Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Почему евреи не воевали на море Суф

03 февраля 2012, 06:57

Отложить Отложено

Представьте себе картину. Вы ведете машину. На обочине шоссе, далеко от автобусной остановки, на самом полюсе мировой жары, одиноко стоит человек, – и по всему видно, что давно стоит. Про себя вы не скажете, что всегда берете тремпистов. Но на этот раз в сердце проснулась жалость – и вы его подбираете.

Ехать ему до дому километров десять – по прямой, тут же на шоссе, дорога у вас займет пару минут. Но, пока вы его подбирали, мимо проехал тяжелый грузовик, а за ним вытянулся длинный караван машин. Ваша пристроилась сзади. И потянулась черепашья езда – кого хочешь из себя выведет.

Вы не лихач, но пару раз высунулись влево, посмотреть, что там на встречке. А там никого. Если быстро выскочить, дать газу и обогнать всю эту мышиную процессию во главе с малоподвижным, как трофейная лошадь, грузовиком, то можно нагнать свое упущенное время, а заодно вернуть себе нормальное расположение духа. Эх, была ни была! Вы выскакиваете налево, разгоняетесь – а вдруг с ужасом видите, что вам навстречу из-за бугра наползает автобус. Еще газу, еще!

Ух, перед самым автобусом мы выруливаете обратно в правый ряд, переводите дух – и быстро приходите в себя.

Пассажир сидит с белым лицом, молчит и не сводит глаз с дороги.

Вот вы и на месте, где ему сходить. Но он не сходит.

Медленно достает из своего планшета какие-то бумаги, объявляет, что он инспектор полиции – и начинает выписывать штраф.

Дома, куда вы добираетесь через полчаса, вас все еще лихорадит от переизбытка чувств. Не из-за напряжения в происшествии на шоссе, а из-за штрафа.

"Нет, ты только подумай, – говорите вы жене (или мужу, если вы жена, а он ваш муж, такое бывает), – какова неблагодарность. Я его подобрал и подвез, а он мне штраф! Нет, я понимаю, что нарушил кучу запретов – и сплошную линию пересек, и ехал в запрещенном ряду, и скорость развил запредельную. Так что, штраф, вполне допускаю, мне положен. Но ведь я ему сделал хорошее дело! Не умеешь сказать спасибо – не садись с чужие машины. Из-за одной благодарности ему надо было отпустить меня. Ну, разве что пальцем бы пригрозил: давай, в следующий раз так не поступай, – это я бы еще понял".

И жена согласна качает головой. Хотя вдруг говорит: "А ты на его месте?"

"Что на его месте?"

"Ничего бы не выписал?"

Кто его знает, выписал бы или нет, – думаете вы. Скорее всего, не выписал. Ведь надо быть благодарным! Хотя, чего тут перед собой притворяться, случай мог (ндБ) закончиться весьма печально. И для меня, и для него, и для пассажиров в автобусе. Не знаю, чеслово, не знаю, что и сказать. Думаю, что не выписал бы, – и был бы неправ. А ты как, милая, считаешь?

Но это только мысли такие, их не озвучивают. Их думают.

** **

А вот вам вторая история про благодарность.

Тоже с нарушением правил движения. На этот раз вы (точно мужчина!) превысили скорость. Погода отличная, на сердце радость по случаю завершения рабочего дня и по случаю абсолютно пустого шоссе. Что бывает нечасто – особенно перед подъемом в районе Латруна, в шесть-тридцать вечера в четверг.

Итак, у вас 160 на спидометре. Для счастья не хватает инспектора дорожной полиции в кустах.

Ой, накликали. Вот, кажется, и он!

Медленно подъезжаете, он выходит к дороге (не из кустов, поскольку стоял открыто, но радости в этом никакой, по крайней мере у вас.)

И тут! Не может быть! Вы видите, что это Хаим Коэн! Ваш знакомый по субботнему миньяну. Так вот, оказывается, кем он работает. В полиции. Сейчас договоримся.

Однако договориться не получается. Он здоровается, но на все уговоры не реагирует никак. Принимается писать свой документ прямо у вас на капоте. Вы в сердцах поднимаете боковое стекло – показывая ему, что отныне между вами нет никаких дружеских отношений.

А он пишет и пишет. Никак, поэму катает, думаете вы.

Наконец, подходит, протягивает листок. Вы опускаете стекло ровно на столько, чтобы листочек пролез внутрь, и тут же его снова поднимаете. На листке, действительно, целая поэма – от руки.

Хаим не спеша идет к своему полицейскому мотоциклу. Ага, он оказывается, еще и мотоциклист.

И уезжает, а вы провожаете его равнодушную спину, пока она не исчезнет из виду.

И приступаете к чтению поэмы.

