Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Абсурд становится еще более явным, когда пытаются оценить удовольствие от курения и приходят к выводу, что оно не доставляет особого удовольствия, и уж, несомненно, такого, которое оправдало бы полное порабощение сигарете.

Критика и изменение привычек

Когда мы критикуем другого человека за его поведение и просим его вести себя иначе, он рассматривает это обращение не только как конкретную просьбу. Ему кажется, что от него требуют изменить что-то в его личности, а не только узкую область поведения, о которой шла речь в критике. Выражение этого можно зачастую услышать в реакции критикуемого на слова критики: «Я такой, и все тут». То есть, не пытайся изменить меня и мои привычки.

Можно сказать, что самая большая трудность, которая встает перед человеком, когда он борется с собой и встает лицом к лицу с необходимостью приспосабливаться к окружающей среде, это изменение привычек. Можно видеть это на примере человека, решившего бросить курить. Курильщик точно знает, что сигарета сокращает его жизнь, разрушает легкие, делает его чувствительным к распространенным болезням и наносит удар по карману. Но несмотря ни на что, ему сложно расстаться с этой вредной привычкой. Абсурд становится еще более явным, когда пытаются оценить удовольствие от курения и приходят к выводу, что оно не доставляет особого удовольствия, и уж, несомненно, такого, которое оправдало бы полное порабощение сигарете. Таким образом, единственное, что мешает бросить курить — это привычка к курению, привычка организма к употреблению никотина и привычка легких к ощущению входящего в них дыма, привычка рук держать сигарету и глаз — к виду поднимающегося дыма.

Сложность освободиться от оков привычек мы видим и в этических аспектах. Например, светского человека приглашают послушать лекцию.

Он спрашивает: На какую тему?

Ему отвечают: Об еврейской семье.

«Интересно, я приду — реагирует он. — А кто лектор?»

«Какой-то раввин…, — отвечают ему, — раввин, который специализируется на этой тематике».

«Нет, тогда я не приду», — говорит он. Его спрашивают: «Почему?»

«Мне не хочется».

«Почему? Ведь это тема тебя интересует, и лекция может принести тебе пользу?»

«Верно! Но я боюсь, что меня убедят…»

То есть, даже когда человек знает, что если он убедится в чем-то, это будет внутреннее убеждение, которое должно привести его к действию в соответствии с тем, что диктует ему его собственная логика и разум, он все равно, уже на самых ранних стадиях, затыкает уши, чтобы не услышать ничего «лишнего». И все из-за его внутреннего опасения, что если он в чем-то убедится, это заставит его изменить свои теперешние привычки.

Нежелание изменять привычки также мешает принимать критику. Ведь если претензии ко мне справедливы, я должен буду поменять какие-то свои привычки. Поэтому я предпочитаю рассматривать их как несправедливые, а за оправданием дело не станет.

По этой же причине — сложности перемен привычек — мы часто слышим, как муж отвечает жалующейся на него жене: «Чего ты хочешь от меня? Я такой, и все тут!» Или жена говорит: «Я хочу, чтобы он принимал меня такой, какая я есть». То есть, если кто-то должен менять свои привычки, то это не я, а ты!

Раби Йосеф Альбо в «Книге Основ» утверждает, что младенец сразу после рождения плачет потому, что он ощущает невозможность следовать привычке жить в утробе матери, и плач выражает его несогласие с этим изменением. Точно так же, человек не хочет умирать, поскольку он привык жить, и не хочет изменять эту «привычку», даже если он считает, что его жизнь — это ад на земле.

Мидраш говорит, что именно приверженность привычкам помешало народам мира принять Тору. Когда Всевышний обратился к ним и спросил: Согласитесь ли вы принять Мою Тору? — Каждый народ спросил: Что в ней написано? И когда Всевышний ответил и упомянул ограничение, с которым им придется столкнуться, — отказались принять ее сыны Ишмаэля, поскольку им пришлось бы отказаться от воровства, к которому они привыкли, и сыны Эсава тоже отказались ее принять из-за запрета убийства, к которому привыкли они. (Ялкут Шимони, Шмот 286).

