Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Всё, что происходит с евреем, — это указание ему свыше в его служении Творцу»Рабби Исроэль Баал-Шем-Тов

Глава 32

2. Покидая двадцать лет назад дом своего отца, Яаков ויפגע במקום (повстречался с Вездесущим). Теперь же, когда он возвращался домой, ангелы встречали его. Явление Божественного Присутствия двадцать лет назад было для него очень важным событием: Яакову стало ясно, что Шехина желает вернуться на землю, чтобы, пока ангелы искали Бога на небесах, Слава Его жила на земле среди людей. Яакову дали понять, что он и его будущий народ должны трудиться, не жалея сил, чтобы заслужить возвращение на землю Божьей Славы. Но сейчас, когда свободный от всех обязательств Яаков впервые смог по-настоящему почувствовать себя главой независимой семьи, уже его возвращение рассматривалось ангелами как важное событие, ибо они впервые видели на земле такую семью. Яаков спокойно следовал своим путем, не осознавая собственной святости и святости своего дома, но Божьи ангелы рассматривали встречу с ним как великое событие.

8…. Как и прежде, Яаков и Эсав продолжают противостоять друг другу. Яаков — семейный человек, благословенный детьми, отягощенный заботами, усердно работающий, находящийсяв услужении. Эсав — вполне состоятельный человек. Несмотря на полученное благословение и право первородства, Яакову понадобилось двадцать лет тяжкого труда, чтобы добиться того, что сейчас он принес собой как величайшую награду, как величайшее завоевание: положение независимого отца семейства. Другие воспринимают это благословение как нечто само собой разумеющееся, данное от рождения, и Эсав — вполне состоятельный человек, уже обладал этими преимуществами, когда Яаков впервые покинул дом. За это время, пока Яаков своим трудом добивался счастья и создавал семью, Эсав превратился в политическую фигуру; он стал предводителем армии, главнокомандующим своих войск. Столь разительным был внешний контраст между Яаковом, который держал брата за пятку, когда они родились, и Эсавом, «состоятельным человеком».

Два непримиримых принципа противопоставлены друг другу в лице Яакова и Эсава, и исход борьбы между ними определяет ход мировой истории. Яаков представляет семейную жизнь; быть счастливым и делать счастливыми других; Эсав воплощает политическую власть и могущество. Этот конфликт длится тысячи лет: разве не достаточно быть просто человеком? Должны ли социальная структура и политическая власть приобретать значение только как средства достижения этого возвышенного человеческого устремления или же все «человеческое» в человеке, в его доме, семье существует только для того, чтобы служить поощрением для тех, кого политики решат наградить?

12. — 13. Яаков не получает ответа на свой горестный призыв; ответ придет к нему позже, с опытом, которым обогатят его последующие события.

14. В течение последующих веков галута народу Яакова пришлось использовать דורון ותפילה (подарки и молитвы) как средство выживания. Кроме обращенных к Богу молитв о помощи, народу пришлось умиротворять Эсава подарками из своего имущества, чтобы отвести его гнев. В подобном положении предок этого народа прибегал к такому же способу самосохранения.

19. Яаков придавал большое значение тому, чтобы пастух каждого стада убеждал Эсава в том, что он вот-вот встретит Яакова, но, вместо того чтобы лицом к лицу столкнуться с братом, Эсав видел перед собой еще один предназначенный ему дар. Благодаря своей психологической проницательности Яаков понимал, что таким образом можно умиротворить Эсава, и гнев его, разгорающийся в ожидании появления брата, всякий раз будет утихать при виде даров. Яаков считал свою уловку самым надежным способом, с помощью которого можно постепенно охладить и смягчить ярость Эсава.

25. По словам наших мудрецов, пыль, которую «подняли» эти два борца, «была пылью, которая поднялась до Божественного Трона». (Хулин 91а) Ибо эта борьба была прообразом борьбы, которая будет продолжаться в течение всей истории; она и является основным содержанием мировой истории.

Опыт, приобретенный Яаковом в ту ночь, явился ответом на его горестный призыв: пока ночь царит на земле, пока сознание человека затуманено, а путаница явлений превышает возможности разума, так что явления не могут быть понятыми надлежащим образом, Яакову следует ждать борьбы и конфликтов. По мнению наших мудрецов, Яаков будет сражаться с вооруженным державой, скипетром и мечом שרו של עשיו (ангелом Эсава) до тех пор, пока ночь не покинет землю. Яаков и сам понимал, что его противник — высшее существо, и он запечатлел это в названии, которое дал этому месту.

