Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
краткие очерки о недельной главе Эмор

Содержание раздела

В предыдущем разделе Кдошим Тора призывала евреев быть святым народом и сформулировала заповеди, помогающие достигнуть этой цели. Теперь она предъявляет еще более строгие требования коэнам, служителям Храма. Для поддержания ритуальной чистоты коэнам запрещено касаться трупов, присутствовать на похоронах. Они могут хоронить только ближайших родственников семи категорий: отца, мать, жену, сына, дочь, брата и незамужнюю сестру. Для первосвященника не делается даже это исключение. Коэны ограничены также в выборе жены. Народ обязан их почитать. Перечисляются физические изъяны, которые лишают коэна права участвовать в храмовой службе. Труму, часть урожая, предназначенную для коэна, могут есть только он и члены его семьи. Для жертвоприношения в Храме подходит лишь то животное, которому минуло восемь дней от рождения и которое лишено физических пороков. Евреям заповедано освящать Имя Б-га (кидуш Ашем) своим образцовым поведением и готовностью к самопожертвованию. В первую очередь им надо избегать трех самых тяжких преступлений: кровопролития, разврата и идолопоклонства. Тора кратко описывает еврейские праздники и требует воздерживаться от определенных видов работ в эти дни. Нельзя также есть зерно нового урожая до приношения в Храм омера, меры ячменя. Описана подготовка масла для Меноры, храмового светильника, и порядок выпечки храмовых хлебов. В заключение рассказывается о человеке, казненном за оскорбление Имени Б-га.

«Он же сын египтянина»

Заключительный эпизод с человеком, казненным за оскорбление Имени Б-га, кажется на первый взгляд случайным, не связанным с темой раздела. Но такая связь все же есть. В философском смысле речь идет о том, что ритуальная сторона иудаизма не должна заслонять ее социальный императив. Цель Торы — создать такое общество, которое будет стремиться к совершенству как в межличностных отношениях, так и в отношениях с Б-гом.

Но о чем собственно идет речь? По одной версии, «сын израильтянки» презрительно отозвался о храмовых хлебах, которые меняли раз в неделю в шабат: «Земные цари едят теплые, свежеиспеченные булки. Почему же Б-г, Небесный Царь, должен питаться остывшим черствым хлебом в Шатре Откровения?» Один из слышавших возмутился этим оскорбительным претензиям. Дело дошло до драки, и сын израильтянки произнес Имя Б-га, которое запрещено говорить вслух, и стал проклинать, хулить Всевышнего.

Согласно другой версии, речь шла о наследственном праве богохульника. Он был сыном еврейки из колена Дана и египтянина. Согласно мидрашу, близость его родителей была случайной: египтянин пришел к еврейке в темноте, и она подумала, что это ее муж вернулся с работы. Впоследствии Моше убил того египтянина за издевательства над еврейским работником (Шмот 2:11—12).

Само внимание к родословной богохульника доказывает, что он был единственным полукровкой в еврейском стане: несмотря на угнетение и даже прямой геноцид, евреи не пытались решить свои проблемы в Египте за счет ассимиляции; они сумели сохранить чистоту семейных отношений, не вступали в смешанные браки и избегали разврата.

Богохульник хотел жить среди потомков Дана, в колене своей матери, но они отказались принять его, поскольку принадлежность к колену определяется по отцу (хотя его еврейство, наследуемое по материнской линии, не ставилось под сомнение). Суд, возглавляемый Моше, взял сторону представителей Дана. Рассерженный «сын израильтянки» устроил демонстрацию протеста в походном стане. Страсти накалились; он ввязался в драку с одним из евреев и изрек свое проклятие. Если бы тот еврей проявил сдержанность и попытался разрядить конфликт здравыми доводами, то, возможно, обошлось бы без драки и без публичного оскорбления Имени Творца. Да и сам хулитель остался бы жив.

