Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
И пришёл Б-г к Авимелеху во сне ночью, и сказал ему: Вот, ты умираешь из-за женщины, которую ты взял, ибо она замужняя

После провала Сдомской долины и образования Солёного (Мёртвого) моря, Авраѓам двинулся оттуда к югу страны, и селился между Кадэшем и Шуром, и пребывал в Граре /20:1/. Авраѓам оставил обжитое место в Элон Мамре, что близко к Солёному морю, ибо, после случившегося, многие окрестные жители бежали оттуда, и он потерял возможность продолжать там свою духовную миссию. Тогда он стал кочевать между Кадэшем и Шуром. В те времена Кадэш в северо-восточном Синае был большим многолюдным оазисом, где сходились караванные пути из Мицраима в Эрец Кнаан, в Аравию и дальше на восток. Шур, как сказано в Торе, город по пути из Эрец Кнаан в Мицраим. Но затем Авраѓам пришёл в Грар, тогдашнюю столицу плиштим. Кто же такие плиштим, откуда и когда пришли и захватили южное побережье Эрец Кнаан? Кто такие плиштúм, от которых произошло всем известное название − Палестина?

Впервые о плиштúм Тора упоминает в 10 главе книги Б’решит, где рассказано о происхождении и расселении народов после потопа. У Ноаха было три сына: Шем, Хам и Йефет. Сын Хама, Мицраим, обосновался в Мицраиме (Египте); от его сыновей произошли многие народы, в том числе каслухим, от них пошли плиштим и кафторим. Кафторим (жители острова Кафтор, или Крит), переселившись на Крит из Африки, создали так называемую крито-микенскую культуру (между III и II тыс. до хр. л.). Древние греки − яванúм (ионийцы) уничтожили этот народ и его культуру. Как сказано в последней книге Торы /Дварим 2:23/, остатки кафторим вторглись на побережье Эрец Исраэль, истребили местный народ авви и поселились на его месте. Пришельцы получили название плиштим (от леѓафлúш, насильно врываться, вторгаться), а страну их назвали Плéшет. Видимо, не случайно вторгавшиеся в Эрец Исраэль народы − плиштим, римляне, крестоносцы, арабы, турки, англичане − облюбовали для названия страны это слово, переделав его в Палестину. А сейчас и те арабы, которые вторглись в эту страну в поисках заработков, когда евреи начали ее восстанавливать, − теперь и они называют себя палестинцами и утверждают, что они и есть истинные хозяева Эрец Исраэль, − то, что утверждали все захватчики, в том числе плиштим — вторгшиеся.

Придя в Грар, Авраѓам сказал о своей жене Саре: Она моя сестра. И Авимелех, царь Грара, послал и взял Сару. Произошло, примерно, то же, что и в Мицраиме. Плиштим обосновались в городах-царствах. Царя, мелеха, стоявшего во главе их союза, называли Авимелехом. Это не имя, а должность, звание, которым наделяли очередного главу царьков — ав мелахим.

И пришёл Б-г к Авимелеху во сне ночью, и сказал ему: Вот, ты умираешь из-за женщины, которую ты взял, ибо она замужняя. Авимелех же не подходил к ней и сказал: Владыка! Неужели Ты будешь казнить и невинный народ? Ведь он сказал мне: она моя сестра. И она сама так же сказала: он мой брат. В простоте моего сердца и в чистоте моих рук я сделал это. И сказал ему Б-г во сне: Я знал, что ты сделал это в простоте твоего сердца, и Я удержал тебя от согрешения предо Мною; потому и не дал тебе прикоснуться к ней. То есть, чистоты рук здесь нет, ибо сказал Всевышний: Я удержал тебя от согрешения предо Мною. Как видим, грех перед Авраѓамом Б-г расценивает, как грех перед Ним.

Теперь же возврати жену этого мужа, ибо он — пророк (поэтому знал, что ты не притронешься к ней), и помолится о тебе, и ты будешь жив; а если ты не возвратишь, то знай, что умрёшь ты и всё твоё. И встал Авимелех рано утром, и призвал всех своих рабов, и пересказал все эти слова в их уши; и эти люди весьма убоялись. И призвал Авимелех Авраѓама, и сказал ему: Что ты сделал с нами? Чем я согрешил против тебя, что ты навёл было на меня и на моё царство великий грех? Дела, каких не делают, ты сделал со мною. Неизвестная до сих пор людям напасть обрушилась на нас из-за тебя: наглухо замкнулись все (выводные) отверстия — для семени и для выделений, и уши, и носы. И сказал Авимелех Авраѓаму: Что ты имел в виду, когда делал это дело?