ויאבק איש עמו (и кто-то боролся с ним): не Яаков, а его противник нападает первым. Яаков только защищается.

27…. Противник Яакова может сражаться лишь пока на земле властвует ночь: в это время если он и не побеждает, то кажется более сильным. Но как только утро озарит землю, ситуация коренным образом меняется, и уже Яаков ставит условия прекращения борьбы. А условие, поставленное Яаковом для завершения борьбы и являющееся единственной целью поединка, — это признание того, что Яаков заслуживает благословения и поддержки, а не преследования, что признав это, и народы получат благословение, и таким образом осуществится обещание «и благословятся в тебе и в твоем потомстве все земные племена» (Берешит 28:14).

Поэтому Яаков говорит: «Всю ночь ты атаковал меня, показывая этим, что видишь во мне помеху и считаешь себя обязанным вести непрерывную борьбу, чтобы уничтожить меня. Но сейчас, когда зарождается день, ты отказываешься продолжать борьбу. Я же не прекращу поединка до тех пор, пока ты не признаешь меня, благословив меня». Цель истории не в том, чтобы принудить Яакова смешаться с массой народов. Как раз наоборот, народы должны прийти к пониманию того, что те самые принципы, которые защищал и отстаивал Яаков в этой борьбе, составляют также счастье и тех народов, которые примут эти принципы. Для их воплощения народы должны добровольно отдать весь свой духовный и материальный потенциал и на деле считать их осуществление своей единственной целью.

29. ותוכל — ПОСКОЛЬКУ ОДОЛЕЛ (доcл. «так как ты сумел»). «Ты совершил все, что хотел совершить. А я нет. Я хотел повергнуть тебя, но не смог этого сделать. Ты хотел одного — не быть поверженным, и ты достиг того, чего хотел». Такими остаются отношения между Яаковом и Эсавом и по сегодняшний день. И в политике, и в религии Эсав заявляет: «Вне меня нет спасения». Он считает, что его существование находится под угрозой до тех пор, пока кроме него существует Яаков, пока кроме него есть еще один элемент, претендующий на свое законное участие в создании мира. Для Израиля все истинно человеческое оправданно и неприкосновенно; да, Израиль провозглашает, что все истинно человеческое приобретет величайшую важность и достигнет расцвета, если усвоит то Духовное, что принесет Израиль, и сделает это духовное жизненной реальностью. Единственная награда, за которую будут сражаться Яаков с Эсавом, — это признание в форме благословения.

32. Мудрецы отмечают, что двадцатью годами раньше, когда Яаков отправился в свои скитания и подошел к границе родной земли, солнце для него закатилось. Наступила темнота. Теперь же, когда он вернулся домой, над ним вновь засияло солнце. Он остался непобежденным, несломленным, однако он стал хромать.

33…. Всякий раз когда потомки Израиля садятся есть, они должны вспоминать предостережение из хроник их скитаний: им следует с готовностью отказаться от бедренной жилы, символа той физической силы, которая была вынуждена уступить Эсаву. Они не должны думать, что их существование и безопасность зависят от силы такого сорта. То, что в отличие от Эсава они не вооружены мечом и даже не могут уверенно ходить по земле, не должно заставлять их чувствовать себя менее защищенными в их походе через века. Источник силы Яакова-Израиля в других, более высоких сферах, эту силу Эсав не может истощить. Если Яаков побежден, то это происходит не потому, что он уступает Эсаву физически, а потому что не понял, как сохранить для себя защиту своего Бога. И наоборот, если Израиль одолевает.то одолевает не благодаря прочному материальному основанию, поддерживающему его, а потому что Бог несет его на орлином крыле Своего Всемогущества.

Таково было переданное Яакову послание, и его нужно сохранить в сердцах и умах всего Израиля навечно…

Книга Берешит перечисляет четыре Богоустановленных института: שבת (Шабат), קשת (радуга), מילה (обрезание) и גיד הנשה (запрет есть бедренные жилы). Первые два важны для всего человечества; последние два имеют подобное же значение для еврейского народа. Шабат обеспечивает сохранение духовного и морального призвания всего человечества; обрезание гарантирует сохранение миссии Израиля. Радуга символ истории человечества; бедренная жила — символ еврейской истории. Но лишь моральный поступок человека и судьба, дарованная ему Богом, вместе определяют общую сумму жизни личности на земле.

