Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Создадим человека в образе Нашем по подобию Нашему

«Создадим человека в образе Нашем по подобию Нашему! И властвовать будут они над рыбой морской и над птицей небесной, и над скотом, и над всею землей, и над всем ползучим, что ползает по земле». И сотворил Б-г человека в его образе, в образе Б-жьем сотворил Он его; мужчиной и женщиной сотворил Он их». (Берешит, 1—26,27.)

Объясняет Раши, что слова «в образе Нашем» означают «в нашей форме». (Смысл слова «форма» в этом комментарии требует пояснения в отдельной статье.) Словосочетание «по подобию Нашему» — (способным) к пониманию и разумению. Фраза «и властвовать будут они над рыбой морской» может означать как «властвование», так и «спуск, падение». (Если человек) достоин того, он властвует над зверем и скотом; (если же) не достоин, опускается ниже их, и зверь правит им. (Берешит раба, 8.)

СВОБОДА ВЫБОРА

Различие между человеком и животным

В обычном понимании человек отличается от животного своим разумом. Однако непонятно, что имеется в виду под словом разум. На этот счет есть несколько мнений.

Одни утверждают, что разум — качество природы человека. Например, слон отличается от мухи своей более совершенной организацией. А человек более совершенен, чем весь остальной животный мир. Причём, как слон и муха, несмотря на различие между ними, относятся к животному миру, так и человек, несмотря на свои особые способности, является частью того же животного мира.

Другие говорят, что наличие разума у человека делает его совершенно иной субстанцией, несмотря на то, что между ним и животным есть внешнее сходство.

В действительности, интересен вопрос: отличие человека от животного выводит его за пределы животного мира или всё-таки человек остаётся животным, хотя и более совершенным?

Ответ на этот вопрос можно найти в Торе. Об отличиях между животным и человеком говорится в первой главе (Берешит, 1—26,27), которая описывает создание мира. Там сказано: «И сказал Б-г: “Создадим человека в образе Нашем по подобию Нашему! И властвовать будут они над рыбой морской и над птицей небесной, и над скотом, и над всею землей, и над всем ползучим, что ползает по земле”. И сотворил Б-г человека в его образе, в образе Б-жьем сотворил Он его; мужчиной и женщиной сотворил Он их».

В этих словах Торы мы находим два отличия между человеком и животным.

Одно из них состоит в том, что Всевышний вручает человеку власть над всем живым и над землёй. И действительно, у каждого живого существа есть своё место (среда обитания) в мире природы и своя особенная роль. Известно, что при уничтожении одного из биологических видов нарушается гармония естественных природных процессов региона его существования. Если же «убрать» человека из любой точки мира, нарушения естественного хода природных процессов не произойдет. Наоборот, состояние экологии этого региона улучшится, поскольку человек, используя природу в своих целях, вмешивается в естественные процессы и часто нарушает их. Это означает, что человек, в отличие от других живых существ, не выполняет никакой роли в естественном функционировании природы и не нужен ей. Наоборот, природа нужна ему для достижения его целей, находящихся вне мира природы. (См. статью «Для чего» — «Цель мироздания», «Мир Торы» № 11.) Это называется властвовать над природой. Такое отличие показывает, что человек не относится к миру природы, а как бы стоит над ним, являясь субстанцией иного рода.

Другое отличие состоит в том, что Б-г сотворил человека по своему «образу» и «подобию». Что это значит? Разве можно считать, что Творец на кого-то похож? Ведь сказано: «Кому же уподобите вы Б-га? И какой образ сопоставите с ним?» (Йешайа 40-18)? Творец — бесконечность, а понятие «образ» всегда говорит об ограниченности.

Рав Хаим из Воложина в книге «Нефеш а-хаим» объясняет, что в словах Торы: «И сотворил Б-г человека в его образе, в образе Б-жьем сотворил Он его» понятие «образ» не используется в прямом смысле. Например, царь Давид, сказавший в псалме: «Стал я подобен на пеликана пустынного» (Теилим, 102—7), имел в виду, что в тот период времени был одинок и скитался с места на место без убежища, как пеликан скитается по пустыне. Сравнение с пеликаном здесь показывает, что царь Давид подобен пеликану не внешне, а своими действиями. Также и человек некоторыми своими действиями подобен Творцу.

