Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Грех первого человека — одно из самых грандиозных событий в истории человечества

Почему первый грех был совершен?

Грех первого человека — одно из самых грандиозных событий в истории человечества, суть которого далека от нашего осмысления. Однако попробуем понять объяснения мудрецов Торы, посвященные этому его поступку.

Первый человек обладал ясным видением действительности. Понятия истины и лжи не были скрыты от него внутри понятий добра и зла. Наоборот, он имел чёткое представление о них. Кроме того, первый человек не ощущал в себе никаких дурных побуждений, а только сильное и чистое стремление к добру и святости. Согрешить для него было в принципе невозможно, поскольку это означало пойти против Творца и его собственных стремлений и желаний. Совершить грех было также противоестественно, как броситься в огонь.

Однако как мы видим, он всё-таки пошёл на смерть, чтобы совершить преступление, которое само по себе противоречило его природе, и должно было быть ему противно! Возникает большой вопрос — как же он смог совершить такой поступок?

Сокрытие и творение

Сразу скажем, что обвинение Хавы, которая будто бы и привела первого человека к греху, несостоятельно, поскольку вся истина была открыта перед первым человеком. А также известно, что он и Хава были одним целым, и когда говорят о грехе первого человека, всегда имеют в виду их обоих. Частное поведение Адама и Хавы раскрывает различные стороны греха, а не его суть.

Чтобы восстановить цепь событий, предшествующую греху первого человека, заглянем в Тору:

«И сказал змей жене: Преданы смерти не будете. Но знает Б-г, что в день, когда станете есть от него (Древа познания Добра и Зла), откроются ваши глаза, и будете вы как Б-г (и) ведающими добро и зло».

Раши комментирует эту фразу:

«Но знает…» — Всякому умельцу ненавистны товарищи по ремеслу. Он вкусил от (плодов) Древа и сотворил мир; (если вы отведаете, то…) [Берешит раба ]. «и будете вы как Б-г» Творцами миров.

Из слов Раши следует, что первого человека соблазнило стремление стать творцом миров как сам Б-г. Однако не понятно, каким образом Адам сможет стать творцом миров, отведав плод?

Поиск ответа на этот вопрос обязывает понять одну из наиболее трудных для восприятия идей иудаизма. Она сформулирована мудрецами так: «Нет ничего кроме него (Творца)». Ее очень тяжело воспринять. Ведь вокруг нас целая Вселенная: люди, животные, неживая природа. Кроме этого, как было сказано, есть множество духовных миров. И, наконец, существую «Я сам», что явно не подлежит никакому сомнению.

Чтобы понять эту идею необходимо разобраться в понятии сокрытия. Творец создал мир путём сокрытия — скрыв самого себя, он дал место для существования миров. Другими словами, Творец лишил человека возможности видеть истину, в результате тот стал ощущать себя (своё «Я») и весь окружающий мир как действительность. Более того, он почувствовал, что свободен в выборе своих действий. Именно из-за желания подарить человеку свободу выбора и скрыл себя Творец. В результате человек получил возможность выполнить заповедь и заслужить награду.

В принципе, идея сокрытия имеет несколько сторон.

Во-первых, сокрытие существует в мире природы. Как было сказано, возможность человека видеть окружающий мир построена на принципе ограниченности его ощущений — он видит мир, поскольку плохо видит, но если бы видел хорошо, ничего бы не увидел. (Идея «загрязнённого окна» — статья «Грех первого человека»). Этот принцип ограниченности ощущений людей был установлен Творцом, чтобы дать им свободу выбора. Таким образом, человек был помещён в мир природы. Если бы человек не был ограничен в ощущениях, он бы просто не видел мир. Ясно, что в таком случае нет смысла говорить о свободе выбора на уровне природы.

Во-вторых, существует сокрытие истины. Мир природы построен таким образом, что мы не видим причину, перед нами только следствие. Исследователь наблюдает явления природы и пытается понять причину, но увидеть саму причину через личные ощущения ему не удастся никогда. Незнание истиной причины оставляет разуму место для предположения нескольких возможных причин события. Например, человек может предположить, что причиной автомобильной катастрофы было наказание небес, или результат неосторожности водителя, или просто случайность. Что вынуждает разум принять то или другое решение? Духовный уровень человека. Один скажет — случайность, а другой — наказание небес. Здесь зарождается идея свободы выбора. Если бы человек видел причину ясно, не было бы возможности для ошибки и для свободы выбора.

В-третьих, существует ощущение индивидуальности. Каждый ощущает себя отдельно от Творца. Ясно, что без этого невозможна свобода выбора.