И еще одна интересная информация, которую можно почерпнуть из этой истории. До вынесения приговора хулителя «посадили под стражу». Мы знаем, что закон Торы не предусматривает тюремное заключение в качестве наказания за преступление, но КПЗ, как видим, существовали еще в период Исхода.

Видеть — значит верить

В разделе Эмор Б-г строго предупреждает первосвященника Аарона: «Никто из потомства твоего во все поколения их, у которого будет увечье, не должен подходить, чтобы приносить пищу Б-гу своему (во время храмовых жертвоприношений)» (21:17).

Некоторые ошибочно считают, что иудаизм не придает значения внешнему облику человека, в противовес греческому императиву физической красоты. Вот, мол, почему религиозные евреи носят закрытую, старомодную одежду и отводят взгляд от посторонних женщин.

Да, действительно, красота и внешняя привлекательность не главное в человеке. За субботним столом мы поем гимн в честь хозяйки дома из книги Мишлей, Притчей царя Шломо. В этом гимне есть и такие слова: «Лживо очарование и суетна красота: жена, боящаяся Б-га, — да будет она прославлена!»

И все-таки, Тора не игнорирует красоту. Из нее мы узнаем, что наши праматери были такими яркими красавицами, что порой ставили в опасное положение своих мужей, а сын Яакова Йосеф вошел в мировую культуру под именем Иосиф-прекрасный.

Внешность важна и в еврейском судопроизводстве. Прежде чем рассмотреть тяжбу между богачом и бедняком, судья отзывал в сторону богача и предлагал ему либо надеть бедную одежду, либо дать хорошую одежду своему оппоненту. Лишь тогда судья мог беспристрастно разобрать их дело. Он боялся, что на его решение повлияет общественный статус богача: либо в пользу последнего (разве может быть неправ столь уважаемый человек), либо, наоборот, в пользу бедняка (жалко его; пусть богач заплатит этому несчастному — от него не убудет).

Но ведь судья уже знает, кто стоит перед ним. Зачем же устраивать спектакль с переодеванием? Что может изменить одежда?

Все дело в нашем зрении, самом сильном из всех органов чувств. Запах может соблазнять, звук — успокаивать; зато зрение убеждает, создает картину реальности. Видеть — значит, верить. Тысяча лекций о необходимости соблюдать правила уличного движения не подействуют на вас так сильно, как один вид человека, сбитого машиной при переходе на красный свет. Мы верим зрительным картинам, даже если знаем, что это художественный вымысел. На том и построено искусство современной рекламы. Как бы мы ни смеялись над примитивной настырностью сочинителей рекламных роликов, наша рука невольно тянется к кошельку, когда мы замечаем в магазине тот самый сорт мыла, который нам расхваливали с телеэкрана. Потому что визуальные образы — специалисты по рекламе это хорошо знают — преодолевают защитные барьеры разума и откладываются в подсознании.

Теперь нам будут понятнее требования, предъявляемые к коэнам. Тора запрещает коэнам с физическими дефектами участвовать в храмовой службе. Коэну не разрешено приносить жертвы Б-гу, если он слепой, хромой, горбатый; если у него вдавленная переносица; если один его глаз больше другого или одна нога короче другой, если у него неестественно длинные брови или бельмо на зрачке глаза.

Но ведь Б-гослужение — это духовная работа. Почему же Тора бракует коэнов за их физическое несовершенство? Ответ прост: служение Б-гу должно не только выполняться безупречно, но и выглядеть безупречным. Ведь такова природа человека: его сердце чувствует то, что видит глаз.

Подробное описание храмовой службы в литургии Дня искупления завершается торжественным и радостным гимном с рефреном: «Как великолепен был первосвященник, когда выходил невредимый из Святая Святых… прекрасен лик первосвященника!»


Пророк Ирмияу (Еремия) был свидетелем разрушения Первого Храма. Эту трагедию он оплакал в свитке Эйха. Пророк описывает ужасные картины гибели Иерусалима и бедствия, охватившие еврейский народ. Читать дальше