Разницу между человеком и животным хорошо иллюстрирует следующая ситуация. Человек и собака вернулись с прогулки. Оба уставшие и голодные. Перед ними столик. На столе свежая булка, под столом кусок мяса. Собака видит мясо. От желания съесть его, у нее мгновенно выделяются желудочные соки и слюна, собака бежит и хватает мясо. У человека происходят те же физиологические процессы, но вдруг он вспоминает, что эта булка не кошерная или не принадлежит ему, и не берёт желанную сдобу. Если провести исследование, будет не понятно, что привело к тому, что физиологические процессы в какой-то момент перестали протекать в своём естественном направлении. Почему он остановился? Его остановило знание законов кашрута. Точнее не сам факт знания, а желание следовать известному ему моральному принципу. Что это? Химическая или электрическая реакция мозга? Тогда она должна действовать всегда одинаково. Но ясно, что он с таким же успехом мог бы съесть эту булку, так как был очень голоден. И внутренняя борьба между естественным желанием есть и стремлением быть верным моральному принципу, в данный момент завершилась торжественной победой принципов. Однако нет никакой уверенности, что человек поступит точно также и в следующий раз.

Ясно, что в соответствии с законами природы каждый физиологический процесс может протекать только одним определенным путём. Если всё-таки один и тот же физиологический процесс два раза протекал по-разному, то мы обязательно ищем физическую причину такой перемены. Если ее нет, значит, перед нами нарушение законов природы или, другими словами, чудо. Этот особенный феномен мы в некотором смысле и наблюдаем в организме человека.

Животное же в отличие от человека действует как автомат, строго выполняя все требования тела. Поэтому собаку, съевшую чужое мясо, нельзя обвинить в воровстве. Она не могла его не съесть, такова её природа. Претензию можно предъявить её хозяину, позволившему ей стащить мясо, или хозяину мяса, оставившему продукт без присмотра. И лишь у человека правомерно спрашивать, почему он съел чужую булку. Мы знаем, что он мог её не есть, так как способен остановить свои желания или направить их в другом направлении.

Это особое и удивительное качество человека — пойти против своей природы — основное и принципиальное отличие человека от животного. Оно называется «свободой выбора».

Человек свободен в выборе своих действий. Он может повести себя так или иначе, пойти против своих желаний или поступить в соответствии с ними в зависимости от его решения. Это человеческое качество выводит человека за пределы животного мира и противопоставляет ему.

В этом смысле человек был создан подобным Творцу. Он стоит над природой и властвует ею, а также свободен в выборе своих действий. «Свобода выбора» означает возможность действовать вопреки своей природе или, другими словами, способность властвовать над своей внутренней природой. Получается, что подобие Творцу состоит в возможности властвовать над внешней и внутренней природой мира.

Однако человек может не воспользоваться свободой выбора, а следовать за своей природой. Тогда он подобен животному и подвластен внешней природе. Об этом и говорит Раши, комментируя слова Торы о создании человека.

Свобода выбора и мораль

Однако не всякое преодоление природы означает проявление свободы выбора. Например, кто-то, выбирая между чаем и кофе, в конце концов, решил взять кофе. В этой ситуации нет проявления свободы выбора. Просто два телесных желания столкнулись, и одно из них пересилило. Сам человек ничего не выбирал. Победа одного из желаний не является результатом свободного выбора, это лишь предпочтение одного другому. Животное также способно предпочесть один вид корма другому.

Соблюдающий диету из медицинских соображений или в целях улучшения внешности, на первый взгляд, идёт против природы. Однако в этом случае мы имеем дело также с противостоянием двух телесных желаний — желанием есть и желанием быть здоровым или красивым.

Спортсмен делает значительные усилия, чтобы преодолеть свои физические ограничения для достижения результатов. Но и здесь имеет место некоторая форма самоутверждения. Такое желание самоутвердиться, также как тщеславие и гордость относятся к материальной стороне человека, хотя и не связаны с ярковыраженными инстинктами тела.

Кто-то учится в вузе и стремится стать учёным. Для этого он жертвует многими телесными желаниями. И здесь ещё нет свободы выбора. Только предпочтение. Хотя в ситуации, когда человек стремится к познанию, уже возможна некоторая искра истины.

По-настоящему свобода выбора появляется там, где моральный принцип противостоит желанию тела.

Моральный принцип, по своему определению, никак не может быть связан с какими-либо желаниями человека: его физическими побуждениями или личностными потребностями (тщеславием, гордостью и так далее). Значит, он не может исходить от человека или преследовать пользу для него, а, наоборот, обязан быть привнесенным извне. Иначе мораль будет находиться на службе у человека, который станет делать то, что он хочет, или то, что ему нужно, утверждая, будто совершает свои действия во имя морального принципа.

Например, в древности многие языческие идеологии были связаны с публичным развратом, который порой возводился в ранг морального принципа. Ясно, что такая «мораль» — всего лишь прикрытие для самых низменных инстинктов.