"Уважаемый, Эфраим! Несколько лет назад у меня была дочь. Ей был 6 лет, когда ее сшиб водитель, превысивший скорость. Его посадили на полгода – всего лишь! Через полгода он вышел на свободу. Чтобы свободно обнимать своих дочерей, их у него три. А у меня была только одна дочь. Но чтобы снова обнять ее, мне и ее матери придется ждать конца жизни – чтобы после смерти обнять ее на небесах. Тысячи раз я пытался простить в сердце того человека. Тысячи раз думал, что мне это удалось. Но знаю, что надо снова и снова предпринять ту же попытку. Прямо сейчас. Помолись за меня – и будь осторожен на дорогах. У меня остался только один сын. Успеха. Хаим".

** **

Не будем задавать вопроса – как мы поступили бы на месте этого Хаима. Он не выписал штраф. И, возможно, нарушил инструкцию полицейского.

Но с другой стороны, в чем цель штрафов? Понятно, что в том, чтобы пресечь нарушения, сделать так, чтобы нарушитель больше так не поступал бы, верно? Вот наш Эфраим после такого письма и не будет так поступать. Надеемся, что не будет.

А почему? Не в силу ли благодарности за не выписанный штраф?

(Оба примера взяты из книги חובת האדם בעולמו ח''ב.)

** **

Чувство признательности в чей-то адрес – за хороший поступок или за хорошее обращение – возникает у человека часто. Вернее, у одних часто, у других чуть реже. Но это чувство явно влияет на наши действия в той или иной ситуации.

Качество благодарности неоднократно играло свою роль и в еврейской истории. Например, в эпизоде с расступившимся морем.

Мидраш рассказывает, что евреи вышли из Египта вооруженными (חמושים). Тогда почему, упершись в море, куда их загнала египетская Колесница, они не воевали с египтянами? Но плакали и надеялись на чудо. Почему?

Очевидно, что не было у них сил воевать – поэтому Всевышний и развел для них море надвое.

Этот вопрос задает Хатам-Сойфер. Добавляя, что вот же, сразу после перехода через море воевали евреи с Амалеком. И победили. – Значит, могли и воевать, и побеждать.

Отвечает комментатор: причиной было отсутствие не физических сил – а душевных.

Ибо египтяне их приютили, дали им национальное убежище на очень длинный срок. И уже из одного этого евреи не могли не быть им благодарными.

** **

А вот еще пример благодарности.

Рамбан спрашивает: зачем Йосефу надо было оставлять свою одежду в руках жены Потифара? Выхватил бы ее и убежал, не давая падшей женщине, преступнице, возможности предъявить вещественное доказательство якобы его вины.

Причина – опять-таки в чувстве признательности, которую он испытывал к своим хозяевам. Нет, он не собирался лизать хозяйскую руку, как побитый раб. Но и совсем не отметить тот очевидный факт, что он нашел в египетском доме убежище и достаток на нескольких спокойных лет, Йосеф тоже не мог.

** **

Понятно, что по поводу этих двух толкований – про евреев на берегу моря и про Йосефа в доме Потифара – у нас не могут не появиться вопросы. Например: уж не хочет ли Хатам-Сойфер (вместе с теми мидрашами, которые он привлекает) сказать, что евреям надо было воевать против египтян, спешащих за ними на тачанках? Это что, было бы нарушением воли Всевышнего?

И неужели Йосефу надо было на самом деле выхватывать, применяя силу, из рук обезумевшей женщины свою одежду? И как тогда развивались бы события? Она бы безутешно поплакала – Йосеф не был бы посажен в тюрьму – не появился бы перед фараоном – не спас бы весь тогдашний мир от голода – не приютил бы своих братьев и отца в низовьях Нила – а мы бы не рассказывали на Седере про чудо Исхода – ибо не было бы никакого Седера (ндБ). Ужас.

А евреи (разрешите снова вернуться к тому эпизоду) одолели ли бы конных египтян в честном бою. И спокойно бы ушли. Не по морю, а чинно по бережку. И опять – нечего было бы рассказывать нам своим четырем сыновьям на Седере.

Или не победили бы. А погнали бы их, побитых и сломленных, обратно в рабство. Интересно, как далеко нас может завести фантазия, как только мы откажемся признать, что чувство благодарности – один из активных сюжетообразущих факторов истории?

** **

Шестого февраля планирую дать урок в прямом эфире на Толдот-ту. Тема – "Благодарность". (Не впервые, кстати, см. тут и тут, и снова тут и тут. Но ведь и тема одна из самых важных, не так ли?) Приглашаю. Для присутствия на уроке достаточно в понедельник перейти на предлагаемую страницу.

 

Теги: Тора, Мусар, Видео-урок, Недельный раздел