать рассказ из трактата Ктубот (103б) о ремесленнике, который жил рядом с Раби, но не смог присутствовать на его похоронах.

Он был настолько огорчен тем, что не смог проводить великого мудреца в последний путь, что поднялся на крышу, бросился с нее и умер. Тогда с Небес раздался голос, провозгласивший, что этот человек немедленно обрел удел в Будущем мире. Эта и подобные ей истории, разумеется, не доказывают утверждения автора. Ведь во всех них основная заслуга человека состояла в том, что он ради заповеди пошел на смерть. Страдания же, особенно такие, несомненно, служат искуплением! (Кроме того) следует обратить внимание, что ни в одной из этих историй не говорится: «У него есть удел в Будущем мире», — везде подчеркивается, что герой обретает его «немедленно». Так сказано, например, в трактате Таанит (22а): пророк Элияу открыл, что люди, о которых там идет речь, «немедленно обрели удел в Будущем мире». Поэтому (как мы уже объясняли) здесь везде говорится не о злодеях, у которых преступлений больше, чем заслуг, и Элияу говорит не о том, что у этих людей есть удел в Будущем мире, а о том, что удел этот велик (и обретают они его в один миг). Поэтому отсюда никак не следует, что человек, у которого больше преступлений, чем заслуг, ради одной исполненной заповеди удостоится доли в Будущем мире.

Вывод таков: слова Рамбама ни на чем не основаны, и на самом деле все обстоит так, как мы разъяснили. Если заслуг у человека больше, чем преступлений, он вовсе не подвергается наказанию в Геиноме. В этом случае Б-г налагает на него все заслуженное им наказание уже в этом мире, как сказано в трактатах Кидушин (39б) и Таанит (11а). Если же у него больше преступлений, чем заслуг, то в день Суда он приговаривается к наказанию в Геиноме, как сказано в трактате Рош ашана (16б). Но, тем не менее, Рейш-Лакиш полагает, что огонь Геинома над ним не властен — если он исполнил хоть какие-то заповеди, появляется Авраам и спасает его (из Геинома). О таком человеке можно сказать, что после того как он был осужден на Геином и претерпел там назначенное ему наказание, он обретает удел в Будущем мире. Для этого ему нет необходимости исполнить хотя бы одну заповедь ради любви к Б-гу и в точности так, как ее следует исполнять; достаточно того, что у него есть хоть какая-то заслуга исполненных заповедей. И все остальное ясно.

И мишну о том, что пожелал Святой, благословен Он, даровать заслугу Израилю, и потому умножил для них Тору и заповеди, тоже можно объяснить, основываясь на этих выводах. Б-г даровал евреям много заповедей, чтобы дать им возможность обрести заслуги: ведь теперь не может быть, чтобы хотя бы одной заповеди человек не исполнил! И даже если он должен будет спуститься в Геином, ему гарантированы спасение из него и Будущий мир. И это гораздо лучше, чем если бы заповедей было мало и человек мог бы совсем пропасть! Однако все же это соображение разум никак не может принять. Не может быть, чтобы евреи-злодеи, то есть, те, у кого преступлений больше, могли заслужить Будущий мир исполнением лишь одной заповеди, претерпев вначале наказание в Геиноме. Этому противоречит рассуждение из трактата Кидушин (39б).

Там приводится мишна, в которой сказано: «Всякому, кто исполнил одну заповедь, делают благо и продлевают дни, и он наследует землю». Талмуд задает на эту мишну вопрос: Но ведь существует барайта, в которой сказано: «Вот те поступки, плодами которых человек пользуется в этом мире, в то время как главная награда ожидает его в Будущем мире: почитание отца и матери и дела милосердия…» Значит, за эти (дела) есть (награда в Будущем мире, а) за другие — нет! Отвечая на этот вопрос, Талмуд говорит, что мишна, на самом деле, имела в виду вот что: всякому, кто исполнил хотя бы на одну заповедь больше, чем совершил преступлений, делают благо, продлевают дни и т.д. Однако на это Талмуд задает следующий вопрос: «Но ведь тогда получается, что за те заповеди — даже за одну?!» У Талмуда вызывает недоумение получившийся вывод о том, что исполнивший одну из заповедей, перечисленных в барайте, — почитание отца и матери и т.д., — получает плоды в этом мире и главную награду — в мире Будущем, даже если он исполнил только одну эту заповедь и совершил множество грехов. И вот, само это удивление означает, что никогда не бывает и не может быть, чтобы тот, у кого преступления превышают заслуги, удостоился удела в Будущем мире.