Обычно человек стыдится проявлять свои животные инстинкты в присутствии других людей. Но общественная мораль, оправдывающая их, притупляет его стыдливость и позволяет чувствовать себя свободно и спокойно. Довольно часто можно услышать фразу: «Я придерживаюсь данной морали или религии, потому что она наиболее подходит для меня». В таком случае человек выбирает для себя моральные принципы, так как они соответствуют его телесным желаниям. Но настоящая мораль не выбирается, а навязывается разуму человека извне. Поэтому свобода выбора не может заключаться в выборе морали. Человек выбирает для себя лишь следовать ему заданным моральным принципам или нет.

Более того, мораль не может находиться в самом человеке, в мире природы или в человеческом сообществе. Даже самая красивая или важная социальная или общественная идея не может быть моралью. Например, известные нам всем идеи «достижения блага всех народов», «равенства» или «чистоты экологии» не могут быть моралью. Ведь истинная мораль не может «служить» человеку, обществу или природе. Наоборот, человек, общество и природа призваны служить морали, и для этого были созданы.

Если так, где искать настоящую мораль? По всей видимости, только тот, кто создал мир, может установить истинные моральные принципы для него в соответствии с целью и предназначением мира. И как цель мироздания не может быть внутри мира природы, так и мораль этого мира находится вне него. (См. статью «Для чего» — «Цель мироздания», «Мир Торы» № 11.)

Поскольку сам Творец — абсолютная и объективная истина, то мораль, установленная им, является объективной истиной. И человек стремится следовать морали, потому что он хочет приблизиться к истине. Это не телесное желание. Источник такого желания — разум, который не способен сопротивляться истине и не может не следовать ей.

Но телу не требуется истина. Тело «говорит»: «Я хочу», и этого достаточно. Однако телесное желание может победить, используя два приёма. Один из них «затуманивание» или «отключение» разума в момент яркого желания. Часто можно услышать: «Как я мог это сделать? Как я не подумал?»

Второй — подмена истины «красивой» идеей. Часто можно услышать: «Это твоя истина, а у меня есть моя истина. У каждого может быть своя истина». На самом деле двух истин быть не может. Могут быть две лжи. Настоящая истина исключает любую другую «истину».

Получается, у человека есть два вида желаний. Одни исходят от тела, а другие диктуются разумом, стремящимся следовать истине. Еще раз уточним, что истина — это только мораль, данная Творцом и ничто другое. В противоречии между ними зарождается свобода выбора. И когда разум побеждает, человек подобен Творцу и отличается от животного.

Свобода выбора и разум

В дискуссиях о свободе выбора и о Творце, даровавшем ее человеку, можно услышать мнение, что человеческий свободный выбор — вообще-то только иллюзия, порожденная внешней средой: настроением общества, воспитанием и другими факторами. Они проникают в наше сознание и подсознание в течение жизни и отпечатываются в виде моральных принципов, которые и влияют на принятие решений. Следовательно, причина того или иного выбора находится не внутри человека, а вне него и представляет собой нечто вроде рефлекса. Нам только кажется, что мы выбираем.

Однако очень трудно принять такое объяснение. Странно, что люди, отрицающие духовную сторону человека, в конце концов, обращаются к метафизике. Кто знает, что происходит в подсознании человека? Утверждение, что разумный выбор человека — не его решение, а результат влияния подсознательных сил, которые в свою очередь попали в область подсознания из внешнего мира, совершенно не обосновано, поскольку невозможно проследить весь процесс. Это лишь предположение.

Точно известно лишь то, что воздействие подсознательных сил приводит к автоматическому (без размышления) действию, также как рефлексы или привычки. В полную противоположность этому свободный выбор происходит после длительных размышлений и сомнений. Причём часто принятое решение противоречит подсознательным рефлексивным стремлениям.

Например, решение еврея прекратить работать в субботу может привести к потере заработка. Все силы подсознания восстают против такого решения. Этот поступок осознанный и исходит от разума.

«Свобода выбора» связана с разумом. Разум никак не является частью подсознания, а противостоит ему. Подсознательное действие неосознанно, действие разума осознанно. Причисление разума, а вместе с ним и «свободы выбора», к области подсознания — ошибка. Наоборот, разум и подсознание — две разные и противоположные субстанции. Область подсознания мы обычно относим к внутренним силам человека, а разум к внешним силам.

Известно, что религиозный еврей, выполняя заповеди, часто делает их, не задумываясь, без какой-либо внутренней борьбы, так как такое поведение соответствует его воспитанию или влиянию окружающего его общества. Например, еврей привык всегда есть только кашерное и отбрасывает саму возможность восприятия некошерного в качестве еды. Но с другой стороны, у каждого еврея обязательно остаются заповеди или принципы еврейской морали, к выполнению которых он ещё не привык. Именно в тот момент, когда человек исполняет такие повеления Всевышнего, проявляется его «свобода выбора». Более того, еврей обязан так приучить себя к выполнению заповедей, чтобы они стали естественной частью его личности. Но это конечный результат сложной духовной работы. В начале пути выполнение заповедей — это результат борьбы между разумом и телом, а никак не автоматическое действие, похожее на рефлекс.

