Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Всевышний «оказывает почёт, почитающим Его», и поскольку все вожди пришили к решению о необходимости принесения дара вместе, поэтому и принесли их в один день

В конце главы (7:2-83) перечисляются приношения 12 вождей — глав лагерей, в день освящения жертвенника, после того, как Моше установил Мишкан. Каждый день приносилась одно приношение, так, что освящение жертвенника продолжалось на протяжении 12 дней. После того, как в стихах были перечислены дары каждого вождя по отдельности, в стихах 84-89 приводится общее число даров. О каждом приношении сказано, что оно состояло из: «Одно блюдо серебряное, весом в сто тридцать шекелей, одна серебряная (круглая) кропильница, весом семьдесят шекелей, (исходя из веса) шекеля для посвященного, оба (сосуда) наполнены тонкой мукой, смешанной с елеем, для хлебного приношения. Ложка одна (весом) десять шекелей золотых, наполненная благоуханным воскурением. Бык один молодой, один овен, ягнёнок один первого года — для жертвы всесожжения. Один козёл в очистительную жертву. Для мирной жертвы: два быка, пять овнов, пять козлов, пять ягнят первого года». Это перечисляется 12 раз, как дар каждого вождя.

Комментаторы, с одной стороны, задаются вопросом о смысле перечисления каждого дара по отдельности, тем более это не ясно, так как детали каждого дара абсолютно идентичны, и какая необходимость упоминать каждый по отдельности? А с другой стороны, какой смысл после детального описания каждого по отдельности, ещё раз приводить общее число даров?

Раши (7:84, от имени раби Моше аДаршана) приводит следующее объяснение этому: это нас учит тому, что все освященные предметы обладали одинаковым весом, если их взвешивали по отдельности — они весили одинаково, если же их взвешивали вместе — их совместный вес составлял столько, сколько и должен был составить совместный вес всех предметов.

Рамбан пишет, что он не видит в этом смысла: если это было чудо, то в какая польза была в этом чуде, если же это обыденность, и так происходит всегда при взвешивании, то зачем об этом писать в Торе?

В действительности, по мнению Рамбана, Раши приводит в искажённом виде мидраш (Сифри, Насо, 160), который говорит не о совместном взвешивании даров, а о чистоте золота, которое было использовано для изготовления Храмовых предметов — как до выплавки, так и после выплавки предмета, он весил одинаково, поскольку там не было шлака. Соответственно, кроме того, что это не имеет отношения к теме общей суммы веса даров, можно сделать еще один вывод — это было не чудо, просто для Храмовых предметов использовалось чистейшее золото.

Самому Рамбану кажутся верными другие причины. Прежде всего, исходя из сказанного в мидраш-алаха (Сифри 160) следует, что Всевышний «оказывает почёт, почитающим Его», и поскольку все вожди пришили к решению о необходимости принесения дара вместе, поэтому и принесли их в один день. Однако, поскольку дары должны были быть принесены каждый по отдельности, поэтому невозможно было избежать того, что один будет раньше, а другой позже. Поэтому, порядок предпочтительности дня принесения, был обусловлен, уже существующим порядком очередности расположения лагерей. И тем не менее, каждый по отдельности, был перечислен по имени, с детальным перечислением дара, и дня его принесения. Дабы избежать ситуации, когда у первого было бы подробное перечисление, а об остальных было бы сказано вкратце: «и также сделал каждый в свой день». Поскольку тем самым, было бы сокращено и уважение, оказанное им. Однако, из-за того, что всё же, был тот, кто был перечислен раньше, а другой позже, (хотя и по необходимости), поэтому повторился стих и сказал об общем числе принесённых даров, говоря тем самым, что все они в равной степени, уважаемы Всевышним.

Другая причина этого в том, что, хотя каждому из вождей пришла в голову мысль о том, чтобы принести дар, и чтобы он был именно такого размера (причем идентичного), тем не менее, у каждого из них, была своя причина для этого размера. Например, о Нахшоне говорит мидраш, что он подумал принести «серебряное блюдо», так как числовое значение этой фразы «кеарат кесеф» — 930, — число, соответствующее годам жизни Адам — аРишона. Весом это блюдо было 130 шекелей — соответственно году жизни, когда он создал потомков для продолжения существования мира. И т.д., у каждого были свои мысли на счёт мироздания.