Вообще говоря, противоречие (обсуждаемого нами подхода с этим отрывком из Талмуда) можно сгладить. Фразу Талмуда «Но тогда за те заповеди — даже за одну?!» можно понять как предположение, что за каждую из этих заповедей человек обретает удел в Будущем мире немедленно, то есть, ему не придется предварительно претерпеть наказание в Геиноме. Ведь после такого наказания человек обретает Будущий мир, если у него есть хоть какие-то заслуги, и безразлично, какие именно заповеди он исполнил! Поэтому приходится сделать вывод, что речь идет не только о награде, но и об освобождении от наказания, а это вызывает у Талмуда справедливое недоумение. Ведь никак не может быть, чтобы человек обрел Будущий мир, не получил наказания за совершенные им преступления (и тем самым не очистившись от них).

Однако даже если переформулировать эту фразу так, все равно понять мишну, которую мы обсуждаем, будет трудно. Ведь Талмуд ясно говорит, что (обретение удела в Будущем мире) определяется не конкретными заповедями, а «каждый из народа Израиля имеет долю в Будущем мире» просто в силу своей принадлежности к народу Израиля. Даже если у него преступлений больше, чем заслуг, он очищается от них после наказания в Геиноме. А раз так, как же понимать слова пожелал Святой, благословен Он, даровать заслугу Израилю, и потому умножил для них Тору и заповеди?! Ведь даже ребенок, не исполнивший ни одной заповеди (у него нет заповедей, Б-г ничего не требует от него, пока тот не вырастет), имеет удел в Будущем мире! Значит, заслуга от заповедей не зависит совершенно, и как же мог Б-г даровать ее евреям через заповеди? Без наказания в Геиноме ни один (согрешивший) Будущего мира не обретет, а после наказания, очистившись от грехов и став праведником, его обретет каждый, независимо от исполненных заповедей!

Можно предложить только такое, весьма натянутое объяснение. Если бы заповедей не было много, могло бы получиться, что человек не исполнил бы ни одной заповеди, а тогда огонь Геинома властвовал бы над ним.

Теперь же, когда Б-г умножил их, огонь Геинома не властвует ни над кем, и, значит, у каждого есть удел в Будущем мире, просто потому, что он есть у каждого еврея. Однако тогда мишна должна была говорить не о «заслуге», а об «обвинении», то есть, сказать, что «Б-г пожелал, чтобы никто из народа Израиля не был обвинен». Ведь исполненная заповедь, согласно этому нашему объяснению, дает лишь то, что над человеком не властвует огонь Геинома! И хотя благодаря этому он удостаивается доли в Будущем мире, все же это обретение удела непосредственно связано не с исполненной заповедью, а с тем, что каждый еврей имеет долю в Будущем мире по самой своей природе.

Когда мы сказали, что каждый из народа Израиля имеет удел в Будущем мире только из-за принадлежности к народу, мы доказали это на основании того, что этот удел имеет даже несовершеннолетний. Ты мог бы увидеть здесь противоречие с приведенной выше мишной из трактата Кидушин: «Всякому, кто исполнил одну заповедь, делают благо и продлевают дни, и он наследует землю». Из нее следует, на первый взгляд, что для обретения Будущего мира необходимо исполнить хотя бы одну заповедь, а совсем без заповедей это невозможно. Этот вопрос был бы оправдан, если бы мишна имела тот смысл, который приписывает ей Рамбам. Он утверждает, что вся мишна говорит только о Будущем мире, и понимает ее так: «Делают ему благо и продлевают дни — в Будущем мире, и он наследует землю — землю вечной жизни». Если так, ты с полным правом можешь увидеть здесь противоречие с нашим утверждением о том, что удел евреев в Будущем мире связан не с исполнением заповедей, а с ними самими. Однако если ты внимательно изучишь отрывок, ты поймешь, что неверно было бы думать, что он говорит только о Будущем мире. Дело в том, что в ходе дальнейшего обсуждения на эту мишну задается вопрос, основанный на другой барайте: «Всякому, у кого грехов больше, чем заслуг, делают дурное, и он подобен человеку, который сжег всю Тору целиком». Но ведь нет никакого сомнения, что слова «ему делают дурное» относятся к этому миру! И если мишна о «человеке, исполнившем одну заповедь», говорит только о Будущем мире, каким же образом эта барайта может ей противоречить?! И ответ, который дает Талмуд, в таком случае тоже непонятен. Он отвечает так: «Эти слова принадлежат раби Яакову, полагающему, что награды за исполнение заповедей в этом мире нет». Как эти слова могут быть ответом, если мишна говорит (не об этом мире, а) только о Будущем?!