И вот тут Авраѓам даёт объяснение, которое мог бы дать и в Мицраиме: И сказал Авраѓам: Так как я подумал, что вовсе нет Б-жьего страха на этом месте, и убьют меня из-за моей жены. Да она и подлинно моя сестра, она дочь моего отца, но не дочь моей матери; и стала моей женою. А вот когда Б-г повел меня странствовать из дома моего отца, то я сказал ей: Сделай мне такую милость: во всяком месте, в которое мы придём, говори обо мне: «он — мой брат». В Талмуде /Бава кама 92, б/ написано, что, если пришедшего в город путника спрашивают о пришедшей с ним женщине, а не о том, нуждается ли он в еде и питье, значит, вовсе нет Б-жьего страха на этом месте.

И взял Авимелех мелкого и крупного скота, и рабов и рабынь, и дал Авраѓаму, и возвратил ему его жену, Сару. И сказал Авимелех: Вот, моя земля перед тобою — живи, где понравится… А Саре сказал: Вот я дал тысячу (шекелей) серебром твоему брату.., и ты оправдана перед всеми. И помолился Авраѓам Б-гу, и Б-г исцелил Авимелеха и его жену, и его рабынь, и они стали рожать, ибо Творец замкнул из-за (Сары) всякое чрево в доме Авимелеха, по слову Сары, жены Авраѓама /20:1-18/.

После изгнания Ѓагар и Ишмаэля началась иная история. И было в то время: Авимелех с Фихолом, своим военачальником, сказал Авраѓаму так: С тобою Б-г во всём, что ты ни делаешь. Теперь же поклянись мне здесь Б-гом, что ты не изменишь ни мне, ни моему сыну, ни моему внуку. По добру, которое я сделал тебе, так и ты будешь делать со мною и со страной, в которой ты проживал. И сказал Авраѓам: Я поклянусь. /21: 22-24/. Почему Тора сообщает, что брит с Авимелехом заключён именно в это время? Авраѓам, великий в хеседе, конечно, любил мир и старался добиться мира всегда со всем окружающим его. Но в ту пору, вынужденный пользоваться мерой гвуры и совершить действие (поступок), в своём крайнем виде похожее как бы на жестокость, изгоняя Ѓагар с Ишмаэлем, Авраѓам стремился к миру в ещё большей мере и радовался возможности заключить брит с Авимелехом, чтобы исправить впечатление от предыдущего поступка и не портить хоть что-то в мере своего хеседа.

И всё же, зародившаяся в Авраѓаме новая мера (мидá), новый критерий жизни — хесед ше-бי-гвура, то есть хесед, в котором проявляется гвура, побудили его потребовать от Авимелеха ответа за преступные и глупые действия его подчинённых, плиштим, беспрерывно и последовательно отбиравших, а то и уничтожавших колодцы, открываемые людьми Авраѓама в безводном Неге-ве: И упрекал Авраѓам Авимелеха из-за колодца воды, который отняли рабы Авимелеха. Авимелех же сказал: Не знаю, кто это сделал, и ты тоже не сказал мне; и я доныне даже не слыхал /21:25-26/. Авимелех как верховный властитель отвечал за грабежи, совершаемые в его стране, тем более что это далеко не первый случай. Но он прикинулся, будто знать не знал о таких вещах, да и вообще виновен сам Авраѓам, не сообщающий ему об этом вовремя /Сфорно/. Ты ведь ко мне не обращался, не требовал суда, а то я бы судил преступников и вернул бы тебе отнятое /Мальбим/.

И взял Авраѓам мелкого и крупного скота, и дал Авимелеху… Как сторона в брите, Авраѓам считал нужным дать Авимелеху полную плату за участок земли, на котором он вырыл колодец, ибо хотел насадить там деревья (и насадил тамариск), установить свой шатёр и разместить бет мидраш. И чтобы это всё входило в условия брита, чтобы никто не мог посягнуть на собственность, приобретённую им за такое большое количество скота. И они оба заключили брит — оба поклялись хранить брит /Мальбим/. В мидраше Бיрешит раба есть такое рассужде-ние: Авраѓам, зная, что его потомки унаследуют Страну в более позднюю эпоху, надеялся, что этот брит, возможно, повлияет на плиштим, приблизив их к Творцу, и, благодаря этому, предотвратит войну между ними и евреями. Однако, в действительности, последствия этого брита были очень тяжёлыми: брит не оказал ожидаемого влияния на плиштим, со временем ставших лютыми ненавистниками и угнетателями Исраэля, сотни лет причинявшими евреям горе, муки, разрушения, смерть.

