Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Для неспе­циалиста формула не имеет смысла, но для ученого она логична

Драш

Второй метод, используемый для восстановления за­бытых частей Устной Торы (или для установления новых алахических правил), основан на толковании текста.

Называется этот способ драш или, точнее, мидраш алаха, что можно перевести как «выведенная алаха». Драш — это проникновение во внутренний, логически подразумеваемый смысл конкретного текста, во внут­реннюю связь его слов, проникновение, основанное на специфических правилах интерпретации текста. Сказано:

«И вот правила, которые ты (Моше) изложишь перед ними» (IIIмот 21:1). Р.Ишмаэль говорит: «Это тринадцать правил для толкования Пись­менной Торы, которые Моше получил на Синае».

(Мидраш Агадоль, Шмот)

Хотя эти правила принято приписывать р.Ишмаэлю, из Мидраша ясно, что они были известны уже Моше. Р.Ишмаэль сгруппировал их в тринадцать категорий. Для выведения алахот из Торы мудрецы использовали тысячи драшот, и все же почти все они укладываются в рамки тринадцати принципов толкования. Некоторые типы драша не входят, в строгом смысле, в эти три­надцать правил, но классические методы толкования Торы и восстановления трактовок в целом подпадают под указанные категории.

Хотя мы различаем принципы драша и логического умозаключения (свара), драш также опирается на логику. Отличие драша от свары в том, что он использует лишь общие правила логики и обычно применяется в случаях, когда в Письменной или Устной Торе есть материал, позволяющий произвести специфическое «извлечение» алахи.

Драш подобен математической формуле. Для неспе­циалиста формула не имеет смысла, но для ученого она логична. Правила драша могут показаться совершенно произвольной игрой слов. Однако мудрецы, глубоко зная и понимая Тору, умели использовать его для вос­становления того, что было забыто, и находить опору для новых законов в тексте Письменной Торы. Извлече­ния, сделанные с помощью драша, не являются чем-то новым. Они оформляют в слове содержащиеся в Торе истины, которые иначе остались бы скрытыми.

Как мы уже видели, драш находит также письменное обоснование для многих известных алахот и облегчает восстановление забытых законов Устной Торы. Этот ме­ханизм обеспечивает целостность алахи, применяя его, мы можем быть уверены, что соблюдаем те же самые заповеди, что были даны на Синае.

Процесс толкования Торы начался сразу после того, как она была дана. Сказано также (Темура 16а), что многие законы были забыты после смерти Моше. Нам известно, что «…Эзра посвятил свое сердце разъяснению Торы Г-сподней и исполнению (ее), и обучению Израиля постановлениям и законам» (Эзра 7:10).

Талмуд (Песахим 70) называет Шемаю и Автальона — двух мудрецов из ранних таннаев — великими муд­рецами и великими толкователями (даршаним). Однако сами правила толкования впервые упоминаются в связи с Гилелем, который разделяет их на семь разрядов Он не изобрел сами правила — он привел их в систему, удобную для общего пользования.

К концу 1 в.н.э. два ученика р.Йоханана бен Закая — р.Нехунья бен Акана и р.Нахум (Иш Гамзу) — сфор­мулировали два дополнительных правила толкования. Эти правила представляют собой два подхода к толко­ванию Торы, которые нашли свое выражение в школах р.Ишмаэля и р.Акивы. Р.Ишмаэль — ученик р.Нехуньи бен Аканы — строит свои разъяснения на том принципе, что «Тора говорит на языке человека (Санхедрин 646). Это значит, что не каж­дое слово в Торе призвано учить новым законам: возмож­ны повторы, сделанные из соображений стилистики». С другой стороны, р.Акива утверждал, что каждый стих и слово Торы даны для толкования, равно как и короны над буквами. Он даже разъяснил все значения соедини­тельного союза «и» в Торе (Евамот 686). Р.Ишмаэль прежде всего стремился объяснить значение текста в целом, а р.Акива сосредоточил свое внимание на толко­вании каждой части в отдельности.

В основном две эти школы спорили не о алахе, а о том, как извлекать ее из текста. Например, оба они — и р.Ишмаэль, и р.Акива — в соглашались в том, что доставка разводного письма в дом жены равносиль­на личному вручению. Но они не сходились в обо­сновании закона в тексте Торы. Р.Ишмаэль утвер­ждал: когда в Торе говорится, что документ о разводе должен быть передан «в руку ей» (Дворам 24:1), эти слова не надо понимать буквально, поскольку они от­носятся к ее владению, по аналогии со сказанным в Бемидбар 21:26: «…И отнял всю его землю из его руки до Арнона». Р.Акива утверждает, что Тора повторяет эту фразу двумя стихами ниже, чтобы расширить понятие «рука» и включить сюда также и понятие «домашнего владения».

Хотя подход р.Ишмаэля был принят большинством мудрецов, для нас очень важны алахические толкования обеих школ. Именно р.Ишмаэль развил семь разрядов толкования, сформулированных Гилелем, в тринадцать правил толкования. Но, безусловно, и метод р.Ишмаэля, и метод р.Акивы должны рассматриваться как «слова живого Б-га».

с разрешения издательства Швут Ами


Йеуда, который умел нести ответственность за свои поступки, удостоился стать родоначальником царской династии. Постараемся понять, в чем именно проявляется ответственность, и как, согласно Торе, можно стать ответственным человеком? Читать дальше