Раши объясняет эту мишну так: «Делают ему благо» — эти слова подразумевают этот мир. «И наследует землю» — здесь подразумевается Будущий мир. Это объяснение позволяет снять все противоречия отрывка с другими. И нет сомнений, что Рамбам тоже не мог считать, что мишна говорит только о Будущем мире. Хотя он и говорит, что мишна имеет в виду Будущий мир, подразумевает он, что она говорит и о Будущем мире в числе прочего; а в том, что мишна рассказывает о награде в этом мире, никаких сомнений и не возникало.

Таким образом, нет сомнений, что и по мнению Рамбама мишна говорит о (награде в) обоих мирах: и в этом, и в Будущем. Мишна перечисляет три ступени воздаяния: «делают ему благо», «продлевают его дни» и «наследует землю».

Эти три ступени, три уровня Будущего мира, известны тем, кто мудр и проницателен. «Делают ему благо» — имеется в виду абсолютное благо; «продлевают ему дни» — то есть, даруют вечную жизнь; а «он наследует землю» означает, что он получает Будущий мир, который содержит в себе все. Поэтому обретение удела в Будущем мире мишна выражает как «наследование земли»; ведь о земле сказано (Дварим 8:9): «Земля, в которой ты ни в чем не будешь испытывать недостатка». Таким образом, человек получает и абсолютное благо, о котором мишна говорит в словах «делают ему благо», и вечную жизнь, о которой сказано в словах «продлевают ему дни», и всеобъемлющее благо, о котором — последние слова «и он наследует землю», о которой сказано: «Земля, в которой ты ни в чем не будешь испытывать недостатка».

Об Аврааме Тора говорит (Берешит 24:1): «И Б-г благословил Авраама всем»; об Ицхаке (Берешит 27:33): «И я отведал от всего»; о Яакове (Берешит 33:11): «У меня есть все». И наши мудрецы сказали об этом в трактате Бава батра (17а): «Троим было позволено вкусить подобное Будущему миру…» Отсюда ты можешь сделать вывод, что Будущий мир описывается словом «все». И если «благо» — это абсолютное благо, «жизнь» — это вечная жизнь, а «наследование» — это всеобъемлющее и всесторонне благо, то добавить к этим трем уровням уже нечего. И вот, «продление дней» означает прилепленность к высшему уровню, поскольку корень вечной жизни именно в нем. «Дарование блага» — это прилепленность к уровню блага, как всем известно. А «наследование земли» — это обретение Святой Земли Израиля, содержащей в себе все. Таким образом, наши мудрецы указывают здесь на уровни Будущего мира, но одновременно — и на уровень этого мира; и теперь весь отрывок доступен буквальному пониманию. Поэтому сказано, что для обретения блага этого мира совершенно необходимо, чтобы заслуг было хотя бы на одну заповедь больше, чем грехов. Но что касается Будущего мира — нет сомнений, что удостоиться доли в нем можно и без единой исполненной заповеди, согласно сказанному: «У каждого из народа Израиля есть доля в Будущем мире». И ты можешь сам убедиться, что это так. Ведь для чего может быть необходимо, чтобы исполненных заповедей было больше, чем нарушенных? Даже если их поровну, в трактате Рош ашана сказано: «И многомилостивый» — Он направляет Свою руку к милосердию! Поэтому мы должны сказать, что эти слова Талмуда относятся к Будущему миру. Или же мы можем сказать, что здесь речь идет вообще о другом (то есть, не о самом уделе в Будущем мире как таковом, а о его уровнях). Тогда станет ясно, что для того, чтобы подняться на те уровни, о которых здесь говорится, то есть, стать тем, кому «делают благо», «продлевают дни» и кто «наследует землю», необходимо, чтобы заслуги непременно превышали грехи. Мы ведь уже объясняли, что уделы в Будущем мире не одинаковы! И теперь все сказанное получило свое простое объяснение без необходимости что-либо менять или переиначивать.

И я не понимаю, каким образом мишна о том, что пожелал Б-г даровать заслугу Израилю, может служить доказательством. Ведь она не может означать, что Б-г дал евреям много заповедей для того, чтобы можно было исполнить хотя бы одну из них и тем самым удостоиться удела в Будущем мире!

На самом деле, понимать эту мишну следует буквально. Б-г пожелал даровать евреям заслугу, а потому дал им множество заповедей. И хотя теперь может оказаться, что из-за того, что заповедей много, и грехов у человека будет много, это ничего не меняет. Б-г пожелал даровать заслугу тем, кто поступает хорошо! Эти люди благодаря множеству заповедей становятся более совершенными, так как для обретения совершенства у них есть теперь 613 заповедей; им-то Б-г и пожелал даровать заслугу.

