Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch

Если можно раскаяться в последний день жизни, значит, можно всю жизнь спокойно грешить?

3 ноября 2015 года, темы: Страдания, Тшува, Грех, Рав Эльяким Залкинд

Отложить Отложено

Уважаемые раввины! Если человек может раскаяться в последний день своей жизни, значит, он может все время грешить, а потом предусмотрительно и вполне искренне раскаяться? Я предполагаю, что полное раскаяние происходит, когда человек вновь сталкивается с ситуацией греха, но не поддается своему злому началу и не повторяет своей ошибки. Или вовсе избегает такую ситуацию. Конечно, никто не знает, когда у него «последний день», но случается, что к концу жизни человек узнал, что он неизлечимо болен, и начал каяться. А как же всё то зло, что он творил всю свою жизнь? Раскаяние в последний день, само собой разумеется, уже не сможет проявиться на деле, и, на мой взгляд, день — это ничтожно мало, чтобы полностью осознать даже один грех, а что, если их много? Спасибо за возможность обратиться, М.

Отвечает рав Эльяким Залкинд

Уважаемая М.,

Вот слова Рамбама (Мишнэ Тора, Главы о раскаянии), из которых следует, что Вы правы:

«Что является полным раскаянием? Когда у человека появляется возможность совершить то же нарушение, а он воздерживается от этого и не совершает вследствие раскаяния. Не из-за страха или недостатка силы…» (2; 1).

Однако Рамбам продолжает: «А если раскаялся только в дни старости, когда уже невозможно ему сделать то, что делал раньше, — хотя это и не полное раскаяние, [тем не менее и это] помогает, и он считается раскаявшимся. Даже если все свои дни нарушал Закон, но раскаялся в день смерти и умер в раскаянии, его грехи прощаются. Что такое раскаяние? — Когда грешник оставит свой грех и устранит его из своих мыслей, и постановит в сердце, что не совершит того больше… А также будет сокрушаться о том, что совершил. [Так, что сможет] свидетельствовать о нем Знающий сокрытое, что не вернется он к этому греху вовеки…»

И еще говорит Рамбам (4; 1): «Двадцать четыре действия препятствуют раскаянию. Четыре из них являются большим грехом, и тому, кто их совершает, Святой, благословен Он, не предоставляет возможности раскаяться… Четвертое — сказать: согрешу, а потом раскаюсь; согрешу, а Йом-Кипурим искупит».

Получается: если человек, зная, что определенное действие является грехом, тем не менее, совершает это действие и «предусмотрительно» планирует раскаяться впоследствии, — не получит он такой возможности. Всевышний не даст ему времени, или сил, или ясности мысли, необходимых для того, чтобы совершить усилие души, обратить сердце к раскаянию. За то, что пренебрегал возможностью спасти себя, спокойно продолжая развивать в себе дурные качества, вожделения и привыкать к проступкам.

Если же человек не строил подобных планов, но и не находил в себе силы противоборствовать злу — конечное его раскаяние будет засчитано, если это будет раскаяние от всего сердца. Однако оно все же не будет полноценным, таким, каким было бы, если бы человек раскаялся и воздержался от греха в пору полноты сил и возможностей.

И еще. Само привыкание к греху, укоренение в грехе постоянно отдаляет человека от чистоты намерений, ему кажется, что в действиях, ставших уже привычными, нет чего-то особенно предосудительного и страшного.

Однако есть и примеры (см., например, Авода Зара 17а), когда человек так раскаивается и так скорбит о содеянном, что его раскаяние немедленно принимается и засчитывается как полное. И этот день становится для него последним.

В этой связи Мабит в книге Бейт Элоким задает тот же вопрос, который задали Вы (в разделе о раскаянии, гл. 5): А что же происходит со всем злом и нечистотой, накопившимися в душе человека в течение жизни? Если он совершает раскаяние в последний свой день, что же, оно принимается Всевышним? Ведь одно дело — тот, кто изменил, исправил свои действия, доказал, что может выдержать испытание, которого не выдерживал прежде, тот, кто работает над собой длительное время. И совсем другое — человек, процесс раскаяния которого занял часы. Как он мог очиститься? Ведь для того, чтобы войти в будущий мир без тяжкого очищения (чего удостаивается раскаявшийся), душа человека должна быть чиста. Ответ Мабита (с небольшим дополнением): очищение, которое душа проходит, уйдя из этого мира, в мире душ, — заключается в страданиях. Подобно этому происходит и очищение в этом мире. Раскаяние становится полным, т.к. человек проходит испытания, работая над собой. Он страдает душой и телом, воздерживаясь от повторения греха, преодолевая укоренившиеся привычки, изменяя свои качества. И есть страдания, которые иногда могут очистить за один день, — прежде всего, страдания, связанные с преждевременным уходом из жизни, раньше отведенного человеку срока. Это безмерно тяжело для души и тела (так объясняет Мабит). И еще — невыносимая боль и горечь сожаления о содеянном. (В примере из Талмуда: раскаявшийся рыдал, пока не отлетела его душа, и это произошло, когда он был молод и силен).

В трактате Шабат (153а):

Сказано в Мишне (Авот 2, 10): «Раби Элиэзэр говорит: раскайся за день до смерти». Спросили ученики у раби Элиэзэра: «Разве человек знает, в какой день умрет?» Ответил им: «Тем более, пусть раскается сегодня, ведь, может быть, завтра умрет, — и тогда окажутся все его дни в раскаянии». Об этом же говорит царь Шломо (Коэлэт 9, 8): «Во всякое время пусть будут одежды твои белы, и пусть не оскудеет масло (елей) на голове твоей». (Раши: «Одежды белы» означает — душа твоя чиста; Таргум, Ибн-Эзра: «масло на голове твоей» означает — доброе имя).

С уважением, Эльяким Залкинд


Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

Материалы по теме


Тема дня

Бизнес по-еврейски

Как построить и вести современный бизнес, оставаясь в рамках законов Иудаизма
В рамках еврейской традиции бизнес всегда подлежал регулированию и обязан был «играть» по правилам, установленным в Алахе (Еврейском законе). Читать дальше