Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch
«Благословен источник или нет, зависит от человека, черпающего из него»Баал Шем Тов
Абсурд становится еще более явным, когда пытаются оценить удовольствие от курения и приходят к выводу, что оно не доставляет особого удовольствия, и уж, несомненно, такого, которое оправдало бы полное порабощение сигарете.

Критика и изменение привычек

Когда мы критикуем другого человека за его поведение и просим его вести себя иначе, он рассматривает это обращение не только как конкретную просьбу. Ему кажется, что от него требуют изменить что-то в его личности, а не только узкую область поведения, о которой шла речь в критике. Выражение этого можно зачастую услышать в реакции критикуемого на слова критики: «Я такой, и все тут». То есть, не пытайся изменить меня и мои привычки.

Можно сказать, что самая большая трудность, которая встает перед человеком, когда он борется с собой и встает лицом к лицу с необходимостью приспосабливаться к окружающей среде, это изменение привычек. Можно видеть это на примере человека, решившего бросить курить. Курильщик точно знает, что сигарета сокращает его жизнь, разрушает легкие, делает его чувствительным к распространенным болезням и наносит удар по карману. Но несмотря ни на что, ему сложно расстаться с этой вредной привычкой. Абсурд становится еще более явным, когда пытаются оценить удовольствие от курения и приходят к выводу, что оно не доставляет особого удовольствия, и уж, несомненно, такого, которое оправдало бы полное порабощение сигарете. Таким образом, единственное, что мешает бросить курить — это привычка к курению, привычка организма к употреблению никотина и привычка легких к ощущению входящего в них дыма, привычка рук держать сигарету и глаз — к виду поднимающегося дыма.

Сложность освободиться от оков привычек мы видим и в этических аспектах. Например, светского человека приглашают послушать лекцию.

Он спрашивает: На какую тему?

Ему отвечают: Об еврейской семье.

«Интересно, я приду — реагирует он. — А кто лектор?»

«Какой-то раввин…, — отвечают ему, — раввин, который специализируется на этой тематике».

«Нет, тогда я не приду», — говорит он. Его спрашивают: «Почему?»

«Мне не хочется».

«Почему? Ведь это тема тебя интересует, и лекция может принести тебе пользу?»

«Верно! Но я боюсь, что меня убедят…»

То есть, даже когда человек знает, что если он убедится в чем-то, это будет внутреннее убеждение, которое должно привести его к действию в соответствии с тем, что диктует ему его собственная логика и разум, он все равно, уже на самых ранних стадиях, затыкает уши, чтобы не услышать ничего «лишнего». И все из-за его внутреннего опасения, что если он в чем-то убедится, это заставит его изменить свои теперешние привычки.

Нежелание изменять привычки также мешает принимать критику. Ведь если претензии ко мне справедливы, я должен буду поменять какие-то свои привычки. Поэтому я предпочитаю рассматривать их как несправедливые, а за оправданием дело не станет.

По этой же причине — сложности перемен привычек — мы часто слышим, как муж отвечает жалующейся на него жене: «Чего ты хочешь от меня? Я такой, и все тут!» Или жена говорит: «Я хочу, чтобы он принимал меня такой, какая я есть». То есть, если кто-то должен менять свои привычки, то это не я, а ты!

Раби Йосеф Альбо в «Книге Основ» утверждает, что младенец сразу после рождения плачет потому, что он ощущает невозможность следовать привычке жить в утробе матери, и плач выражает его несогласие с этим изменением. Точно так же, человек не хочет умирать, поскольку он привык жить, и не хочет изменять эту «привычку», даже если он считает, что его жизнь — это ад на земле.

Мидраш говорит, что именно приверженность привычкам помешало народам мира принять Тору. Когда Всевышний обратился к ним и спросил: Согласитесь ли вы принять Мою Тору? — Каждый народ спросил: Что в ней написано? И когда Всевышний ответил и упомянул ограничение, с которым им придется столкнуться, — отказались принять ее сыны Ишмаэля, поскольку им пришлось бы отказаться от воровства, к которому они привыкли, и сыны Эсава тоже отказались ее принять из-за запрета убийства, к которому привыкли они. (Ялкут Шимони, Шмот 286).