Кроме этого из утверждения об иллюзорности «свободы выбора» следует, что конечное решение человека уже заранее заложено в нём посредством различных внешних влияний, и он сам ничего не решает, то есть, нет у человека возможности двоякого решения. Он только думает, что выбирает между двумя вариантами, но в действительности существует один единственный, который он, в конце концов, и принимает. В соответствии с этим поведение человека как будто запрограммировано.

Такой вывод всего лишь игра слов. Конечно, человек, в конце концов, выбирает только один путь решения стоящей перед ним задачи, но отсюда никак не следует, что он не мог решить иначе. Каждый разумный человек ясно осознаёт, что свободен в своём решении, и перед ним всегда есть как минимум две возможности. Такую ясность сознания не возможно сравнить с иллюзией. Иллюзия может относиться к внешнему миру, который он видит в своих ощущениях. Например, видит море там, где его нет, или видит, слышит и ощущает то, чего нет на самом ни деле. Но ощущение свободы в принятии решения не связано ни со зрением, со слухом, и ни с какими-либо другими ощущениями. Даже когда человек лишён всех ощущений (если только разумное существование возможно в такой ситуации), он свободен в своём решении.

Часто приводят пример поведения человека во сне, когда он думает, принимает решения и совершает разные поступки в воображаемом мире. Но и это не свидетельство. Возможно, окружающий мир во сне не реален, но само решение настоящее. По выбору, сделанному во сне, можно в некотором смысле судить о поведении человека наяву.

Неслучайно принятие решений всегда связано с понятием ответственности. Только у обладающего свободой выбора можно спросить: «Почему ты это сделал?». Животное никто не приводит в суд, потому что его действия вызваны лишь рефлексами, а ответственность за решение возлагается на разум. Человек существо разумное, поэтому может и должен отвечать за свои поступки. Он может совершить хороший поступок и заслужить награду или плохой поступок и заслужить наказание.

Но иногда человек также принимает вынужденные решения, тогда он освобождается от ответственности. Если в суде выясняется, например, что в момент совершения преступления подозреваемый был вынужден поступить именно таким образом каким-то внешним фактором, которому не мог сопротивляться, или же был психически не вменяем, то с него снимается обвинение, поскольку в тот момент его разум не мог нормально работать. Ребёнок также не несёт ответственности за поступки, поскольку не обладает разумом.

Возникает вопрос. Если конечное решение заранее заложено в человеке, то почему его судят? Надо бы привести в суд его воспитателей, друзей, привлечь к ответу соседей и т.д.. И это абсурд.

Получается, что понятие «свободы выбора» связано с понятием разума. Конечно, понять до конца природу разума нам не дано. Но в любом случае, разум — это не процесс обработки информации, не способность делать вычисления, и не память. Все это в какой-то мере можно найти у животного. Разум проявляется в момент, когда человек принимает решение, связанное с моральной стороной действительности. При чем его выбор обязательно приводит к действию, а не является философским умозаключением.

Например, вопросы о существовании Творца, создавшем мир, относятся к моральной стороне действительности, поскольку от их решения зависит поведение человека. Несложно понять, что Творец существует, что он создал весь мир. В конце концов, многие поняли это. Сложно это принять и вести себя в соответствии с этим пониманием. Пока человек не живет в соответствии со своим новым пониманием устройства мироздания, его разум спит, потому что такое понимание — лишь философское умозаключение. Как только он принял решение воплотить это в жизнь, в дело включается разум, то есть не просто знание истины, а следование ей. И действительно, мы считаем человека разумным не потому, что он правильно мыслит, а потому что правильно себя ведёт.

Получается, само решение поступить в соответствии с моральным принципом является проявлением разума. С другой стороны, это как раз то, что мы называем «свободой выбора». В еврейских книгах сказано, что разум связан с высшей духовной стороной человека, называемой нешама и представляющей частицу Творца в человеке.

Теперь всё становится на свои места. Человек отличается от животного, поскольку Творец создал его по своему образу и подобию. Суть этого отличия заключается в особом качестве, которым обладает только человек — способности свободно принимать решения. Человеческая свобода выбора и есть настоящий разум, а также это нешама — частица Творца внутри человека.

Противоречие между «свободой выбора» и Знанием Творца

Часто говорят о противоречии: поскольку Творцу известна вся история человечества от начала до конца, то о какой свободе выбора у человека мы рассуждаем? Ведь Творец изначально знает, как поступит человек. А это означает, что всё запланировано заранее, и человек лишён свободы выбора.

Суть противоречия заключается в не верном соотношении между знанием Творца и знанием человека, а также в неправильной интерпретации понятия времени.