Почему же сложно менять привычки? Это связано с тем, что изменение привычек не есть что-то второстепенное — это основная задача человека в этом мире. Задача души — приучить тело к духовным привычкам; а задача тела — заставить душу следовать телесным привычкам. И с результатами воздействия привычек человек приходит в Грядущий мир, и там он тоже пытается жить так, как он привык на протяжении жизни на земле. Его душа потребует есть пищу, к которой он привык к этом мире, и все те вещи, от которых он получал удовольствие и искал их в земной жизни, душа будет искать и там, и когда он не найдет там всего этого, Грядущий мир превратится для него в ад,. В то же время, если он привык заниматься духовными вещами: соблюдением заповедей, изучением Торы, его душа будет искать их и там, а этого в духовном мире будет вдоволь.

Блокирующая враждебность

Как видно, самая большая сложность в восприятии критики связана с тем, что она высказывается гневно, с примесью враждебности. Это потому, что она вытекает не из любви к критикуемому и желания сделать ему добро, а является реакцией на нечто раздражающее, что рассердило критика.

Механизм враждебности, находящей свое выражение во время высказывания критики, таков. Зачастую, когда один из членов семьи хочет покритиковать другого, какой-то внутренний голос останавливает его и говорит: «Сейчас не стоит, не сейчас». То есть, не стоит портить спокойную атмосферу в доме, которая сейчас установилась. И действительно, человек останавливает себя и не критикует. В результате этого, накапливается много вещей, которые требуют критики, но она не высказывается, а «застревает» в эмоциональном мире критикующего. Только когда чаша переполняется и терпеть больше невозможно, критика прорывается наружу бурным потоком, с силой и гневом, и всё накопленные эмоции находят выход, разом выплескиваясь на другого.

Враждебность выражается и внешне: в интонации голоса критикующего, в темпе его речи и в сердитом выражении лица. Критикуемый слышит все это, и его эмоции блокируются, не позволяя ему воспринять главное: стоящее за враждебностью и злостью содержание. Если бы не гнев супруга, предъявляющего претензии, и не его враждебность, блокирующая восприятие, было бы легче принять замечания и даже искать способы стать лучше.

Мы можем заметить это явление на примере следующей ситуации. Человек читает в книге или в газете статью по психологии, которая разбирает определенное качество человеческого характера. Автор статьи резко выступает против данного качества, объясняет его отрицательное воздействие на личность и призывает к тому, чтобы избавиться от него. Читатель знает, что у него это негативное качество присутствует. Несмотря на это, он не кидает в раздражении книгу на пол, не отменяет подписку на газету. Более того, он, вполне возможно, перечитает статью несколько раз и попытается понять тот негатив, на который хотел указать автор. Он поступает так, поскольку автор не имел в виду лично его, и читатель сам понял, что данная критика имеет к нему отношение.

Данное явление весьма отчетливо проявлялось на проводимых мною курсах лекторов. На одном из этапов этих курсов студент читает лекцию перед группой, его снимают на видео, а затем эта запись воспроизводится перед ним и его товарищами по курсу. Во время показа он замечает, в чем он был успешен, какие правильные лекторские техники применял, а в чем — ошибался. Выясняется, что «оратор» способен быстро исправиться, и уже в следующей попытке чтения лекции выглядеть намного лучше. Это происходит потому, что он сам видит свои недостатки, и поэтому блокировки, о которых мы говорили выше, не срабатывают. Кроме того, руководитель высказывает свои замечания приятным тоном и с большим уважением, давая студенту понять, что себе целью указать на слабости и недостатки, а лишь развить еще и еще его способности и положительные аспекты, которыми тот обладает.

В противоположность этому, когда человек критикует другого, и эта критика сопровождается раздражением и гневом, то блокировка, которую создает «фактор гнева» в эмоциях критикуемого, абсолютна. Это произойдет, даже если критикуемый будет необыкновенной личностью и даже пророком — все равно, он пропустит критику мимо ушей, даже если критиковать его будет сам Всевышний.

Чтобы убедиться в этом, рассмотрим маленький отрывок из Торы, где речь идет о злословии Мирьям и Аарона, сестры и брата Моше, по поводу кушеянки, которую Моше взял в жены (Бамидбар 12:9): «И говорили Мирьям и Аарон на Моше, о женщине-кушеянке, которую тот взял».

Всевышний обращается к ним, чтобы объяснить им ошибку, которую они допустили, говоря против Моше: «И сказал Он: Выслушайте, прошу, Мои слова: если и есть у вас пророк, то Я, Г-сподь, в видении открываюсь ему, во сне говорю Я с ним; Не так с Моим рабом Моше: доверенный он во всем Моем доме … И возгорелся гнев Г-спода на них, и Он отошел». Мы видим, что Всевышний сначала мягко объяснил им, в чем состояла их ошибка и чем Моше и его пророчество отличается от других пророков, и только после этого Он выказал Свой гнев. Если бы Он говорил с ними гневно, Его слова не были бы услышаны!