Почему же сложно менять привычки? Это связано с тем, что изменение привычек не есть что-то второстепенное — это основная задача человека в этом мире. Задача души — приучить тело к духовным привычкам; а задача тела — заставить душу следовать телесным привычкам. И с результатами воздействия привычек человек приходит в Грядущий мир, и там он тоже пытается жить так, как он привык на протяжении жизни на земле. Его душа потребует есть пищу, к которой он привык к этом мире, и все те вещи, от которых он получал удовольствие и искал их в земной жизни, душа будет искать и там, и когда он не найдет там всего этого, Грядущий мир превратится для него в ад,. В то же время, если он привык заниматься духовными вещами: соблюдением заповедей, изучением Торы, его душа будет искать их и там, а этого в духовном мире будет вдоволь.

Блокирующая враждебность

Как видно, самая большая сложность в восприятии критики связана с тем, что она высказывается гневно, с примесью враждебности. Это потому, что она вытекает не из любви к критикуемому и желания сделать ему добро, а является реакцией на нечто раздражающее, что рассердило критика.

Механизм враждебности, находящей свое выражение во время высказывания критики, таков. Зачастую, когда один из членов семьи хочет покритиковать другого, какой-то внутренний голос останавливает его и говорит: «Сейчас не стоит, не сейчас». То есть, не стоит портить спокойную атмосферу в доме, которая сейчас установилась. И действительно, человек останавливает себя и не критикует. В результате этого, накапливается много вещей, которые требуют критики, но она не высказывается, а «застревает» в эмоциональном мире критикующего. Только когда чаша переполняется и терпеть больше невозможно, критика прорывается наружу бурным потоком, с силой и гневом, и всё накопленные эмоции находят выход, разом выплескиваясь на другого.

Враждебность выражается и внешне: в интонации голоса критикующего, в темпе его речи и в сердитом выражении лица. Критикуемый слышит все это, и его эмоции блокируются, не позволяя ему воспринять главное: стоящее за враждебностью и злостью содержание. Если бы не гнев супруга, предъявляющего претензии, и не его враждебность, блокирующая восприятие, было бы легче принять замечания и даже искать способы стать лучше.

Мы можем заметить это явление на примере следующей ситуации. Человек читает в книге или в газете статью по психологии, которая разбирает определенное качество человеческого характера. Автор статьи резко выступает против данного качества, объясняет его отрицательное воздействие на личность и призывает к тому, чтобы избавиться от него. Читатель знает, что у него это негативное качество присутствует. Несмотря на это, он не кидает в раздражении книгу на пол, не отменяет подписку на газету. Более того, он, вполне возможно, перечитает статью несколько раз и попытается понять тот негатив, на который хотел указать автор. Он поступает так, поскольку автор не имел в виду лично его, и читатель сам понял, что данная критика имеет к нему отношение.

Данное явление весьма отчетливо проявлялось на проводимых мною курсах лекторов. На одном из этапов этих курсов студент читает лекцию перед группой, его снимают на видео, а затем эта запись воспроизводится перед ним и его товарищами по курсу. Во время показа он замечает, в чем он был успешен, какие правильные лекторские техники применял, а в чем — ошибался. Выясняется, что «оратор» способен быстро исправиться, и уже в следующей попытке чтения лекции выглядеть намного лучше. Это происходит потому, что он сам видит свои недостатки, и поэтому блокировки, о которых мы говорили выше, не срабатывают. Кроме того, руководитель высказывает свои замечания приятным тоном и с большим уважением, давая студенту понять, что себе целью указать на слабости и недостатки, а лишь развить еще и еще его способности и положительные аспекты, которыми тот обладает.

В противоположность этому, когда человек критикует другого, и эта критика сопровождается раздражением и гневом, то блокировка, которую создает «фактор гнева» в эмоциях критикуемого, абсолютна. Это произойдет, даже если критикуемый будет необыкновенной личностью и даже пророком — все равно, он пропустит критику мимо ушей, даже если критиковать его будет сам Всевышний.