Действительно, знание человека противоречит его свободе выбора. Но знание Творца — это не знание человека. Оно находится на другом уровне, а потому не противоречит свободе выбора человека. Знание способно отрицать свободу выбора только в том случае, если находится на одном уровне с ней.

Вот пример. Мы видим фильм, где один человек убивает другого. Ясно, что он свободен в своём действии. Когда мы смотрим фильм второй раз, нам заранее известно, что произойдёт, но при этом герой фильма по-прежнему свободен в своём действии. Знание самого героя о результате в действительности ограничило бы его свободу выбора, но наше знание не влияет на нее, поскольку герой фильма и его знание находятся в одной действительности, а мы и наше знание в другой. Кроме этого понятия времени у нас и внутри фильма не соизмеримы. Точно также Творец и его знание вне нашей действительности и вне нашего времени. (Ни в коем случае нельзя из этого примера сделать вывод о том, что наш мир для Творца нечто вроде фильма. Все примеры даны для понимания нашей действительности и не приближают нас к пониманию действительности Творца. Она не постижима для разума человека.)

Другой пример. В доме находятся несколько человек. Один из них вышел на улицу. Во дворе он может повернуть направо или налево. Предположим, что один из присутствующих в доме каким-то сверхъестественным способом узнал, куда повернёт решивший прогуляться. Противоречит ли это свободе выбора первого? Конечно, нет. Такое знание не находится на уровне знания человека, а потому не противоречит свободе выбора.

Кроме этого ясно, что если второй находился в этот момент на улице и увидел, куда повернул первый, то его знание не противоречит свободе выбора первого, поскольку это знание он приобрел уже после того, как действие было совершенно. Что будет, если каким-то не понятным для нас способом то же самое знание второй получит чуть раньше, до того как вышел первый, который ничего не сообщал о своих намерениях. Понятно, что это, в конце концов, также знание, не противоречащее свободе выбора первого.

Известно, что Творец неограничен во времени. Прошлое, настоящее и будущее одновременны для Него, то есть «находясь» в начале, Он одновременно «находится» и в конце. Поэтому в начале Он знает, что будет в конце, и это знание не противоречит свободе выбора.

Здесь мы вплотную сталкиваемся с понятиями времени, вечности и бесконечности, которые в принципе не постижимы для человека. В любом случае, по мнению еврейских мудрецов, распространенное мнение, что вечность — бесконечная последовательность конечных временных отрезков или моментов времени, не соответствует действительности. Конечная действительность не может составлять или образовывать бесконечную действительность. Это объяснение порождено воображением человека, который стремится таким образом воплотить в материальной действительности своё внутреннее ощущение бесконечности, возникающее у него в силу бесконечности его души — частицы Творца в нём.

О понятии вечности можно сказать, что оно постоянно и не изменяется. То, что меняется, не может быть вечным. Обычное время имеет прошлое, настоящее и будущее. Суть времени заключается в изменении действительности в рамках этих трёх понятий. Когда нет изменений во времени — нет времени, но имеет место другая действительность, называемая вечностью.

Вечность не есть время, каким бы продолжительным оно не было. Вечность — это отсутствие времени, отсутствие изменения во времени, отсутствие временных ограничений. Вечность совершенно отличная от времени субстанция.

Знание Творца относится к понятию вечности. «Свобода выбора» человека непосредственно связанна со временем и возможна только внутри временных рамок. Именно поэтому между знанием Творца и человеческой свободой выбора не может быть противоречия. Эти понятия относятся к разным субстанциям.

Те же рассуждения справедливы по отношению к бесконечности в пространстве. Бесконечность постоянна и ничем не ограничена. Бесконечная последовательность ограниченных в пространстве объектов не создаёт бесконечность. Из ограниченности в принципе не может возникнуть неограниченность (бесконечность), поскольку это две противоположные субстанции. Бесконечность — это отсутствие границ, а суть пространства — в пространственных ограничениях и в изменении внутри них. Когда нет пространственных ограничений — нет пространства. Это и есть бесконечность.

Процесс выбора

Рассмотрим всем знакомую ситуацию. Человек много курит, при этом в конце дня он ощущает боль в груди. Болевые ощущения беспокоят его, и однажды вечером он решает, что с завтрашнего утра он прекращает курить. Проснувшись утром он не чувствует боль, но ощущает сильное желание закурить. Тогда он говорит себе: «От одной сигареты боли не будет» и закуривает. В течение всего дня желание закурить противостоит страху перед болью и побеждает. Человек снова и снова повторяет себе: «От одной сигареты не будет боли» и закуривает. Вечером болевые ощущения возвращаются, и он решает, что завтра прекратит курить. Утром всё повторяется сначала.