Этот брит, представлявшийся Авраѓаму верным и нужным, — указание всем поколениям Исраэля быть до крайней степени осторожными при любой попытке заключения договоров и союзов с народами — как бы это не повлекло тяжких последствий для евреев. /Даат софрим/.

Потому и назвал он (Авраѓам) это место Беэр Шева, ибо там они оба поклялись. Беэр — колодец. А Шева потому что поклялись, נִשְבְּעוּ. [שֶבַע — семь, שָבַע — поклялся. В древности люди, давая клятву,שְבוּעַ, взывали к семи известным тогда планетам солнечной системы].

И поставил Авраѓам семь овец из стада мелкого скота отдельно. И сказал Авимелех Авраѓаму: Что здесь эти семь овец, которых ты поставил отдельно? И он сказал: Вот, этих семь овец ты возьмешь от моей руки, чтобы это было мне свидетельством, что я выкопал этот колодец /28-30/.

Древние мудрецы сочли возможным сделать замечание по поводу этого подарка. Рашбам*, поясняя начало главы Акеда, приводит мидраш: Сказал ему Святой, благословен Он: Ты дал семь овец — клянусь твоей жизнью, что его (Авимелеха) сыны поведут семь войн с твоими сынами и победят их. И ещё, жизнью твоей клянусь, что его сыны убьют семь цадиков из твоих сынов: Шимшона, Хафни, Пинхаса, Шаула и троих его сыновей. …К тому же, арон кодеш будут держать на поле плиштим семь месяцев /Бיрешит раба 54:4/.

Итак, хотя заключение брита с плиштим, конечно, произошло из старания Авраѓама приумножить хесед, во всяком случае, мудрецы сделали замечание на основании их руах ѓа-кодеш, что Авраѓам преувеличил в своём хеседе в очень тонком положении. Заключение брита с царём-грешником из поселившихся на его наследственной земле засчитано ему на его уровне как ущерб (недостаток), потребовавший всех перечисленных капарóт (искуплений).

Надо понять, что история Акеды начинается: И было после этих слов…, то есть после заключения брита с Авимелехом. И надо поразмыслить: ведь согласно мнению мудрецов, между заключением брита и испытанием Акеда прошло примерно тридцать лет. Рашбам поясняет, что Авраѓам-авину должен был пройти испытание по причине заключения того брита. Если так, то после этих слов… означает не определённое время, а — «по причине этих слов». Выясняется возможность объяснить, что одной из причин, повлекших за собой испытание Акеда, было тонкое преувеличение в мере хеседа, выразившееся в заключении брита с Авимелехом. Потому и пришло испытание Акеда, чтобы вновь поднять Авраѓама-авину на более высокую ступень меры гвура. Потому и расположены в Торе эти две темы рядом.

И встал Авимелех и Фихол, его военачальник, и возвратились в землю Плиштим. И насадил тамариск в Беэр Шеве, и призвал там имя Творца, вечного Б-га. И пребывал Авраѓам на земле плиштим многие дни /32-34/.

Многие дни — 26 лет, после чего Авраѓам прожил 12 лет в Хевроне (Кирьят Арба). В 2085 /1675/ году, 27 Элула, когда Авраѓаму было 137 лет, Саре — 127, а Ицхаку — 37, Творец явился Авраѓаму и повелел пройти тяжелейшее испытание — акедат Ицхак (связывание Ицхака).


Йеуда хоть и не был старшим сыном Яакова, тем не менее, именно он был одним из лидеров среди своих братьев. Его имя, как и название колена Йеуды, переросло в название всего еврейского народа и еврейской религии. Йеуда не боялся брать на себя ответственность. В одном из эпизодов Торы описано, как Йеуда смог переломить себя и прилюдно совершить тшуву, раскаяние. Мудрецы говорят, что именно за это он удостоился стать родоначальником царского рода. Читать дальше