Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Все — дети Б-жьи, даже если они не вели себя по отношению к Б-гу, как дети»Раби Меир, Талмуд Кидушин 36а
Вместе с р. Цейтлиным способствовал превращению Шклова в духовный центр евреев Белоруссии и Литвы — второй по значению после Вильно (Вильнюса)

Раби Биньямин бар Шломо-Залман Ривлин — глава ешивы г. Шклова.

Один из ближайших учеников Виленского Гаона.

Был родственником р. Йеошуа Цейтлина и его компаньоном в торговых делах.

Вместе с р. Цейтлиным способствовал превращению Шклова в духовный центр евреев Белоруссии и Литвы — второй по значению после Вильно (Вильнюса).

В 5532 /1772/ году он организовал в Шклове ешиву, в которой воплотил методы изучения и преподавания Торы, воспринятые им от Гаона. Деятельность ешивы финансировал р. Цейтлин (р. Дов Элиах, Агаон с. 402).

По воспоминаниям современника р. Биньямин «был веселым и добросердечным человеком, относящимся к каждому с любовью». Он радовал сердца своих учеников «увлекательными рассказами о великих мудрецах Израиля, и в первую очередь, о своем наставнике Гаоне из Вильно». И каждый раз, когда он упоминал имя Гаона, «было заметно, что его охватывают дрожь и трепет» (Сарей амеа 2:8).

В 5564 /1804/ году в шкловской типографии р. Ривлин издал небольшую по объему книгу Гевиэй гавиа акесеф (Грани серебряного кубка), в которой изложил ключевые идеи и концепции, воспринятые им от Гаона.

В первом издании книга вышла без указания имени автора. Многие разделы в этой книге начинаются словами «Я слышал от своего наставника Гаона, благословенна память о нем…».

В последующих поколениях эту книгу дважды переиздали — в 5658 /1898/ году в Варшаве, уже с указанием автора, и в 5743 /1983/ году — в Йерушалаиме.

В годы старости р. Ривлин, полностью оставив коммерческую деятельность, поселился в принадлежащем р. Цейтлину имении Устье и целиком посвятил себя изучению Торы.

По свидетельству современника, часто посещавшего Устье, р. Биньямин «был старцем с длинной, ниспадающей бородой — очень высокого роста, на голову выше всех окружающих». Он «занимался весь день и всю ночь, не выпуская из рук графитового карандаша, которым делал многочисленные заметки на полях изучаемых книг». Каждое утро, кроме шабата, р. Биньямин окунался в реку, зимой проделывая прорубь во льду. Он не пил вина и прочих крепких напитков, не ел ни хлеба, ни мяса — даже в праздники и шабаты, питаясь только зернами, плодами и, в редких случаях, картошкой и рыбой. Летом он по нескольку часов в день собирал лекарственные травы и коренья, а затем изготовлял из них целебные эликсиры — «в полном соответствии с фармацевтической наукой, которую он в совершенстве изучил по книгам иноземных ученых». Он лечил всех обитателей Устья — и даже сам хозяин имения р. Йеошуа Цейтлин «не обращался ни к каким другим врачам, кроме р. Биньямина» (Сарей амеа 2:8).

В 5569 /1809/ году р. Биньямин Ривлин переехал в Землю Израиля и поселился в г. Цфате.

Его сын, р. Гилель Ривлин (5518-5598 /1757-1838/ гг.), был одним из основателей и руководителей общины «литваков» в Йерушалаиме.

С разрешения издательства Швут Ами


Письменная Тора — тексты священных писаний. Разберемся, что входит в Письменную Тору, кроме Пятикнижия Моисея (Хумаша). Читать дальше

Танах

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

История еврейского народа 55. Караимский раскол

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

Караимы, как и их предшественники цадуким (садукеи), открыто выступили против Устной Торы и традиции, передаваемой мудрецами.

От Синая до наших дней. История передачи устной Торы

Рав Моше Пантелят,
из цикла «От Синая до наших дней»

Откуда мы знаем о Синайском Откровении?

Бесконечная цепь 1. Тора

Рав Натан Лопез Кардозо,
из цикла «Бесконечная цепь»

Пятикнижие — самая важная часть Танаха. Она представляет собой не что иное, как голос Всевышнего, сообщающего человечеству Свою волю посредством письменного слова. Сюжеты и заповеди Торы заставляют человечество задуматься над реальностью. Что делать человеку со своей жизнью? Как ее возвысить, освятить? И прежде всего — как развить в себе понимание, что жизнь должна быть освящена? Тора отвечает тому, кто спрашивает. Для тех, у кого нет вопросов, Тора остается загадкой, в соответствии с известным афоризмом: нет ничего непонятнее, чем ответ на незаданный вопрос. Человек же, по-настоящему ищущий смысл жизни, найдет в Торе интеллектуальную глубину, поразительную психологическую проницательность, благоговейное отношение к жизни.