Непонятна причина, заставляющая его повторять действие, рождающее боль. Ведь утром человек знает, что вчера «одна сигарета» переросла в несколько, и его беспокоили болевые ощущения в груди, но всё-таки продолжает успокаивать себя той же мыслью. Может быть, в первый раз он действительно полагал, что от одной сигареты ничего не произойдёт, но вечером «ошибка» стала очевидной. Тогда почему человек «ошибается» снова? Если бы он с позиции здравого смысла выбирал между двумя желаниями — желанием курить и желанием избавиться от боли, несомненно, страх перед болью оказался бы сильнее желания курить.

Что заставляет человека принять ошибочную точку зрения, не смотря на то, что он хорошо знает правильное решение? Может быть, желание курить? Но ведь это желание слабее, чем страх перед болью. (Иначе, зачем ему себя успокаивать?)

Дело в том, что слабое желание подогревается воображением, которое в действительности является большой силой внутри человека. Воображение отодвигает правильное мнение на второй план и делает его далёким и маленьким, а ошибочное мнение — значительным и важным. В результате, когда человек хочет закурить, сразу встают в его воображении все преимущества такого решения, а плохие последствия становятся далёкими и незначительными. Но в момент появления боли эта воображаемая действительность разбивается перед очевидностью, и человек снова возвращается к здравому смыслу.

Люди обладают особой способностью закрывать глаза на истину, которая ясна им, и следовать за воображением, дающим ложную картину ситуации. Это свойство позволяет им, выбирая между двумя желаниями, закрыть глаза на истину и посвятить все внимание воображаемой действительности.

Кто «включает» воображение? Само желание закурить не способно на это, поскольку есть более сильное желание — страх перед болью. Только сам человек способен включать механизм воображения, для того чтобы он оправдал неправильный выбор, а потом предпочесть ложь (воображаемую истину), отказавшись реально оценивать ситуацию.

Но человек способен вести себя и по-другому. Он может сказать себе: «Какая мне польза в обмане? Ведь действительность иная. В конце концов, если я пойду за обманом, сильная боль одолеет меня вечером» и отказаться от сигареты. Нет сомнения, что человек может держаться за истину, и тогда слабое желание курить, не смотря на вред для здоровья, уйдёт само.

Способность следовать за реальностью или погружаться в мир желаний является выбором человека. Этот выбор обычно сопровождается внутренними сомнениями, порождаемыми противоборством разума и воображения. Эта борьба — результат противостояния двух сил в сути человеке, что в принципе отличает его от всего окружающего мира и ставит во главе мироздания. Одна из сил — стремление разума к истине и добру — называется йецер а-тов (доброе начало). Другая сила — стремление следовать за желаниями или воображаемой истиной, с которой связаны все телесные удовольствия — йецер а-ра (дурное начало).

Никто не может сказать: «Я не виноват, йецер а-ра вынудил меня». Так как эта фраза равносильна заявлению: «Я не человек, я животное». Но человек в отличие от животных создан так, чтобы он мог победить йецер а-ра и заслужить награду Творца. Человека свободен в выборе, в этом его суть, поэтому он не может свалить вину на йецер а-ра.

Некоторые говорят, что не ощущают никакого противоборства внутри себя. Это может быть правдой. Но так происходит только у людей, которые никогда не борются со своими желаниями. Наоборот, они рады йецер а-ра, предлагающему очередной соблазн, и сразу соглашаются выполнять его прихоти, поскольку видят суть своего пребывания в мире в получении удовольствий. Но если такой человек хотя бы однажды попытается противостоять своим телесным позывам, он сразу ощутит величину противоборства. А когда ему удастся победить, почувствует, что вышел из мира воображения, оставил иллюзии и увидел действительность. Тот, кто ни разу не прошёл этого, не способен понять суть свободы выбора. Он не видит её, поскольку его желания легко овладевают им и побеждают. Такой человек — раб своих желаний, не знающий, что есть другая жизнь.

Настоящий рабовладелец распоряжается только телом человека. Хозяин не властен над душой раба, над его мыслями, и не может его заставить принять ложь за истину. Но йецер а-ра порабощает дух и заставляет принимать ложь за истину, чтобы угодить телесным желаниям. Поэтому о человеке, преодолевшем йецер а-ра», часто говорят: «Он переборол себя». Выйти из рабства йецер ара — это настоящая свобода.

Получается, что суть правильного выбора заключена в осознании истины как единственной действительности. Это сила постижения Творца. Сделать плохой выбор означает принять воображаемый мир за действительность, а ложь за истину. Действительность была создана Творцом мира, и истина была сформулирована Им в 613 заповедях Торы, которые включают в себя всё хорошее и плохое, что есть в мире. Следовать истине означает выполнять заповеди Торы.