Глава 33

1. Яаков видел, что подарки не обезоружили Эсава: он не распустил свои войска. Поэтому Яаков «разделил» и т.д. Наши мудрецы воспринимают все это описание как руководство к тому, каким должно быть наше поведение по отношению к Эсаву и державам, ему подобным. Отсюда мы узнаем, что даже если мы и полны доверия к Богу и Его обещаниям, тем не менее мы тоже должны действовать, чтобы помочь самим себе: אין סומכים על הנס («нельзя полагаться на чудеса»).

4. Одно короткое слово ויבכו (и они заплакали) убеждает нас, что в этот момент Эсав был охвачен чисто человеческими чувствами. Поцелуй может быть притворным; не таковы слезы, текущие в подобные минуты;… слезы приходят из самых глубин человеческой души. По этому поцелую и по этим слезам мы понимаем, что Эсав все-таки потомок Авраама.

18. שלם (неповрежденный) в полной, гармоничной, беспорочной «законченности», не только в физическом смысле, но, что наиболее важно, в моральном значении этого слова, с учетом опасностей дл нравственности, которым подвергается человек, когда он трудится, чтобы добиться материальной независимости… שלם обозначает совершенную гармонию, в особенности полное согласие между внутренними и внешними аспектами вещей… Подлинный мир, который заслуживает названия שלום и в общественной жизни не представляет собой порядок вещей, организованных по внешнему стереотипу. Он должен идти изнутри, он требует гармонии между общественной жизнью, какая она есть в реальности, и ее идеалом, т.е. какой она должна быть.

20. ויצב שם מזבח ויקרא לו. Два необычных термина. Про жертвенник обычно говорят «построил», «сделал», но никогда «установил».

Кроме того, говорится «воззвал Именем Всевышнего», но не «назвал себе», как здесь.

Слово «установил» относится к מצבה, одиночному камню, который символизирует природу, мемориал в честь того, что Бог дает нам. מצבה, которые воздвигали праотцы, отражали, прежде всего, признание ими Его царствования и управления природой и делами человека. Во времена отцов מצבה существавала наряду с מזבח, выстроенным из многих камней сооружением, выражающим посвящение Богу человеческой деятельности. Соответственно, מצבה в основном предназначалась для возлияний, как признание приходящего от Бога благословения, а מזבח — для жертвенных животных, как посвящение Богу всей жизни. С дарованием Торы מזבח не только сделался основной формой служения, но и полностью поглотил מצבה. С тех пор признание Бога источником наших судеб, отделенное от посвящения всей нашей внутренней и внешней жизни исполнению Его изреченной Воли, является по-настоящему греховным и запрещенным. С этого момента Бог больше не желает раскрываться в том, что Он дарует нам, но хочет раскрываться в том, что Он получает от нас… Понятно поэтому, почему מצבה уступает свое место מזבח, который становится и местом приношения животных, и местом совершения возлияний. Жертвенник своей конструкцией и символическим значением заявляет о своей миссии: посредством действий человека, с помощью Торы возвысить землю до уровня «Горы Бога»…

Вступление Яакова в будущую землю Торы знаменует поворотный момент превращения מצבה в מזבח. Здесь, на этой земле люди должны построить такой «монумент» Божественного Откровения, который раскрывал бы Бога посредством человеческих деяний и в них самих. Вопрос не только в том, чтобы признать, что человек получает все из рук Всевышнего и поблагодарить за это, но в том, чтобы превратить все земное и материальное в нечто, приносящее Богу высшее удовлетворение исполнением Его воли.

Поэтому сказано: «воззвал к себе», провозгласил себе и своему народу концепцию преобразования מצבה в מזבח. До него патриархи провозглашали миру Имя Всевышнего, провозглашали людям, что Бог не только сотворил мир тысячи лет тому назад, но и продолжает нести небо и землю; от Него непосредственно зависит каждое мгновение их существования. Но мысль, которую Яаков хотел выразить «устанавливая жертвенник», была обращена не к всему человечеству, а к нему самому: Всемогущий Бог, сотворивший небо и землю, должен быть и желает быть «Богом Израиля», Законодателем Израиля, различимым не только в судьбе Израиля и в его истории, но, превыше всего, в его поступках…

с разрешения издательства Швут Ами


Раби Ашер бар Йехиэль вошел в историю под прозвищем «Рош». И не зря: на иврите «рош» — это одновременно и «голова», и «глава-руководитель». Рабейну Ашер был величайшим мудрецом и главой поколения. Ему довелось жить и в Германии, и в Испании, и везде евреи считали Роша своим главой и учителем. На основе трудов и постановлений Роша его сын и ученик составил кодекс законов, который позже стал основой для Шульхан Аруха. Читать дальше