Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Восточные истории, комментирующие недельную главу Торы.

ושחט את בן הבקר לפני ה

«И зарежет тельца перед Г-сподом» (1: 5)

Сто лет тому назад был в сефардской общине Иерусалима специальный судья, в обязанности которого входило проверять шойхетов (резников) и их ножи и решать все вопросы, возникающие на бойне.

Хахам Беньямин был одним из таких судей. Он был человеком очень богобоязненным и потому предъявлял к шойхетам высокие требования. Все знали, что, когда хахам Беньямин находится на бойне, количество животных, не допущенных к продаже, увеличивается.

Продавцы скота старались не привозить товар в те дни, когда на бойне дежурил хахам Беньямин. Поскольку в эти дни мясо почти не попадало на рынок, цены подскакивали, посему не только владельцы скота, но и покупатели начали роптать.

Всё это стало известно главному раву Якову Шаулю Элишару. Рав пригласил к себе рава хахама Беньямина и спросил: «Хахам Беньямин, тебе, конечно, известно, что в будущем Г-сподь устроит трапезу для праведников, где подадут быка и гигантскую рыбу? Неужто там можно будет есть вместе мясо и рыбу (что запрещено законом)?» Хахам Беньямин погладил свою бороду и смущенно улыбнулся.

«Но дело в том, — продолжал рав Элишар, — что когда придут праведники на эту трапезу, среди них, безусловно, будет несколько богобоязненных людей, которые захотят знать, кто зарезал быка. Ответят им, что зарезал быка Моше Рабейну. Спросят они: “Кто проверял Моше, стоя за его спиной?” Скажет Г-сподь: “Я — а не ангел, Я — а не сараф!” Тут же спросят: “Может, есть немного рыбы (которая не требует шхиты и сложной проверки)?” Поэтому подадут также и рыбу». Понял хахам Беньямин намёк…

…והקריב הכהן את-הכל והקטיר המזבחה עלה הוא אשה ריח ניחח לה

ואם מן-העוף … הקטיר אתו הכהן המזבחה על-העצים אשר על-האש עלה הוא אשה ריח ניחח לה

“И принесёт коэн всё и воскурит на жертвеннике, это жертва всесожжения огнепалимая, благоухание, приятное для Г-спода” (1: 13)

“Если же из птиц всесожжение… то воскурит её коэн на жертвеннике, на дровах, что на огне; жертва всесожжения это огнепалимая; благоухание, приятное Г-споду” (1: 14,17)

И от маленькой птицы, и от большого животного — приятное благоухание Г-споду. Кто приносит скромную жертву, кто — роскошную, но главное, чтобы при этом сердца были направлены к Творцу.

Триста лет тому назад существовали в Амстердаме две общины: испано-португальская — во главе с равом Шломо Эльйоном, и ашкеназская — во главе с Хахамом Цви (прозвище Хахам он получил потому, что учился у известнейших сефардских раввинов Италии).

Однажды пришёл Хахам Цви в дом сефардского рава, чтобы обсудить общие дела, и удивился, увидев в доме великолепие и роскошь: праздничная скатерть постелена на столе, запах благовоний в воздухе — всё говорило о празднике. Это был первый визит Хахама Цви к р. Шломо. Удивился Хахам Цви: “Таков путь Торы?”

Ответил раби Шломо: “Удостаиваемся мы визитов царя!”

“Если так, то всё понятно. К царскому визиту следует украсит дом достойно. Когда он должен пожаловать?” — спросил Хахам Цви.

“Я надеюсь, что уже прибыл”, — ответил р. Шломо.

“Где он? — встревожился Хахам Цви.

“Величием Его полон весь мир! — ответил р. Шломо. — Разве не сказали мудрецы, что достойные муж и жена — всегда сопровождаемы Б-жественным присутствием! Если мир царствует в доме, то и Б-г пребывает с его обитателями! А если у нас в доме это так, разве не следует украсить дом как положено? И еще сказали мудрецы, что еврей, занятый Торой также удостаивается Б-жественного присутствия, ибо сказано: “В каждом месте, в котором упоминаешь Моё Имя, приду к тебе и благословлю тебя”. Разве не желательно, чтобы я опередил Творца, воздавая Ему необходимые почести?”

“Конечно, конечно! — ответил растроганный Хахам Цви. — Если таковы устремления и намерения рава — счастлива община, во главе которой он стоит!”

ולא ידע ואשם ונשא עונו

“И не будет знать, что виновен, и понесет грех на себе” (5: 17)

Один надоедливый и нудный человек часто приходил в раввинский суд, задавая один и тот же вопрос: он женат, есть у него десять сыновей, он хочет развестись с женой и уйти из дома. Он часами сидел в суде и досаждал всем. Раби Йеуда Моял, рав города Агадира в Марокко, успокаивал нудника, разбирая все его вопросы и придирки.

Однажды этот нудник пришел в суд, зашел в комнату раби Йеуды и произнес “ученую” речь с требованием развода: “Я желаю осуществить заповедь “плодитесь и размножайтесь”, а от своей нынешней жены есть у меня только сыновья. И недостаточно этого, чтобы исполнить заповедь нашей святой Торы “плодитесь и размножайтесь”…

Раби Йеуда внимательно выслушал пришедшего и сказал: “Я прошу господина вернуться домой, с Б-жьей помощью, все образуется”. Вернулся нудник домой, и случилось так, как сказал раби Йеуда: в течение года жена родила ему дочку.

Но не успокоился на этом муж и через какое-то время снова ушел из дома и заговорил о разводе. Тут уж не мог успокоиться раби Йеуда. Он рассердился и приказал отправить нудника в тюрьму (рав был вправе сделать это по законам страны). Кончилось тем, что жена пожалела своего мужа, пришла в раввинский суд, попросила освободить мужа из тюрьмы и сделать так, как он хочет. Тогда рав Йеуда оформил развод по закону и благословил женщину и ее детей, чтобы все они не знали бедности и недостатка.

Так произошло. Через короткое время женщина вышла замуж за богатого и порядочного человека, который обеспечивал ее и детей ее всю жизнь. А ее бывший муж тоже женился во второй раз и провел остаток жизни в бедности…


Йеуда хоть и не был старшим сыном Яакова, тем не менее, именно он был одним из лидеров среди своих братьев. Его имя, как и название колена Йеуды, переросло в название всего еврейского народа и еврейской религии. Йеуда не боялся брать на себя ответственность. В одном из эпизодов Торы описано, как Йеуда смог переломить себя и прилюдно совершить тшуву, раскаяние. Мудрецы говорят, что именно за это он удостоился стать родоначальником царского рода. Читать дальше