Точка выбора

Когда воюют два народа, сами бои обычно ведутся на границе между ними (на линии фронта). В тылу нет военных действий. Вся территория с одной стороны границы находится под властью одной страны, а с другой — под властью второй страны. Если в каком-то сражении одно из государств вышло победителем, то граница передвигается на территорию другой. В результате, на завоёванной территории не происходят военные действия. Они перемещаются в тыл поверженной стороны, где раньше не было боёв. По сути, очевидно, что война идёт за всю территорию обоих государств, а фактически боевые действия проходят только на территории фронта.

То же самое происходит со свободой выбора, которая проявляется именно в точке соприкосновения между истиной и ложью. Однако большинство поступков человека не находятся в области соприкосновения истины и лжи. В них нет внутреннего противоборства, поскольку часто мы поступаем хорошо в силу воспитания и привычки, и у нас не возникает даже мысли вести себя иначе. С другой стороны, во многих вопросах человек не следует истине, но даже не осознаёт, что поступает плохо. Противоборство, а значит и свобода выбора, появляется только в точке соприкосновения (на границе) йецер а-тов и йецер а-ра. Там, где человек понимает значение своих действий и делает осознанный выбор в сторону добра или зла. Однако эта точка выбора не остаётся на месте. Когда человек через определенный поступок выбирает истину несколько раз, он привыкает к ней и делает хорошее, уже не задумываясь. Теперь эта нравственная «территория» занята йецер а-тов, и йецер а-ра больше не может претендовать на нее. Происходит сдвижение фронта на территорию стороны, потерпевшей поражение. Йецер а-тов занимает больше внутреннего духовного пространства. Но йецер а-ра не сдается. Он снова испытывает человека, передвигая в область свободы выбора соблазн нового уровня, на котором человек раньше поступал плохо, не задумываясь. Об этом мудрецы Торы говорят: «Мицва притягивает мицву». То есть, выполнив одну заповедь, человек оказывается перед другой, находящейся на более высоком уровне, о котором он ранее, возможно, даже не задумывался.

Такое изменение в человеке называется духовным ростом. Его точка выбора становится все выше. Ниже неё находится область владения йецер а-тов, то есть духовная территория, внутри которой он приучил себя поступать правильно и с легкостью выбирает истину. Выше этой точки — область владения йецер а-ра. Тут человек не осознает свои ошибки и выбирает ложь, не задумываясь. А на линии фронта находится область противоборства йецер а-тов и йецер а-ра, а значит точка свободы выбора человека на этот момент времени.

Последовав за воображением и отказавшись принять истину, человек снижает свой духовный уровень. Йецер а-ра занимает сданные им позиции, и ложный выбор, находившийся ранее в области противоборства, становится постепенно привычным. Теперь человек следует за ложью, не задумываясь. В свою очередь, то, что ранее он считал истиной, правила, которым он привык следовать, теперь переходят в область противоборства и выбора. Про это говорят мудрецы Торы: «Преступление притягивает преступление». (Авот 4,2). То есть, нарушив одну заповедь, человек оказывается перед возможностью нового нарушения, о котором ранее не задумывался. Об этом говорят мудрецы Торы: «Поскольку сделал человек нарушение и повторил, сделалось ему разрешённым». Сначала нарушение заповеди сопровождается внутренним противоборством, далее человек нарушает ее с лёгкостью, поскольку такое поведение становится в его глазах разрешённым.

Духовный уровень человека находится там, где расположена в настоящий момент его точка выбора. Если человек был приучен делать много хорошего, значит, он находится на более высоком духовном уровне. Например, тот, кто был воспитан среди праведников, не выбирает между выполнением или не выполнением заповедей — ясно, что он приучен поступать в соответствии с повелениями Творца. Его точка выбора в том, чтобы служить Всевышнему с более чистым намерением сердца.

Если человек был воспитан среди преступников и воров, то не способен выбирать между воровством и честным трудом. Он ворует лёгко, не задумываясь. А вот с убийством такой человек ещё не имел дело. Однажды он оказывается в ситуации, когда ему приходится выбирать убивать или нет, чтобы не быть пойманным на краже. В этой точке он ощущает внутреннее противоборство, поскольку убийство находится в области его выбора. Именно на этом духовном уровне у него есть ощущение истины. И если он устоит в этом испытании и не совершит преступление, то в следующий раз у него появится сомнение в правильности воровства, поскольку сюда передвинется его точка выбора.

