Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
По материалам газеты «Исток»

«И показался ему Всевышний (дал Себя увидеть)». Первое же предложение указывает на связь с предыдущей главой. Закончив в первых двух главах с рассказом о предшествующих Аврааму поколениях, Тора приступила к обстоятельному описанию жизни праотца еврейского народа, того народа, которому — через Авраама — было обещано, что ему навеки отдана Святая земля. Жизни Авраама посвящены три главы (Лех-Леха, Ваера и Хаей-Сара) из двенадцати, составивших книгу Берешит, первую книгу Пятикнижия. Отметим, что Тора не приводит практически ни одного факта его биографии до переселения в Эрец Кенаан. Однако стоило ему туда переселиться, как Писание со всеми подробностями рассказывает о всех эпизодах, сопровождавших его странствия по Стране. Написано, что ему исполнилось 75 лет, когда он совершил «алию». И поскольку всех лет его жизни было 175, то выходит, что Авраам-авину (наш праотец) прожил в Стране ровно столетие.

Краткий пересказ главы. В возрасте девяноста девяти лет Авраам узнает, что через год у него родится сын от Сары. Тем временем уничтожается Сдом, злодейский город. Племянник Авраама, тамошний житель Лот спасен в последнюю минуту. Дочери Лота, решив, что они последние люди на земле, ложатся с отцом, чтобы заново начать людской род. От них происходят два народа — моавитяне и аммонитяне. Точно в предсказанный срок Сара рожает Ицхака. Опасаясь за своего сына, она настаивает на изгнании тринадцатилетнего Ишмаэля, сына служанки Агар. Авраам выдерживает последнее испытание — «жертвоприношение Ицхака», Акедат Ицхак. (Точный перевод слова «акеда» — связывание. Как известно, Ицхак не был принесен в жертву, испытывалась готовность Авраама пожертвовать ради Творца самым дорогим, что у него было, ­сыном.)

Событий много. На каждом из них можно остановиться, чтобы выучить для себя, как ведут себя праведники; как не надо поступать, чтобы не уподобиться злодеям; чего хочет от людей Творец вселенной.

Одним из первых конфликтов, в который вступили праведность и злодейство — история Сдома и Аморы (по-русски Содома и Гомморы). Злодеи, извратившие и поправшие законы морали, были присуждены к смерти. Праведник поднялся на их защиту: «Неужели Судья всей земли не поступит справедливо?». Авраам полагал, что если в городах найдется достаточное число достойных людей, то стоит пощадить всех.

Оказалось, что в Сдоме и окрестностях нет и десяти приличных жителей. Таково минимальное число, на которое согласился Всевышний: «Не уничтожу ради десяти». Но о чем велся спор? Оказывается, что, если бы нашлись эти десять, города были бы спасены. Отсюда мы видим силу праведности. Соседствуя с ней, могут спастись даже люди, спасения не достойные.

Сказали мудрецы Талмуда (трактат Санедрин): если кто-то считает ­какая мне польза от чужой праведности? лично мне от нее ни холодно, ни жарко (точная цитата: что толку от мудрецов — ведь они учатся для себя!), то такой человек тем самым заявляет, что им отвергается вся Тора. Почему мы так говорим? Да потому что в ней написано — в рассказе о Сдоме, — что иногда заслуг праведников, «которые учатся для себя», достаточно, чтобы спасти и себя, и свое окружение.

«Представим себе, — говорил рав Элияу Лапян, — что случилось бы, если б в Сдоме нашлось достаточное число праведников. Край не был бы разрушен, земля не покрылась бы серой и раскаленным асфальтом, Мертвое море не заполнило бы своими солеными безжизненными водами провал между гор; провала просто не было бы. Жизнь в городах шла бы как ни в чем не бывало. Злодеи даже не почувствовали бы, что их жизнь висела на волоске — и что они спасены исключительно из-за того, что среди них живет горстка праведников».

Тора открывает нам реальность мира, вернее, ту ее актуальную

часть, которая не стареет со временем. Для этой инвариантной составляющей бытия люди изобрели специальный термин — вечные истины. Одна из вечных истин такова, что, как в эпоху Авраама десяти праведников было достаточно, чтобы спасти пять больших городов от уничтожения, так и в наши дни — справедливо то же самое.

«Даже в час войны, — продолжал рав Лапян, — нам надо знать, что победа достигается только одним способом, сформулированным теми же словами — “Не уничтожу ради десяти”. Нашлось достаточное число людей, творящих благие дела и изучающих Тору, — победа будет на их стороне, ибо они спасают всех остальных».

Пример тому, как работает это правило, находим в Мидраше на книгу Эйха. В армии Бар-Кохбы было двести тысяч отважных и хорошо обученных бойцов. Когда военные действия начали складываться неудачно для евреев, они отошли в крепость Бейтар, взять которую военными средствами вряд ли было возможно. Три с половиной года осаждали ее легионы Рима под руководством Адриана. И все эти три с половиной года среди осажденных пребывал родной дядя Бар-Кохбы, великий тана (учитель и мудрец) раби Элиэзер Амодаи. Рассказывают, что он постился, одетый в рубище, и ежедневно молился: «Рибоно шель олам, О Властелин мира, не суди сегодня строго еврейский народ». Наконец римский полководец, отчаявшись взять укрепленную в горах крепость, дал команду отступить. И вот в эти дни один кути («самаритянин», житель Шомрона со столицей в Шхеме, население которого отличалось особой ненавистью к евреям) раскрыл ему тайну, почему Бейтар нельзя взять приступом. Оказывается, все дело в раби Элиэзере — пока он находится внутри, крепость неприступна. Хитрый план, предложенный кути, был принят римлянами. В результате раби Элиэзер погиб от меча своего племянника, заподозрившего дядю в измене. В тот же день крепость пала.


Он родился еще в черте оседлости, учился в известных ешивах у великих наставников. Но из-за давления советской власти, в разгар сталинских репрессий, рав Моше Файнштейн был вынужден уехать в США. Уже там он и стал известен на весь еврейский мир благодаря своей преданности Торе, Б-гу и еврейскому народу. Читать дальше