Здесь может возникнуть такой вопрос. Б-г мог дать народу Израиля не так много заповедей, но сделать так, чтобы заслуга их исполнения была такой же большой, как получают они сейчас, исполняя множество заповедей. Однако так сказать нельзя: количество заслуг может определяться только количеством исполненных заповедей. Чем больше исполненных заповедей — тем больше и заслуги, и награда, и никак по-другому быть не может.

Кроме того, объяснение мишны не таково, как думали те люди, которые задали первоначальный вопрос. Они полагали, что Б-г пожелал сделать народу Израиля хорошее и поэтому умножил для него Тору и заповеди. Именно такое понимание и пробудило к жизни их вопрос: ведь получилось, что если евреи не станут исполнять заповеди, они обретут не заслуги, а наказания, и ничего хорошего не получат. Но если бы объяснение слов мишны было таким, она вошла бы в противоречие со сказанным в трактате Рош ашана (28а): «Если один человек дал обет не пользоваться никакими услугами другого, этот другой имеет право протрубить для него в шофар ради исполнения заповеди». Объяснение, которое дает Талмуд этому разрешению, состоит в том, что «заповеди даны не для пользы или удовольствия». Это означает, что исполнение заповедей — это наложенное на человека иго и что он обязан исполнять их лишь потому, что таково повеление Царя. Но если это так, как же мишна здесь может утверждать, что заповеди даны для пользы людей?!

Мы уже объясняли, что не для блага Израиля Б-г сделал это, не для того (Он дал им заповеди), чтобы даровать им благо. В этом случае евреи сказали бы (по Брахот 5б): «(Мы не желаем) ни их самих, ни награды за них!» Б-же избави, полагать так! Мишна имеет в виду, что Б-г пожелал даровать евреям заслугу даже против их желания, поскольку Он — праведник и желает, чтобы у людей было как можно больше заслуг. Поэтому Он и умножил для них Тору и заповеди. Поэтому евреи и не могут ответить: «Мы не желаем ни их самих, ни награды за них», — Б-г пожелал, чтобы у них была заслуга независимо от того, хотят они ее или нет.

Мишна не сказала, что «Б-г пожелал сделать добро Израилю, а потому умножил для них Тору и заповеди». Это означало бы, что Б-г поступил так для блага евреев, а значит, они имели бы право сказать: «Мы не желаем ни их самих, ни награды за них». На самом же деле, было совершенно не так. Б-г пожелал именно даровать заслугу Израилю, то есть, сделать так, чтобы их деяния могли принести им заслугу. Он, благословенный, праведен и потому желает, чтобы люди обладали заслугами и были праведны.

Здесь у тебя может возникнуть вопрос. Если заповеди Б-га — это только повеления, которые Б-г дал людям и обязал исполнять их, почему бы мишне не выразиться именно так? Почему она не сказала, что заповеди — это повеления Б-га, которые народ Израиля обязан исполнять так же и по тем же причинам, по каким подданные царя исполняют его указы? Что побудило мишну (решить и) сказать, что заповеди даны для того, чтобы даровать заслугу Израилю? На этот вопрос ответить несложно. (Именно для этого мишна) приводит стих (Йешая 42:21) Б-г пожелал, ради Своей праведности, увеличить Тору и усилить. Это означает вот что: поскольку Сам Б-г праведен, Он желает, чтобы Его сыновья, народ Израиля, тоже были праведными. Стих (Теилим 11:7) говорит об этом: «Ибо праведен Б-г и праведность любит». Поэтому он и умножил для них Тору и заповеди, чтобы дать им заслугу и сделать их праведниками. А выражение Тору и заповеди мишна употребляет потому, что стих (приведенный мишной) говорит: …увеличить Тору и усилить. Об умножении Торы сказано увеличить Тору, а об умножении заповедей — и усилить.

Завершена и закончена книга Дерех хаим

с разрешения издательства Швут Ами


Шавуот — праздник дарования Торы. Еврейская традиция отмечает тот факт, что исход из Египта (который мы празднуем в Песах) был не самоцелью, а лишь подготовкой к получению Торы на горе Синай. Читать дальше

Законы и обычаи праздника Шавуот

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Глава из книги «Сефер атодаа»

Законы праздника

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Чем праздник (йом тов) отличается от субботы?

Самоотверженность во имя Торы

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «О нашем, еврейском»

Накануне праздника Шавуот, Дня дарования Торы, уместно вспомнить, что наши мудрецы настойчиво подчеркивают одну мысль: не на Синае мы получили ее и не шестого числа месяца сиван. Каждый еврей получает ее ежедневно , когда учит, и везде , где готов пожертвовать ради нее жизнью.

Бедствия при невыполнении шмиты и йовеля

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель

Исполнение заповедей связано с духовным миром человека. С другой стороны, Тора упоминает лишь материальные блага, полагающиеся тем, кто ревностно соблюдает заветы Творца.