Получается, воспитание не влияет на сам выбор, а только на уровень точки выбора. Каждому человеку в момент его создания даётся сила постижения истины в соответствии с его духовным уровнем. Никто не может сказать: «Я не виноват в том, что не соблюдаю заповеди, поскольку не родился в религиозной семье». Даже если он не слышал о Торе и еврейской морали, есть вещи, суть которых он понимает и может сказать: это плохо, а это хорошо. В этой точке и находится его свобода выбора, и за это он несёт полную ответственность перед Творцом. На любом уровне у каждого человека есть свой выбор, соответствующий его пониманию истины в данный момент. Он может прилипнуть к ней или закрыть на неё глаза и пойти за воображением. Сам выбор и внутреннее противоборство у всех одинаковы.

Полученное воспитание не даёт человеку преимущество над тем, кто его не получил, поскольку награду за хорошие поступки в результате воспитания получат его родители, а не он. Сам он награждается только за свой личный выбор. Один был воспитан в семье раввинов, и поэтому сам стал раввином, строго соблюдающим еврейские законы, а другой родился в простой еврейской семье, но после больших усилий со своей стороны стал образованным и б-гобоязненным евреем, хотя и не дошёл до уровня первого. Очень может быть, что в будущем мире второй будет выше первого, так как он в результате своих усилий продвинулся очень серьезно, тогда как первый стал тем, кем его воспитали или чуть больше. Расчёт с человеком ведётся не по его духовному уровню, а по пути, пройденному им.

Соответственно, делая плохой выбор, человек может опуститься ниже уровня его воспитания, и тогда он будет нести ответственность за этот пройденный вниз путь. Может также быть, что двое ушли из жизни, находясь на одном духовном уровне, но один получит за это награду, а другой наказание, поскольку уровень воспитания первого был ниже достигнутого им в течение жизни, а второго — выше. Про это в Торе сказано: «Смотри, я предлагаю тебе сегодня жизнь и добро, смерть и зло … И избери жизнь, чтобы жил ты и потомство твое». (Дварим 30-15, 19).

Тора связывает жизнь с добром, а смерть — со злом? Что же с точки зрения Торы называется человеческой жизнью? Жизнь человека заключена в его способности посредством свободы выбора избрать добро, то есть служение Творцу. Другие пути ведут его к духовной смерти. Поэтому говорят мудрецы Торы, что «злодеи при жизни называются мёртвыми».

Интересно, что остаётся в памяти человека от пройденной им жизни. Обычно это студенческие годы, когда он получал знания и формировал мировоззрение, или моменты больших жизненных переломов, когда он должен был переосмыслить жизнь или принять трудные жизненные решения. В эти моменты жизнь требовала проявления его человеческих качеств. Вся остальная жизнь покрыта в его памяти «туманом» и ощущается как один день.

Но обычное приобретение знаний даёт человеку только ощущение жизни. Изучение Торы, то есть постижение истины, даёт ему саму жизнь. Следование заповедям Торы — это постоянное внутреннее противостояние в рамках свободы выбора, что приводит к повышению духовного уровня и постижению истины внутри себя. Духовное движение вверх — эквивалент продолжительности жизни. Человек может прожить много лет, но на самом деле его жизнь будет коротка. Другой же проживет короткую, но большую жизнь. Поэтому в Торе сказано, что добро — это «жизнь», а зло — это «смерть». Эта фраза Торы сообщает, что физическое и духовное состояние, в котором человек родился, воспитание, которое получил, жизненные ситуации, в которых оказался, а также возможность делать добро и зло в каждый момент времени, — действительность, данная человеку Творцом. Она не зависит от него. То, что действительно зависит от человека и поэтому требуется от него, сказано дальше: «И избери жизнь, чтобы жил ты и потомство твое». Выбор человек делает сам. Творец даёт ему свободу выбора, но требует от него выбрать жизнь.

Эта идея высказана еврейскими мудрецами в Талмуде: «Всё в руках небес, кроме страха перед небесами». Всё, что человек получает при рождении, и всё, что с ним происходит в течение жизни, не зависит от него. Это дано ему с небес. Реально зависит от него только «страх перед небесами», ведь только он может выбрать или не выбрать жизнь, соответствующую заповедям Торы, то есть распорядиться тем, что ему дано, в соответствии с истиной.

Человек обычно всеми силами стремится достичь материальных благ и уважения людей, но прилагает минимум усилий для добрых дел, говоря себе, что Б-г поможет нуждающимся. Из сказанного выше следует, что он ошибается, поскольку стремится к тому, что от него не зависит, но оставляет то, что зависит только от него. В достижении материальных благ можно ожидать помощи Б-га, но в добрых делах нельзя полагаться на Б-га. Всевышний передал это в руки человека.

Рав Захарья Матитьяу, из журнала «Мир Торы», Москва


10 Заповедей на Скрижалях Завета — квинтэссенция всех заповедей Торы. Пять из них говорят об отношениях между людьми, то есть о сфере взаимодействия «человек-человек», и пять — относятся к сфере «человек-Всевышний». Читать дальше