В другом мидраше (Раба 13:13), который в принципе согласен с этой идеей, тем не менее сказано, что у каждого вождя были мысли о будущем каждого колена. У каждого была своя традиция от праотца Якова о том, что произойдёт в каждом колене в будущем, до прихода Машиаха. Начал Нахшон, его дар соответствовал порядку царствования: «блюдо и кропильница» — соответственно двум царям, берущим свое начало от колена Йеуды, которые воцарятся на суше и на море — это Шломо и Машиах. Поэтому принёс круглое «блюдо», как море, окружающее мир. «Весом в 130», поскольку число 3 — символ того, что на 3 день творения Всевышний собрал воду в одно место, и показалась суша. Воду же, при творении, Б-г назвал «ямим» — моря, числовое значение слова составляет 100. А царь Шломо добавил еще одно море, необходимое для устройства Храма, длина его окружности была — 30. Получается, что в числе веса 130 — содержится намёк на моря. «Одна серебряная круглая кропильница» — как мир, подобный шару. «Вес кропильницы 70» — соответствовал 70 наром мира. «Оба полные» — так как принесут им подношение от всех. «Тонкой муки» — здесь игра слов, так как слово «солет» — т.е. тонкая мука, созвучно со словом «амесулаим бепаз» (Эйха 4:2), намёк на то, что они оцениваются как драгоценные камни. «Смешанные с елеем» — так как «имя доброе лучше, чем хорошее масло» (Коэлет 7:1). «Ложка одна (весом) десять золотых, полная благоуханных воскурений» — соответствует десяти поколениям от Переца, и до его потомка — царя Давида, все они были праведниками, наполненными хорошими поступками, как запах воскурений. «Бык один молодой» — соответствует праотцу Аврааму, «один овен» — соответствует Ицхаку, «ягнёнок один» — соответствует Якову, «один козёл в очистительную жертву» — чтобы искупить поступок Йеуды, принесшего отцу рубашку, принадлежащую Йосефу, проданного братьями, смоченную в крови козла, для подтверждения того, что Йосеф погиб. «Для мирной жертвы, быков двух» — соответствует Давиду и Шломо, начавших царскую династию, и которые были праведниками, а царствование их было цельным. «Пять овнов, пять козлов, пять ягнят первого года», здесь перечислено 15 животных мелкого скота — в соответствии с 15 царями, начиная от Рахавама и до Цидкияу, царствовавших один вслед за другим, среди которых были праведники, средние и злодеи. Об этом, в соответствии с мидрашем, думал Нахшон бен Аминадав.

Натанель бен Цуар — другой вождь, который подумал о таком же размере дара, но при этом думал так — по другой причине, как сказано об этом в мидраше (Бамидбар Раба 13:15). Он приносил свой дар во имя Торы, так как этим прославилось его колено — колено Иссахара, славившееся мудростью Торы. Поэтому он принёс серебряное блюдо, так как Тора называется «хлебом» (Притчи 9:5), а хлеб — называется «блюдом» (Шмот 25:29).

Звулун, занимающийся торговлей, трудясь и зарабатывая для того, чтобы Иссахар мог изучать Тору, и который бы в свою очередь, делился бы заслугами за изучение со Звулуном, принес блюдо соответствии с морем, на берегу которого, он вел торговлю. Итак, мы находим в этом мидраше, что у каждого колена была своя причина для своего дара, и его размера. Поэтому в стихах перечислен каждый по отдельности как будто бы не был упомянут другой. В заключение они перечислены все вместе, для того чтобы это послужило намёком на то, что эти мысли пришли им в голову одновременно, и ни один из них не подумал, и не сделал раньше другого.

Итак, по мнению Рамбана, поскольку у каждого были свои намерения в принесении дара, каждый упомянут по отдельности, как будто другой не был упомянут до него. И это несмотря на то, что размер дара у всех был одинаков. «Саба из Слободки» поясняет это тем, что действие определяется намерениями совершающего это действие. И в зависимости от намерений меняется и само действие. Одно и то же действие — становится другим действием, в зависимости от намерений. Поэтому каждый дар написан по отдельности, так как другого такого же — действительно не было. Отсюда следует, что люди делающие, на первый взгляд, одно и то же, на самом деле, в зависимости от намерений, совершают разные поступки.

Выше мы привели вопрос Рамбана, из-за которого он не согласился с Раши, написавшем, что «перечисление было необходимо для того, чтобы научить нас, что все освященные предметы обладали одинаковым весом: если их взвешивали по отдельности — они весили одинаково, если же их взвешивали вместе — их совместный вес составлял столько же, сколько и должно было получиться при совместном взвешивании». Рамбан же написал об этом, что не видит в этом смысла: если это было чудо, то какая польза была в этом чуде? Если же это обыденность, и так происходит всегда при взвешивании, то зачем об этом упоминать в Торе?

«Сифтей хахамим» поясняет сказанное Раши следующим образом: действительно это было чудо, поскольку в обыденной жизни не бывает такого точного веса. Это пришло указать нам, что несмотря на то, что у каждого было свое намерение в принесении дара, тем не менее, поскольку каждый делал это ради Одного Всевышнего, то именно это послужило причиной, что у всех получилось одинаково. Другими словами, если человек делает во имя Всевышнего, то в конце концов у него получается то же, что и у его товарища, действовавшего с такими же чистыми намерениями, хотя они и исходили из разных причин и предпосылок. Таким образом, Раши высказана идея, прямо противоположная утверждению Рамбана: Рамбан утверждал, что в зависимости от намерений, даже внешне одинаковые действия являются разными, а по Раши, действия, сделанные из-за разных причин, но во имя Всевышнего, становятся одинаковыми внешне.

Здесь заключена глубокая мораль. Например, мы молимся, казалось бы, одни и те же молитвы, или совершаем одни и те же заповеди — но это не так, поскольку в зависимости от намерений, вложенных в них, они становятся разными — это другая молитва. И наоборот, мы пытаемся выделится, и сделать то, что выделит нас из общей массы, даже когда мы совершаем совместные действия. Однако, если бы мы действовали ради Всевышнего, а не ради выражения собственного эгоизма, то даже исходя из разных побуждений, мы бы совершали одинаковые действия.


В 5708-м году от Сотворения мира (1948-й г.) управление частью Эрец Исраэль вернулось к представителям еврейского народа, после 1884 лет изгнания, преследований, унижений — и ожидания избавления. Это произошло через 3706 лет после того, как Эрец Исраэль была обещана нам Всевышним, который Своей властью наделяет народы землями. Обещание это было частью союза, заключенного Им с праотцом Авраамом (Брит бейн а-бетарим, «Союз между рассеченными частями»). Читать дальше