Уровень свободы выбора определяется уровнем сокрытия Творца для каждого конкретного человека. Адам обладал ясным видением, однако не всё было открыто перед ним, что у него выражалось в ощущении своего «Я», поэтому у него всё-таки была свобода выбора, но другая чем у последующих поколений.

Если же нет сокрытия, существует только Творец. И даже когда есть сокрытие, действительность существует только с точки зрения творений, поскольку они не способны видеть всю истину до конца. Со стороны Творца в результате творения не произошло никакого изменения — есть только Творец и больше ничего. В этом смысл сказанного: «Нет ничего кроме Него (Творца)».

Однако если до сокрытия творение не ощущало своей реальности и самостоятельности, то каким образом сокрытие создало это ощущение? Ведь сокрытие может иметь место только по отношению к тому, кто уже существует. Ясно, что понять до конца идею сокрытия, человеку не дано. У мудрецов можно найти некоторое ее объяснение. Творец — бесконечность и полное совершенство. Идея бесконечности обязательно включает в себе понятие границ и конечности как отрицание. То есть бесконечность — это отсутствие границ, и в этом смысле границы включены в понятие «бесконечность». То же самое с позиции совершенства. Полное совершенство включает в себе понятие несовершенства и ограниченности как отрицание. Когда Творец захотел проявить своё совершенство в границах тоже, то скрыл свою бесконечность перед понятием конечности, что включалось в нее в смысле отрицания. Тогда конечность перестала «видеть» бесконечность и стала ощущать себя как действительность, поскольку отрицание его было со стороны бесконечности. То есть у конечности возникла иллюзия, что она есть. Но в момент открытия бесконечности обнаружится, что это всего лишь иллюзия, и нет ничего кроме Творца.

Получается, что сокрытие привело к возникновению видимого для человека мира, где у него появилась свобода выбора. Другими словами, идея сотворения мира заключается в сокрытии. Если нет сокрытия, нет мира. Творец, скрыв истину, открыл для человека новый мир — мир природы.

Кроме этого, Дерево познания Добра и Зла приводит к дальнейшему сокрытию, путём замены понятий истина и ложь понятиями добра и зла. Получается, что Адам, отведав плод, приведёт ещё большее сокрытие, что означает создание нового мира. Это и произошло в результате греха. До него первый человек находился в духовном мире, а после спустился в мир природы. Он как будто создал этот мир, стал причиной его возникновения. Это имел ввиду змей, который обещал первому человеку, что он в каком-то смысле станет похож на Творца. Об этом говорит Раши: «Он (Творец) вкусил от (плодов) дерева и сотворил мир» и будете вы как Б-г Творцами миров.

Однако Творец не просил человека, чтобы тот стал похож на Него путём увеличения сокрытия. Наоборот, он хотел, чтобы человек, раскрыв Творца, уменьшил сокрытие. Он мог достичь этого, оставшись в своём первоначальном состоянии, что привело бы его к слиянию с Творцом. Таким путем человек действительно стал бы похож на Создателя.

Интересно мнение Мальбима, который говорит, что змей не обманывал первого человека, а просто высказал ему свою точку зрения. Тора рассказывает, что змей получил несколько наказаний: «на чреве твоем будешь ходить», «и прах будешь есть», и «и вражду положу между тобою и женой». Из этого следует, что до греха у него были ноги, он ел плоды, и была любовь между ним и Хавой. Змей был «хитрее» всех животных, был очень способен в делах мирских и мог разговаривать. Первый человек использовал его в качестве обслуживающего персонала, а поскольку роль женщины в делах мирских, то он имел дело, в основном, с Хавой. Но в отличие от человека змей не обладал свободой выбора. То есть он изначально относился к миру природы, и всё духовное было для него непонятно и чуждо. Зато мир природы был его реальностью. С его точки зрения, сделать дополнительное сокрытие, что приводит к возникновению природы, означает — создать мир.

Однако у человека есть две действительности. Одна духовная — суть его души, а другая материальная — его тело. Поэтому человек способен выбирать между двух точек зрения. Одна из них видит истину как свет, а мир природы представляет тьмой, поскольку он возникает в результате сокрытия истины. Цель творения состоит в том, чтобы человек открыл свет внутри тьмы, то есть увидел (раскрыл) Творца внутри природы. Возможен также противоположный взгляд. Творец неограничен и поэтому непостижим, поскольку постижение человека — это постижение границ. То, что человек не может увидеть, представляется ему как тьма. Мир природы он может увидеть, поэтому он свет. Получается, с этой точки зрения, бесконечность — это тьма. Тогда сокрытие в мире представляется как открытие света из тьмы. Как раз этим взглядом в силу своей сути обладал змей. С таким утверждением он и обратился к первому человеку.

