Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
И пришёл Б-г к Авимелеху во сне ночью, и сказал ему: Вот, ты умираешь из-за женщины, которую ты взял, ибо она замужняя

После провала Сдомской долины и образования Солёного (Мёртвого) моря, Авраѓам двинулся оттуда к югу страны, и селился между Кадэшем и Шуром, и пребывал в Граре /20:1/. Авраѓам оставил обжитое место в Элон Мамре, что близко к Солёному морю, ибо, после случившегося, многие окрестные жители бежали оттуда, и он потерял возможность продолжать там свою духовную миссию. Тогда он стал кочевать между Кадэшем и Шуром. В те времена Кадэш в северо-восточном Синае был большим многолюдным оазисом, где сходились караванные пути из Мицраима в Эрец Кнаан, в Аравию и дальше на восток. Шур, как сказано в Торе, город по пути из Эрец Кнаан в Мицраим. Но затем Авраѓам пришёл в Грар, тогдашнюю столицу плиштим. Кто же такие плиштим, откуда и когда пришли и захватили южное побережье Эрец Кнаан? Кто такие плиштúм, от которых произошло всем известное название − Палестина?

Впервые о плиштúм Тора упоминает в 10 главе книги Б’решит, где рассказано о происхождении и расселении народов после потопа. У Ноаха было три сына: Шем, Хам и Йефет. Сын Хама, Мицраим, обосновался в Мицраиме (Египте); от его сыновей произошли многие народы, в том числе каслухим, от них пошли плиштим и кафторим. Кафторим (жители острова Кафтор, или Крит), переселившись на Крит из Африки, создали так называемую крито-микенскую культуру (между III и II тыс. до хр. л.). Древние греки − яванúм (ионийцы) уничтожили этот народ и его культуру. Как сказано в последней книге Торы /Дварим 2:23/, остатки кафторим вторглись на побережье Эрец Исраэль, истребили местный народ авви и поселились на его месте. Пришельцы получили название плиштим (от леѓафлúш, насильно врываться, вторгаться), а страну их назвали Плéшет. Видимо, не случайно вторгавшиеся в Эрец Исраэль народы − плиштим, римляне, крестоносцы, арабы, турки, англичане − облюбовали для названия страны это слово, переделав его в Палестину. А сейчас и те арабы, которые вторглись в эту страну в поисках заработков, когда евреи начали ее восстанавливать, − теперь и они называют себя палестинцами и утверждают, что они и есть истинные хозяева Эрец Исраэль, − то, что утверждали все захватчики, в том числе плиштим — вторгшиеся.

Придя в Грар, Авраѓам сказал о своей жене Саре: Она моя сестра. И Авимелех, царь Грара, послал и взял Сару. Произошло, примерно, то же, что и в Мицраиме. Плиштим обосновались в городах-царствах. Царя, мелеха, стоявшего во главе их союза, называли Авимелехом. Это не имя, а должность, звание, которым наделяли очередного главу царьков — ав мелахим.

И пришёл Б-г к Авимелеху во сне ночью, и сказал ему: Вот, ты умираешь из-за женщины, которую ты взял, ибо она замужняя. Авимелех же не подходил к ней и сказал: Владыка! Неужели Ты будешь казнить и невинный народ? Ведь он сказал мне: она моя сестра. И она сама так же сказала: он мой брат. В простоте моего сердца и в чистоте моих рук я сделал это. И сказал ему Б-г во сне: Я знал, что ты сделал это в простоте твоего сердца, и Я удержал тебя от согрешения предо Мною; потому и не дал тебе прикоснуться к ней. То есть, чистоты рук здесь нет, ибо сказал Всевышний: Я удержал тебя от согрешения предо Мною. Как видим, грех перед Авраѓамом Б-г расценивает, как грех перед Ним.

Теперь же возврати жену этого мужа, ибо он — пророк (поэтому знал, что ты не притронешься к ней), и помолится о тебе, и ты будешь жив; а если ты не возвратишь, то знай, что умрёшь ты и всё твоё. И встал Авимелех рано утром, и призвал всех своих рабов, и пересказал все эти слова в их уши; и эти люди весьма убоялись. И призвал Авимелех Авраѓама, и сказал ему: Что ты сделал с нами? Чем я согрешил против тебя, что ты навёл было на меня и на моё царство великий грех? Дела, каких не делают, ты сделал со мною. Неизвестная до сих пор людям напасть обрушилась на нас из-за тебя: наглухо замкнулись все (выводные) отверстия — для семени и для выделений, и уши, и носы. И сказал Авимелех Авраѓаму: Что ты имел в виду, когда делал это дело?