Здесь мы видим, насколько бесполезна гневная критика. Ведь речь идет не о простых людях, а о пророках, отцах нации. Чтобы стать пророком, человек должен освободиться от оков своих природных свойств, как пишет Рамбам: «Получить пророчество может лишь мудрец, великий в мудрости, с характером, исправленным настолько, что никогда вожделение не побеждает его ни в какой ситуации, но он контролирует вожделения силой своего интеллекта; обладающий широчайшими знаниями и чрезвычайно развитыми способностями к познанию».

И, несмотря на все это, выясняется, что даже такой особенный человек, как Аарон или Мирьям, если его будут критиковать с гневом, будет внутренне не в состоянии воспринять эту критику, даже если критик — Сам Всевышний.

Иногда, когда человек рассказывает мне о страданиях, которые ему причиняет партнер по браку, я спрашиваю: А ты объяснил свои проблемы супруге? И он отвечает: Объяснил?! Я повторял это много раз, но она не готова сдвинуться ни на миллиметр со своей позиции, хоть как-то изменить свое поведение.

А когда я спрашиваю его: Ты говорил это супруге в спокойной обстановке, в приятный момент, или в момент гнева? Ответ всегда один: в момент гнева. Муж добавляет: «Я повышал голос, кричал, злился, популярно объяснил супруге, насколько это серьезно, насколько это меня огорчает. Поэтому не может быть, что она не восприняла и не поняла данной информации. Несмотря на это, я не заметил никакого изменения в ее поведении…»

Я спрашиваю: «Если ты говорил гневно и раздражительно, почему ты удивляешься, что тебе не удается изменить поведение супруги по отношению к тебе?» Ты всегда делал замечания и критиковал в гневе, и тебе казалось, что гнев должен подчеркнуть, насколько ее поведение огорчает и раздражает тебя. Поэтому ты ожидал, что супруга осознает необходимость прекращения своего отрицательного поведения. Однако именно этот взрыв раздражения приводил к блокировке внимания с ее стороны, так что она уже не могла заметить, насколько ее поведение тебя огорчает. Когда ты повышал голос, внимание супруги сосредотачивалось на тоне твоих слов, а не на содержании, которое ты пытался передать. Поэтому ты не смог изменить ее поведение, даже в тех вопросах, в которых ты абсолютно прав.

Из книги «Еврейский дом»

C любезного разрешения организации «Мишпаха кеАлаха»


Оглавление

Выбор еврейского имени [↑]

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности. И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Выбор еврейского имени очень ответственен — имя влияет на судьбу человека. Какие советы по выбору имени дает традиция?

Значение имени [↑]

Выбор имени для еврейского ребенка имеет огромное значение. Наши мудрецы говорят, что имя отражает сущность человека, его характер и судьбу. В Талмуде сказано, что в момент, когда родители нарекают новорожденного, их души посещает пророчество, небесная искра. Но даже при том, что Сам Всевышний дает нам подсказку, многим парам трудно определиться с выбором имени для младенца.

Как же правильно выбрать имя? Почему евреи не называют сына в честь отца? Можно ли назвать мальчика в честь бабушки или объявить его имя до Брит-милы (обрезания)?

Еврейские обычаи [↑]

В имени заложено не только будущее, но и прошлое. Ашкеназы традиционно дают имя в честь умершего родственника. Считается, что между его душой и душой новорожденного образуется некая метафизическая связь. Добрые дела тезки возвышают душу умершего, а хорошие качества предка оберегают и вдохновляют нового обладателя имени [другое объяснение: есть надежда на то, что ребёнок проявит все хорошие качества родственника, в честь которого он назван].

Как быть, если вы хотите назвать ребенка в честь ушедшего родственника, но кто-то из ныне здравствующей родни уже носит это имя? Ответ зависит от степени родства ребенка с потенциальным живым тезкой. Если это близкий родственник (кто-то из родителей, братьев-сестер или дедушек-бабушек), то лучше подыскать другое имя. Если же родственник дальний, то все в порядке.