Пожертвовать жизнью ради Творца

У каждого человека есть свобода выбора. Она точно соответствует его духовному уровню. Он также встречается в жизни с соответствующими испытаниями. Необходимо понять, каким уровнем свободы выбора обладал первый человек, когда у него не было смешения добра и зла и отсутствовали дурные побуждения, и в чем состояла суть испытания, с которым он столкнулся.

Ясно из Торы, что у первого человека была свобода выбора, поскольку ему была дана заповедь. Он столкнулся с испытанием, как рассказывает Тора, и змей был для него йецер а-ра — дурным началом, хотя и не находился внутри человека в виде дурных побуждений. Нам действительно трудно понять суть выбора первого человека и его испытания, поскольку мы устроены по-другому.

Первый человек не должен был выбирать между добром и злом, как мы. Его выбор находился между добром и добром, поскольку йецер а-ра находился снаружи и не мог обратиться к нему в первом лице: «Я хочу», как к нам, а говорил с ним только во втором лице: «Ты обязан». Задача человека в этом мире заключается в исполнении заповедей и изучении Торы. Тем самым он как бы вводит Творца в мир природы, открывает истину в мире сокрытия, что также называется «кидуш А-Шем» — освящение имени Творца.

Первому человеку была дана одна единственная заповедь-запрет: не ешь плодов с Древа познания Добра и Зла. Эта заповедь оберегла его от вхождения в состояние искажённого постижения мира в понятиях добра и зла. Он должен был остаться на своём первоначальном уровне — отчётливого представления действительности в понятиях истины и лжи. Заповедь включала в себя всю идею мироздания, и в ней были сосредоточенны все открытия, которые должны были произойти в творении. Если бы первый человек устоял и не нарушил ее, то совершил бы «кидуш А-Шем» в полной мере и достиг бы цели творения.

Но, с другой стороны, он ощущал, что может сделать открытие Творца еще большим. Первый человек не соприкасался со злом, не должен был прилагать усилий ни к чему, и ангелы обслуживали его. Быть праведником в такой ситуации не составляло труда. Для него это было легко и просто. Всё его стремление было сосредоточено на желании освятить имя Творца, но на его уровне он не должен был делать для этого ничего, только сохранить свое первоначальное духовное состояние. В его глазах это была слишком мелкая задача. Он стремился сделать больше ради увеличения славы Творца. Он мог рассуждать так:

— Если бы я приблизился немного к познанию Добра и Зла и опустил бы себя и весь мир чуть-чуть вниз, в сторону сокрытия и темноты, но даже в такой трудной ситуации смог бы своим трудом приблизиться к святости в результате своего свободного выбора, то тем самым превратил бы тьму в свет! Разве тогда не произошло бы освящение имени Творца в несравненно большей мере?!

Так пришёл к нему соблазн от йецер а-ра. Как сказано: «И увидела жена, что хорошо Древо для еды и вожделенно для глаз, и желанно Древо для постижения». То есть посредством Древа можно прийти к новым удивительным открытиям. Причём соблазн пришёл к первому человеку во втором лице: «Ты обязан сделать так, поскольку истина и любовь к Творцу требуют этого».

Совершая грех, он думал, что следует заповеди. И в этом своём стремлении освятить имя Творца в максимальной мере он пошёл даже на смерть! Пожертвовал жизнью ради Творца!

Грех человека — нарушение во имя Творца

Однако остаётся непонятным, как мог первый человек подумать, что преступление — это заповедь? Он выбирал между двумя ситуациями. Первая давала возможность остаться на своём высоком уровне святости, не делая ничего. Вторая грозила потерей святости и влекла возможностью заново подняться еще выше и восстановить потерянную святость своими силами. Поскольку первый человек стремился служить Всевышнему в максимально возможной форме, он столкнулся с очень трудным вопросом: где служение Творцу проявляется в большей мере?

Ясно, если человек в силу обстоятельств оказался на низком духовном уровне и, несмотря на это, из глубины нечистоты смог подняться до высот праведности, величина его заслуг неимоверно велика. И, может быть, у каждого праведника где-то в глубине души есть неудержимое желание пройти этот трудный путь, чтобы освятить имя Творца даже в такой ситуации. Про это сказано: «В месте, где баалей тшува стоят, полные праведники не могут стоять». (Санедрин 99)

Но если праведник решит сам поставить себя в такую ситуацию, то есть захочет оскверниться, чтобы очиститься, сделать даже маленькое нарушение, чтобы потом выполнить заповедь — это будет огромной ошибкой.

