Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Учим Тору с раввином Бен-Ционом Зильбером в иерусалимской ешиве Толдот Йешурун.

Наша недельная глава, Толдот, посвящена Ицхаку. В ней описываются события, случившиеся в его семье. Мне хотелось бы заострить ваше внимание на нескольких наиболее поучительных из них.

У Ицхака и Ривки рождаются двое сыновей — Яаков и Эйсав. Тора описывает беременность Ривки. Повторяется то, что было с Сарой, матерью Ицхака. Почти двадцать лет Ривка не беременеет. Тора вновь показывает, что и у великих праведников не все в жизни складывается быстро и гладко. Сколько лет Ривка ждала детей? Есть два мнения. По мнению Раши, она вышла замуж в возрасте трех лет. Получается, что она девять лет ждала совершеннолетия, затем прошло еще десять лет, супруги молились, и Б-г послал им детей. Мой отец и учитель Рав Ицхак зацаль привык учить, в соответствии с мнением Тосафот в трактате Йевамот, что Ривке на момент помолвки с Ицхаком было четырнадцать лет. Тогда получается, что они ждали почти двадцать лет и много молились, пока Б-г не послал им детей. Одно из объяснений: Б-г любит молитвы праведников.

Беременность Ривки протекала не так, как это бывает обычно. Она ощущала странные боли, ей казалось, что плод движется внутри нее как «белка в колесе», но самое странное: когда она проходила возле ешивы Авраама, ребенок толкался. А когда проходила мимо изваяний идолов или культовых центров идолопоклонников, — тоже толкался. Такое непонятное «поведение» плода очень беспокоило Ривку, она спрашивала других женщин, как было у них, но ни у одной не было ничего похожего. Ривка очень переживала из-за этих подозрительных симптомов: «Кого мне суждено родить? Ребенка, который будет тянуться и к Б-гу, и к идолам? Как говорят, танцевать на двух разных свадьбах?» Поэтому Ривка решила прояснить ситуацию и обратилась за помощью к пророку Шему. Почему Ривка не обратилась к Ицхаку или к Аврааму? Хороший вопрос. Скорее всего, она просто постеснялась.

У Шема Ривка получает ответ: она беременна близнецами, которые станут вождями великих народов и, как сейчас в чреве матери, так и в будущем они не будут ладить: когда один возвысится, другой утратит силу, и наоборот.

Когда приходит срок, Ривка рожает близнецов. Интересно, что в рассказе об этом в слове «тэумим» («близнецы») в Торе не хватает двух букв — в отличие от рассказа о близнецах Йеуды и Тамар, где это слово написано полностью. Мудрецы объясняют: близнецы, родившиеся впоследствии у Йеуды и Тамар, оба были праведными, а один из сыновей Яакова и Ривки был преступником. Поэтому слово неполно. Первенец (Эйсав) внешне очень напоминал взрослого мужчину. Его тело было покрыто волосами. Все, кто видел его, восклицали: этот новорожденный — просто «готовый зрелый парень» (на иврите «эйсав» — от слова «асуй» — «сделанный», «готовый»)! Так его и назвали.

Кроме того, Эйсав был «красноватый» (адмони). Мидраш Рабба говорит: это признак того, что он будет проливать кровь. Такова его натура.

Мидраш продолжает: когда пророк Шмуэль увидел Давида, который тоже был адмони, он испугался: этот человек будет проливать кровь, как Эйсав?! Но о Давиде написано еще, что он был йефэ эйнаим — у него были «красивые глаза», «хороший взгляд», и это успокоило Шмуэля. «Красивые глаза», «хороший взгляд» — это Санедрин, верховный еврейский суд, «глаза» еврейского народа. Эйсав убивает по своему капризу, Давид — только по решению суда. Мы помним, сколько войн было в царствование Давида, но праведный царь не начинал ни одной военной операции по собственному желанию, а только по решению Санедрина. Это нечто совсем-совсем иное.

Что же, у Эйсава не было выбора? Был.

Приведем слова Виленского Гаона: у каждого ребенка своя природа, и родители должны его воспитывать согласно этой природе. Если у ребенка — тяга к кровопролитию, родители могут направить его на достойный путь, соответствующий его природе. Например, помочь ему стать моэлем или, в наше время, хирургом, или шойхетом, которые проливают кровь с пользой для общества. Иначе — «под твоей рукой он тебе подчиняется, а когда вырастет, пойдет своим путем и, не дай Б-г, станет разбойником». И подобно тому, как родители могут направить природу ребенка по достойному пути, человек может и сам направить свою природу.