У сефардов принято давать имя в честь живых, часто в честь дедушки. Это выводится из Талмуда (Шабат 134а), где говорится о ребенке, названном в честь раби Натана при жизни раби Натана.

В еврейском народе принято давать имена праведных людей из ТаНаХа (Тора, Пророки и Писания), например, называть мальчиков в честь праотцев — Авраам, Ицхак или Яаков, в честь еврейских пророков и царей, например, Шауль, Шмуэль, Давид, Шломо, Моше или Аарон, девочек в честь праматерей — Сара, Ривка, Рахель или Лея, или в честь других праведных женщин, о которых говорится в ТаНаХе, например, Двора, Йохевед или Хана.

Ещё есть обычай называть детей в честь великих раввинов и мудрецов Торы, как, например, Исраэль-Меир — в честь Хофец Хаима

Иногда имя выбирают в соответствии с праздником, во время которого родился ребенок. Например, если мальчик появился на свет в Пурим, его называют Мордехаем, а девочку — Эстер. Девочку, рожденную в Шавуот, можно назвать Рут, а детей, родившихся Девятого Ава — Менахем или Нехама.

Есть также обычай давать имена, встречающиеся в разделе Торы той недели, на которую приходится день рождения ребенка.

Как правило, мальчикам дают имя при обрезании на восьмой день, а девочкам — в первый Шабат после рождения, когда достают свиток Торы в синагоге [читайте на сайте материал про Чтение Торы].

Скрытый смысл [↑]

В святом языке имя — не просто набор букв, оно раскрывает сущность его обладателя.

Мидраш (Берешит Рабба 17:4) рассказывает, что первый человек, Адам, дал имена всем живым существам в соответствии с их сутью и предназначением. Предназначение осла, например, нести тяжелый материальный груз. Осел на иврите — «хамор». Это слово имеет тот же корень, что и слово «хомер» — «материя», «вещество».

Это же принцип применим и к людским именам. Лея [жена праотца Яакова. Прим.ред.] назвала своего четвертого сына Иегудой. Это имя — от корня, обозначающего «благодарность», а если в нем переставить буквы, то получится Святое Имя Всевышнего. Так Лея хотела выразить Ему особую благодарность (Берешит 29:35).

Эстер, имя героини Пурима, образовано от корня, обозначающего «сокрытие». Эстер была известна своей красотой, но её скрытая внутренняя красота превосходила внешнюю.

Еще один пример — популярное имя Ари, на иврите «лев». В еврейской литературе со львом сравнивается уверенный в себе, целеустремленный человек, который набрасывается на каждую возможность выполнить заповедь.

Бывают, конечно, и плохие имена. Вряд ли вы захотите назвать сына Нимрод, ведь оно — от корня, означающего «мятеж». Царь Нимрод восстал против Всевышнего, бросив нашего праотца Авраама в горящую печь.

Если вы хотите назвать мальчика в честь женщины, постарайтесь сохранить неизменным максимальное число букв. Например, Браха можно заменить на Барух, а Дина на Дан.

Еще несколько полезных правил [↑]

У многих из нас, кто хочет изменить своё имя на еврейское, возникает дополнительный вопрос — как «увязать» своё нееврейское имя с еврейским?

Некоторые переводят своё имя на иврит дословно — например, «Мила» это «Наоми» на иврите.

Некоторые выбирают ивритское имя по созвучию: Анатолий — Натан, Юрий — Ури, Виктор — Авигдор и т. д.

В любом случае, выбор имени — очень ответственный шаг, имя человека оказывает влияние на его судьбу и качества характера, и мы советуем обращаться с этим вопросом к вашему местному раввину…

Если семья живет за пределами Израиля, постарайтесь дать ребенку такое традиционно еврейское имя, которое также привычно звучит на языке этой страны. Например, Яков или Дина в России, Дэвид или Сара в англоязычных странах. Не следует давать одно, «еврейское», имя «для синагоги», а другое — которым ребенка на самом деле будут называть. Настоящее еврейское имя — хорошее средство против ассимиляции.

Мидраш (Бемидбар Рабба 20:21) рассказывает, что евреи удостоились чудесного освобождения из египетского рабства отчасти и потому, что не переняли египетские обычаи, а продолжали давать детям еврейские имена.

Многие родители не хотят называть ребенка в честь родственника, который умер молодым или неестественной смертью, опасаясь, что несчастья могут «перейти» к новому обладателю имени. Раби Моше Файнштейн дает по этому поводу несколько рекомендаций.