И вот тут Авраѓам даёт объяснение, которое мог бы дать и в Мицраиме: И сказал Авраѓам: Так как я подумал, что вовсе нет Б-жьего страха на этом месте, и убьют меня из-за моей жены. Да она и подлинно моя сестра, она дочь моего отца, но не дочь моей матери; и стала моей женою. А вот когда Б-г повел меня странствовать из дома моего отца, то я сказал ей: Сделай мне такую милость: во всяком месте, в которое мы придём, говори обо мне: «он — мой брат». В Талмуде /Бава кама 92, б/ написано, что, если пришедшего в город путника спрашивают о пришедшей с ним женщине, а не о том, нуждается ли он в еде и питье, значит, вовсе нет Б-жьего страха на этом месте.

И взял Авимелех мелкого и крупного скота, и рабов и рабынь, и дал Авраѓаму, и возвратил ему его жену, Сару. И сказал Авимелех: Вот, моя земля перед тобою — живи, где понравится… А Саре сказал: Вот я дал тысячу (шекелей) серебром твоему брату.., и ты оправдана перед всеми. И помолился Авраѓам Б-гу, и Б-г исцелил Авимелеха и его жену, и его рабынь, и они стали рожать, ибо Творец замкнул из-за (Сары) всякое чрево в доме Авимелеха, по слову Сары, жены Авраѓама /20:1-18/.

После изгнания Ѓагар и Ишмаэля началась иная история. И было в то время: Авимелех с Фихолом, своим военачальником, сказал Авраѓаму так: С тобою Б-г во всём, что ты ни делаешь. Теперь же поклянись мне здесь Б-гом, что ты не изменишь ни мне, ни моему сыну, ни моему внуку. По добру, которое я сделал тебе, так и ты будешь делать со мною и со страной, в которой ты проживал. И сказал Авраѓам: Я поклянусь. /21: 22-24/. Почему Тора сообщает, что брит с Авимелехом заключён именно в это время? Авраѓам, великий в хеседе, конечно, любил мир и старался добиться мира всегда со всем окружающим его. Но в ту пору, вынужденный пользоваться мерой гвуры и совершить действие (поступок), в своём крайнем виде похожее как бы на жестокость, изгоняя Ѓагар с Ишмаэлем, Авраѓам стремился к миру в ещё большей мере и радовался возможности заключить брит с Авимелехом, чтобы исправить впечатление от предыдущего поступка и не портить хоть что-то в мере своего хеседа.

И всё же, зародившаяся в Авраѓаме новая мера (мидá), новый критерий жизни — хесед ше-бי-гвура, то есть хесед, в котором проявляется гвура, побудили его потребовать от Авимелеха ответа за преступные и глупые действия его подчинённых, плиштим, беспрерывно и последовательно отбиравших, а то и уничтожавших колодцы, открываемые людьми Авраѓама в безводном Неге-ве: И упрекал Авраѓам Авимелеха из-за колодца воды, который отняли рабы Авимелеха. Авимелех же сказал: Не знаю, кто это сделал, и ты тоже не сказал мне; и я доныне даже не слыхал /21:25-26/. Авимелех как верховный властитель отвечал за грабежи, совершаемые в его стране, тем более что это далеко не первый случай. Но он прикинулся, будто знать не знал о таких вещах, да и вообще виновен сам Авраѓам, не сообщающий ему об этом вовремя /Сфорно/. Ты ведь ко мне не обращался, не требовал суда, а то я бы судил преступников и вернул бы тебе отнятое /Мальбим/.

И взял Авраѓам мелкого и крупного скота, и дал Авимелеху… Как сторона в брите, Авраѓам считал нужным дать Авимелеху полную плату за участок земли, на котором он вырыл колодец, ибо хотел насадить там деревья (и насадил тамариск), установить свой шатёр и разместить бет мидраш. И чтобы это всё входило в условия брита, чтобы никто не мог посягнуть на собственность, приобретённую им за такое большое количество скота. И они оба заключили брит — оба поклялись хранить брит /Мальбим/. В мидраше Бיрешит раба есть такое рассужде-ние: Авраѓам, зная, что его потомки унаследуют Страну в более позднюю эпоху, надеялся, что этот брит, возможно, повлияет на плиштим, приблизив их к Творцу, и, благодаря этому, предотвратит войну между ними и евреями. Однако, в действительности, последствия этого брита были очень тяжёлыми: брит не оказал ожидаемого влияния на плиштим, со временем ставших лютыми ненавистниками и угнетателями Исраэля, сотни лет причинявшими евреям горе, муки, разрушения, смерть.

Этот брит, представлявшийся Авраѓаму верным и нужным, — указание всем поколениям Исраэля быть до крайней степени осторожными при любой попытке заключения договоров и союзов с народами — как бы это не повлекло тяжких последствий для евреев. /Даат софрим/.

