Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Примеры толкований закона на основе анализа текста

Помимо правил р.Ишмаэля и р.Акивы, Талмуд изоби­лует другими примерами толкования алахи, основанны­ми на анализе текста.

Мишна (Брахот 1:3) приводит спор между школами Шамая и Гилеля относительно чтения молитвы Шма. Анализируя стих: «И повторяй их твоим детям, и говори о них, сидя в своем доме и идя дорогою, и ложась, и вставая» (Дворам 6:7), школа Шамая утверждает, что этот стих Торы надо понимать буквально, т.е. человек должен читать Шма ночью, перед сном, и утром, когда он встает. Школа Гилеля оспаривает эту точку зрения и считает, что стих обязывает нас читать Шма в те часы, когда люди обычно ложатся и встают.

Р.Йошиа и р.Йонатан по-разному толкуют текст, ос­новываясь на применении союзов в Торе. Санхедрин 66а излагает оба мнения:

Чему учит нас выражение аш (всякий человек) в стихе «Ибо всякий, кто будет злословить своего отца и свою мать, смерти предан будет; своего отца и свою мать злословил, кровь его на нем» (Ваакра 20:9). Здесь имеется в виду и дочь, и че­ловек неопределенного пола, и гермафродит (т.е. и они наказываются смертью за указанное пре­ступление). Фраза «…кто будет злословить своего отца и свою мать» показывает нам, что этот закон относится к тому, кто злословит обоих родителей. Почему же мы делаем вывод, что он одинаково относится и к тому, кто проклинает либо своего отца, либо свою мать? Потому что стих говорит: «кто будет злословить своего отца и свою мать… (и затем добавляет) своего отца и свою мать он злословил…»

«Злословит» относится и к «отцу», и к «матери» и подразумевает, что закон распространяется на то­го, кто злословит даже кого-нибудь одно из роди­телей. Такова точка зрения р.Йошиа. Р.Йонатан говорит: «Первая половина этого стиха подразу­мевает того, что злословит одного из родителей… так как он не утверждает “отца и мать вместе”. Во второй части нам преподан другой урок».

В отличие от школ Гилеля и Шамая, р.Йошиа и р.Йонатан никогда не расходились во мнении об алахе. Их разногласия касались лишь способов, с помощью которых она могла быть выведена из текста Торы.

Другая форма алахической дедукции, распространен­ная в Талмуде, называется мидраш аигайон — логическое толкование. Этот метод отличается от свары тем, что, интерпретируя текст, не устанавливает новых алахот. Например, предписывается в Дварим 24:6: «Да не берет (никто) в залог ни мельницы, ни верхнего жернова, ибо душу берет таковой в залог». В Бава Мециа 9:13 мудрецы включают в это правило не только мельницу, но любую утварь для приготовления пищи, ибо Тора говорит: «душу (должника) он берет».

Этот тип логической дедукции используется раввинами везде, где того требует текст Торы. В Шмот 12:6 мы читаем: «…Пусть зарежет (пасхальную жертву) все со­брание общины…» Талмуд задает естественный вопрос:

Разве вся община совершала жертвоприношение? Безусловно, только один человек режет жертву (для других). Итак, мы видим, что действие пред­ставителя считается как бы совершенным каж­дым.

(Кидушин 416)

И, наконец, алахическое толкование может также ог­раничивать применение закона. Тора учит: «Не может войти амонитянин и моавитянин в общество Г-сподне… (т.е. не может жениться на еврейке)… За то, что не встретили они вас с хлебом и водою на пути, когда вы вышли из Египта…» (Дварим 23:4—5). Мудрецы пришли к заключению, что женщины — амонитянки и моавитянки — могут выходить замуж за евреев, поскольку сказуемое в стихе стоит в мужском роде и именно мужчины обязаны были встречать и приветствовать гостей, а не женщины (Евамот 77а).

с разрешения издательства Швут Ами


Речь — то, что выделяет человека из мира животных. Еврейские законы речи называются шмират-алашон, охрана речи. Тора призывает нас удалить из своей речи злословие, лашон-ара, а также сквернословие и пустословие. Речь делает тайное явным и обладает такой силой, что может изменять человека и его мысли, и даже мир — как материальную его часть, так и духовную. Важно и то, что мы говорим, и то, в какую форму мы облекаем наши высказывания Читать дальше

Речь, пророчество и пустословие

Акива Татц,
из цикла «Маска Вселенной»

Функция речи аналогична функции размножения: в нижнем мире тело производит на свет потомство, физическое существо в образе ребенка. У высшего мира, головы, другая «продукция» — слова, речь. Если дети — это внешнее проявление жизнедеятельности родительского тела, то слова — внешнее выражение мыслительной деятельности говорящего.

Слова — реальные и нереальные

Акива Татц,
из цикла «Маска Вселенной»

Слова представляют собой саму среду Творения, поэтому тот, кто правильно понимает слова, поймет и составляющие элементы Творения.

Духовный смысл очищения от квасного

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Избранные главы из книги «Книга нашего наследия»

Ликутей Амарим — Тания. Глава 8

Рабби Шнеур-Залман Бааль аТания,
из цикла «Тания»

Главы из книги

«Совершенная Мера» 7. О пустословии и его противоположности — усердии в Торе, и о разнице между занятием Торой и остальными заповедями

Раби Элияу миВильна Виленский Гаон,
из цикла ««Совершенная Мера» (Эвен Шлема)»

О пустословии и его противоположности - усердии в Торе, и о разнице между занятием Торой и остальными заповедями

Что стоит за общением между супругами

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Мужья разговаривают, чтобы передать информацию, жены же используют вербальные функции для укрепления внутрисемейной связи. О необходимости слушать других.

Береги свою речь. Красота речи

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Береги свою речь»

Если вникнуть в суть ежедневно произносимых нами слов, можно увидеть, что они в большей степени, чем любая другая сфера человеческой деятельности, определяют и формируют нашу суть.

Ликутей Амарим — Тания, часть IV. Послание пятое

Рабби Шнеур-Залман Бааль аТания,
из цикла «Тания»