Тора сообщает, что дети росли совершенно разными и по характеру, и по поведению. И хотя оба воспитывались в доме великих праведников Ицхака и Ривки и учились у деда, Авраама, Яаков был мудрым и праведным не по годам, а Эйсава все время тянуло в лес, на охоту. Но, кроме того, мальчик был очень хитрым и лживым. Ривка, которая росла среди обманщиков, лучше понимала лживый характер Эйсава, чем Ицхак.

И вот братья подросли, им уже по 15 лет. Умирает их дед Авраам. Эйсав в это время был на охоте. В этот день он впервые убил человека, а затем совершил еще несколько страшных преступлений. Авраам не случайно умер именно в этот день. Мудрецы разбирают: почему Ицхак прожил 180 лет, а Авраам только 175? Мидраш отвечает: Б-г пообещал Аврааму добрую старость, а когда внук становится преступником и это становится известно, это точно не «добрая старость». Поэтому жизнь Авраама была сокращена на пять лет. Почему же Б-г не вмешался в выбор Эйсава, не изменил его? Тогда не пришлось бы сокращать жизнь Аврааму? Ответ: Б-г обычно не вмешивается в выбор людей. Изменение выбора человека — самое последнее средство, которым Б-г пользуется.

После похорон близким родственникам умершего подают трапезу из чечевицы. Раши пишет: Авраам умер, поэтому Яаков варил чечевицу. Эйсав возвращается с охоты, ничего не зная о смерти Авраама. Его даже не интересует, почему Яаков варит именно чечевицу. Он даже не замечает, что это чечевица. Все что он видит — это цвет похлебки, КРАСНЫЙ! И уставший после охоты Эйсав говорит Яакову: налей мне в рот этого красного! Сказано, что поэтому его назвали Эдом — «красный». Мидраш говорит: он красный, одежда красная, земля красная…

Яаков предлагает ему продать первородство. Зачем? В то время, по словам Рамбана, первенец еще не получал двойную долю наследства, только его статус в доме был выше. Для Яакова первородство означало работу в Храме и высокий духовный уровень, который необходим для этого. Эйсав интересуется, зачем брату нужно «первенство», на что Яаков отвечает: это дает право приносить жертвы Б-гу. Практичный Эйсав сразу спрашивает: какие обязанности налагает служба? Какая ответственность? Яаков говорит, что этому их учил Авраам: служба перед Б-гом налагает определенные ограничения. Например, если человек служил, выпив вина, ему полагается смерть от Б-га, если служил, не подстригшись, — смерть от Б-га. Эйсав говорит: я еще могу умереть от этого?! Зачем мне это надо?! И с радостью избавляется от первородства, продав его Яакову. Эйсав не собирался служить Б-гу, он мог только мешать Яакову это делать — подобно «собаке на сене».

Здесь уместен вопрос: почему Эйсав попросил только похлебку, а Яаков сначала сытно кормит его (Берешит 25, 34: «и дал Яаков Эйсаву хлеба» — мы знаем, что слово «лэхем» обозначает не только хлеб, но трапезу в целом), и лишь затем покупает первородство за похлебку? Мой отец зацаль так объяснял этот момент: нехорошо совершать сделку, когда человек очень голоден: тогда можно будет сказать, что он вынужден был продать из-за голода. А теперь, после того, как он поел, ясно: продал потому, что хотел продать.

Чтобы увеличить законную силу продажи Яаков требует от Эйсава поклясться, и тот клянется.

Подробно о благословении Ицхака и о различных подходах к нему Ицхака и Ривки говорится в статье «Разделение труда в еврейском понимании» (в рассылке). Мне бы хотелось упомянуть тут только один момент. Ицхак, желая благословить Эйсава, просит того приготовить свое любимое блюдо, для чего сыну надо хорошо потрудиться: сначала пойти на охоту и т.д. Какое отношение все эти просьбы отца имеют к благословению сына? Если человеку дают благословение после того, как он совершает мицву, благословение обладает большей силой. Ицхак хотел, чтобы Эйсав потрудился, выполняя заповедь почитания отца.