Потому и назвал он (Авраѓам) это место Беэр Шева, ибо там они оба поклялись. Беэр — колодец. А Шева потому что поклялись, נִשְבְּעוּ. [שֶבַע — семь, שָבַע — поклялся. В древности люди, давая клятву,שְבוּעַ, взывали к семи известным тогда планетам солнечной системы].

И поставил Авраѓам семь овец из стада мелкого скота отдельно. И сказал Авимелех Авраѓаму: Что здесь эти семь овец, которых ты поставил отдельно? И он сказал: Вот, этих семь овец ты возьмешь от моей руки, чтобы это было мне свидетельством, что я выкопал этот колодец /28-30/.

Древние мудрецы сочли возможным сделать замечание по поводу этого подарка. Рашбам*, поясняя начало главы Акеда, приводит мидраш: Сказал ему Святой, благословен Он: Ты дал семь овец — клянусь твоей жизнью, что его (Авимелеха) сыны поведут семь войн с твоими сынами и победят их. И ещё, жизнью твоей клянусь, что его сыны убьют семь цадиков из твоих сынов: Шимшона, Хафни, Пинхаса, Шаула и троих его сыновей. …К тому же, арон кодеш будут держать на поле плиштим семь месяцев /Бיрешит раба 54:4/.

Итак, хотя заключение брита с плиштим, конечно, произошло из старания Авраѓама приумножить хесед, во всяком случае, мудрецы сделали замечание на основании их руах ѓа-кодеш, что Авраѓам преувеличил в своём хеседе в очень тонком положении. Заключение брита с царём-грешником из поселившихся на его наследственной земле засчитано ему на его уровне как ущерб (недостаток), потребовавший всех перечисленных капарóт (искуплений).

Надо понять, что история Акеды начинается: И было после этих слов…, то есть после заключения брита с Авимелехом. И надо поразмыслить: ведь согласно мнению мудрецов, между заключением брита и испытанием Акеда прошло примерно тридцать лет. Рашбам поясняет, что Авраѓам-авину должен был пройти испытание по причине заключения того брита. Если так, то после этих слов… означает не определённое время, а — «по причине этих слов». Выясняется возможность объяснить, что одной из причин, повлекших за собой испытание Акеда, было тонкое преувеличение в мере хеседа, выразившееся в заключении брита с Авимелехом. Потому и пришло испытание Акеда, чтобы вновь поднять Авраѓама-авину на более высокую ступень меры гвура. Потому и расположены в Торе эти две темы рядом.

И встал Авимелех и Фихол, его военачальник, и возвратились в землю Плиштим. И насадил тамариск в Беэр Шеве, и призвал там имя Творца, вечного Б-га. И пребывал Авраѓам на земле плиштим многие дни /32-34/.

Многие дни — 26 лет, после чего Авраѓам прожил 12 лет в Хевроне (Кирьят Арба). В 2085 /1675/ году, 27 Элула, когда Авраѓаму было 137 лет, Саре — 127, а Ицхаку — 37, Творец явился Авраѓаму и повелел пройти тяжелейшее испытание — акедат Ицхак (связывание Ицхака).


Царь Давид укрепил царство, завоевал Иерусалим и подготовил почву для строительства Храма. Он стал родоначальником династии еврейских царей. Его сын, мудрый царь Соломон (на иврите — Шломо) — построил Храм, и его дни стали порой наивысшего расцвета. После Соломона царство раскололось на две части. Но именно потомкам Давида и Соломона принадлежал трон в Иерусалиме, и именно их потомок, согласно традиции, должен восстановить целостность Израиля, став царем всего еврейского народа. Читать дальше

Глава Шофтим

Рав Исроэль Зельман,
из цикла «Книга для изучения Торы»

Глава последовательно повествует о судьях, царе, духовенстве, колдунах, пророках, нескольких уголовных и гражданских законах и в конце — о войне

Царь Давид

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

Хизкия

Рав Александр Кац,
из цикла «Хроника поколений»

Стремясь приблизить народ к Творцу, Хизкия изъял из обращения «Книгу исцелений», составленную мудрым царем Шломо. Эта книга, посвященная лечению с помощью различных лекарственных снадобий, оказалась настолько эффективной, что евреи перестали обращаться к Б-гу с молитвой об исцелении.

Давид. Годы пастушества и помазание на царство

Рав Александр Кац,
из цикла «Хроника поколений»

Когда Творец показал Адаму все грядущие поколения, тот увидел, что душе Давида вообще не отпущено жизни. Неизвестные подробности рождения будущего царя.