Действительно, если еврей родился в семье раввинов и, получив соответствующее воспитание, также стал раввином, а другой был воспитан в простой семье, но в силу своих стараний достиг того же уровня, став раввином того же порядка, то в небесном суде у второго будет гораздо больше заслуг. Ведь там важен не сам духовный уровень человека, а путь, пройденный им, и старания, которые он приложил. Несомненно, чем ниже духовный уровень, на котором оказался человек при рождении, тем больше у него возможности подняться. Однако неправильно стремиться к низкому духовному уровню, чтобы увеличить заслуги, хотя бы только потому, что всегда есть опасность, что человек не справится с этой задачей и не поднимется.

Если человек сталкивается с тяжёлыми испытаниями и выдерживает их, нет сомнения, что его заслуга велика. Однако нельзя просить для себя испытания с целью заработать заслуги. Наоборот, евреи молятся каждый день, чтобы Творец избавил от них, поскольку опасаются, что не смогут устоять.

Испытания человеку посылает Творец. Каждое испытание в точности соответствует уровню и состоянию человека в тот момент. Человек не должен искать и вызывать на себя испытания. Это грех.

Первый человек, в силу своей святости, ошибся в расчёте. Он понимал, что, войдя в мир природы, он войдёт в мир зла. Однако он ещё не сталкивался со злом вплотную, не ощутил (зло ещё не вошло в него) и не смог оценить его силу. Он не думал, что зло — это полная «тьма». Для первого человека истина была открыта, а близость к Творцу являлась неоспоримой реальностью. Он не мог себе даже представить, что попадет под власть зла настолько, что оставит истину и потянется за ним. Тот, кто ни разу не прошёл испытание, не может представить насколько это тяжело. Наоборот, следовать злу выглядит в их глазах как сумасшествие. Такими глазами ангелы смотрят на людей. Они видят нас как сумасшедших, которые ведут себя недостойно. И даже праведники, победившие дурные склонности, также представляются им таковыми, поскольку в момент испытания запрет был возможен для них, пусть даже мысленно.

На самом деле, на высоком уровне свободы выбора, где и находился первый человек, соблазн сделать зло был невозможен. Суть испытания состояла в том, чтобы не поддаться соблазну сделать больше добра, чем его просили. Это задача была совсем не легка. Кидуш А-Шем, который мог сделать человек, оставшись в своём первоначальном состоянии, был бы намного больше, чем тот кидуш А-Шем, который он рассчитывал совершить, спустившись в мир природы. И этого он не увидел.

Он думал, что совершает заповедь, которая выглядит как грех. На самом деле это был грех в одеянии заповеди. Творец просил его остаться на своём уровне святости. Первый человек решил спуститься в мир природы, чтобы сделать больше, чем просил Творец — добиться святости своими действиями. Его ошибка состояла в том, что в этом решении присутствовала некоторая мера эгоизма — он сам хотел сделать этот кидуш А-Шем. Ощущение недостатка в проявлении самого себя лежало в основе греха, который представлялся ему самому как чистое стремление к большему освящению имени Творца. Что-то всё-таки было скрыто от первого человека. И это что-то заключалось в его ощущении своего «Я», которое было преградой между ним и Творцом. Он должен был пожертвовать своим «Я», аннулировать себя, что привело бы к слиянию. Задачей первого человека было раскрытие того минимального сокрытия, которое имело место на его уровне. Тогда свершилось бы великое освящение Имени Творца, что привёл бы весь мир к полному исправлению.

Но, спустившись в мир природы в результате греха, человек уже не смог подняться. Ведь та капля эгоизма, которая привела его к падению, исходила от йецер а-ра. И дурное начало, что соблазнило его один раз, уже не оставило его, а наоборот укрепилось и потребовало дальнейших уступок. Таков путь йецер а-ра. Оно приходит к человеку в виде нитей паутины, которые кажутся легко преодолимыми, но после первой же уступки превращается в толстые тяжелые цепи.

Рав Захария Матитьягу, из журнала «Мир Торы», Москва


Йеуда хоть и не был старшим сыном Яакова, тем не менее, именно он был одним из лидеров среди своих братьев. Его имя, как и название колена Йеуды, переросло в название всего еврейского народа и еврейской религии. Йеуда не боялся брать на себя ответственность. В одном из эпизодов Торы описано, как Йеуда смог переломить себя и прилюдно совершить тшуву, раскаяние. Мудрецы говорят, что именно за это он удостоился стать родоначальником царского рода. Читать дальше