Чтобы убедиться в этом, рассмотрим маленький отрывок из Торы, где речь идет о злословии Мирьям и Аарона, сестры и брата Моше, по поводу кушеянки, которую Моше взял в жены (Бамидбар 12:9): «И говорили Мирьям и Аарон на Моше, о женщине-кушеянке, которую тот взял».

Всевышний обращается к ним, чтобы объяснить им ошибку, которую они допустили, говоря против Моше: «И сказал Он: Выслушайте, прошу, Мои слова: если и есть у вас пророк, то Я, Г-сподь, в видении открываюсь ему, во сне говорю Я с ним; Не так с Моим рабом Моше: доверенный он во всем Моем доме … И возгорелся гнев Г-спода на них, и Он отошел». Мы видим, что Всевышний сначала мягко объяснил им, в чем состояла их ошибка и чем Моше и его пророчество отличается от других пророков, и только после этого Он выказал Свой гнев. Если бы Он говорил с ними гневно, Его слова не были бы услышаны!

Здесь мы видим, насколько бесполезна гневная критика. Ведь речь идет не о простых людях, а о пророках, отцах нации. Чтобы стать пророком, человек должен освободиться от оков своих природных свойств, как пишет Рамбам: «Получить пророчество может лишь мудрец, великий в мудрости, с характером, исправленным настолько, что никогда вожделение не побеждает его ни в какой ситуации, но он контролирует вожделения силой своего интеллекта; обладающий широчайшими знаниями и чрезвычайно развитыми способностями к познанию».

И, несмотря на все это, выясняется, что даже такой особенный человек, как Аарон или Мирьям, если его будут критиковать с гневом, будет внутренне не в состоянии воспринять эту критику, даже если критик — Сам Всевышний.

Иногда, когда человек рассказывает мне о страданиях, которые ему причиняет партнер по браку, я спрашиваю: А ты объяснил свои проблемы супруге? И он отвечает: Объяснил?! Я повторял это много раз, но она не готова сдвинуться ни на миллиметр со своей позиции, хоть как-то изменить свое поведение.

А когда я спрашиваю его: Ты говорил это супруге в спокойной обстановке, в приятный момент, или в момент гнева? Ответ всегда один: в момент гнева. Муж добавляет: «Я повышал голос, кричал, злился, популярно объяснил супруге, насколько это серьезно, насколько это меня огорчает. Поэтому не может быть, что она не восприняла и не поняла данной информации. Несмотря на это, я не заметил никакого изменения в ее поведении…»

Я спрашиваю: «Если ты говорил гневно и раздражительно, почему ты удивляешься, что тебе не удается изменить поведение супруги по отношению к тебе?» Ты всегда делал замечания и критиковал в гневе, и тебе казалось, что гнев должен подчеркнуть, насколько ее поведение огорчает и раздражает тебя. Поэтому ты ожидал, что супруга осознает необходимость прекращения своего отрицательного поведения. Однако именно этот взрыв раздражения приводил к блокировке внимания с ее стороны, так что она уже не могла заметить, насколько ее поведение тебя огорчает. Когда ты повышал голос, внимание супруги сосредотачивалось на тоне твоих слов, а не на содержании, которое ты пытался передать. Поэтому ты не смог изменить ее поведение, даже в тех вопросах, в которых ты абсолютно прав.

Из книги «Еврейский дом»

C любезного разрешения организации «Мишпаха кеАлаха»


Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

Тема дня
Ной — Ноах, прародитель человечества
Биография праведника и строителя ковчега.
Ноах (русск. Ной) — выдающийся праведник, один из родоначальников человечества. В его эпоху многие обитатели земли извратили свои пути. Ноах удостоился пророчества, в котором Всевышний повелел ему построить большой корабль — ковчег, на котором Ноах и его семья смогут спастись от всемирной катастрофы. Читать дальше