Если человек умер молодым, но своей смертью, и оставил после себя детей, то это не считается плохим знаком, и ребенка можно назвать в его честь. Пророк Шмуэль и царь Шломо умерли в возрасте 52 лет, и их имена всегда были и остаются популярными в нашем народе, т.е. это уже не считается, что человек умер в молодости.

Если же человек умер от неестественных причин, то раби Файнштейн рекомендует немного изменить имя. Например, евреи называют сыновей именем Йешайа в честь пророка Йешаягу, который был убит.

Раби Яков Каменецкий считает, что переход от «молодости» к «старости» происходит в 60 лет. В Талмуде (Моэд Катан 28а) рассказывается, что когда раби Йосефу исполнилось 60 лет, он устроил празднование по случаю начала долголетия.

Вопреки распространенному мнению, не запрещается объявлять имя новорожденного до обрезания, хотя многие так не делают. В полной мере, однако, мальчик получает душу только во время Брит-милы, и поэтому в метафизическом смысле до этого момента не имеет имени. Это выводят из того, что Всевышний дал новое имя нашему праотцу Аврааму после Брит-милы, когда тот был в возрасте 99 лет (Зоар — Лех-Леха 93а, Таамей Минхагим 929).

Все звезды именами называет… [↑]

Царь Давид писал: «…Исчисляет количество звезд, всех их именами называет» (Теилим 147:4). С древних времен звезды завораживали людей. Они «намекают» на секреты мироздания и тайны будущего. Они указывают путь странникам, озадачивают астрономов и вдохновляют исследователей. В бескрайнем темном небе они кажутся совсем маленькими, а их количество не поддается исчислению; но все они значимы в глазах Всевышнего. «Всех их именами называет». У каждой звезды — свое особое предназначение, и все они разные, не похожи друг на друга.

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности.

И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Звезды выглядят крошечными точками в бескрайнем ночном небе, а наш народ кажется маленьким и незначительным среди миллиардов людей на земном шаре. Всевышний дает имя каждой звезде потому, что все они важны для Него и дороги Ему, и точно так же Он участвует в наречении имени каждому еврейскому ребенку. У каждого еврея свое предназначение, мицва (заповедь), к которой он имеет особый дар, и каждый из нас излучает свой неповторимый свет.

В конце времен любовь Всевышнего к Своим детям не будет вызывать сомнений. После Девятого Ава мы всегда читаем: «Поднимите глаза ваши в высоту небес и посмотрите: Кто сотворил их? Тот, кто выводит воинство их счетом, всех их именами называет Он; от Великого могуществом и Мощного силой никто не скроется» (Йешаягу 40:26).

В конце времен все евреи вернутся в Иерусалим («никто не скроется»). Всевышний сочтет всех и даст каждому имя.

Порядок наречения имени [↑]

Итак, имя мальчику дают во время его обрезания.

У ашкеназских евреев, как указано выше, принято давать новорожденному имя покойного члена семьи, например, дедушки, дяди и т.д. — как бы увековечивая память об умершем. У сефардов, наоборот, имя ребенку дают в честь живущих.

Если родилась девочка, то ее имя в первый раз произносится над свитком Торы, к чтению которой вызывают ее отца.

После того как отрывок Торы прочитан, среди прочих благословений читаются два особых отрывка «Ми Шеберах» — за здоровье роженицы (жены вызванного к Торе) и новорожденного ребенка.

Если родился мальчик и он еще не обрезан — при чтении молитвы о его здоровье имени не называют. Если родилась девочка, то в этот момент она и получает свое имя.

Роженица благодарит Всевышнего за успешные роды и произносит благословение «аГомель»:

«Благословен Ты, Всевышний… за то что воздал мне добром».

Делается это в присутствии группы взрослых мужчин-евреев числом не менее десяти (см. материал про Миньян евреев).

Во время обрезания «аГомель» читается перед приглашенными на церемонию. Если же родилась девочка, то собирают специальный миньян мужчин в доме, или мать посещает синагогу в тот день, когда муж над свитком дает имя девочке. Отвечают на ее благословение женщины, присутствующие в женской части зала.

Отвечают на «аГомель» так:

«Амен. Кто воздал тебе добром, Тот и впредь будет воздавать тебе добром!»

Текст на иврите приведен в сидуре — сборнике еврейских молитв (см. «Чтение Торы»).

Читать дальше