Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
По материалам газеты «Истоки»

Талит и кисти цицит на нем являются принадлежностью исключительно еврейской одежды. Встретив человека с цицит, можете не сомневаться — перед вами еврей. Кисти цицит представляют собой плетенные узелками концы нитий, прикрепленных к краям прямоугольных полотнищ, одно из которых — талит катан, малый талит — надевают под рубашку или пиджак, а второй — талит гадоль, большой талит ­накидывают на плечи во время молитвы.

Тора повелевает евреям (Бемидбар 15): «Чтобы сделали себе цицит (кисти) на краях своих одежд… (Будете смотреть на цицит) и вспомните обо всех заповедях Всевышнего, и будете исполнять их».

Отсюда видим, что у заповеди цицит есть своя цель: напоминать еврею обо ВСЕХ заповедях, тем самым как бы подталкивая к их исполнению. И действительно, в форме кисти цицит (8 нитей и 5 узлов на каждой, итого — 13 элементов) и в самом слове цицит (числовое значение 600) скрыт намек на 613 заповедей Торы.

На протяжении всего светлого дня носят талит катан с цицит на нем — так выполняется заповедь цицит. Талит надевают сразу после утреннего омовения рук. Размер талит, необходимый для того, чтобы его можно было назвать одеждой:116 на 58 сантиметров (по другому мнению — 98 на 49). При надевании надо произнести специальную браху ­аль мицват цицит, которая приведена во всех сидурах. До этого надо проверить, все ли нити и узлы целы. Во время утренней молитвы еврей покрыт в талит гадоль, на котором тоже есть нити цицит. Перед накидыванием произносят другую браху — леитатеф бацицит. При повторном надевании (например, если между молитвами надо было выйти в туалет) браха не произносится.

Следует следить за тем, чтобы талит гадоль не висел на шее, а окутывал плечи, иначе — он не часть одежды.

Мудрецы сказали: «Если на дверях еврейского дома — мезуза, на его одежде — цицит, а на голове — тфилин, можно быть уверенным, что он далек от греха».

БлОготворительность рава Реувена Пятигорского


Старым городом называют часть Иерусалима в пределах средневековых городских стен. Старый город — сердце Иерусалима и центр всего мира, ведь именно здесь стоял Храм и именно сюда устремятся все евреи, когда придет Машиах Читать дальше

Навеки мой Иерусалим 1.Британский мандат 1917-1948

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

В 1920 году верховная власть Великобритании в Палестине получила официальное признание в форме мандата, предоставленного Лигой Наций. Британия должна была управлять делами в стране до тех пор, пока коренное население — еврейское и арабское — не достигнет политической зрелости и готовности к независимому самоуправлению.

Навеки мой Иерусалим 4. Стена Плача

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Арабы творили там все, что им заблагорассудится, а английские военнослужащие, присланные британскими властями специально для поддержания порядка, при любом инциденте неизменно смотрели в другую сторону

Навеки мой Иерусалим 15. Папин завет

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Впереди — изрыгающие огонь мортиры, позади — банды арабов, и со всех сторон — снайперы. На этот раз чуда не произошло, море врагов не расступилось перед нами.

Навеки мой Иерусалим 2. Новый дом на старом месте

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

1948 год, Еврейский квартал Иерусалима захвачен врагами

Навеки мой Иерусалим 13. Мрачные пророчества

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Я старательно прислушивалась, пытаясь определить, кто же беседует в столь поздний час. Впрочем, это недолго оставалось загадкой, поскольку голоса становились все громче и громче.

Навеки мой Иерусалим 33. В обратный путь

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Снова была война, и вновь ожили наши воспоминания. Затхлая кладовая, мощные взрывы, кошмарные разрушения.

Навеки мой Иерусалим 32. Вид с горы Сион

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Смотровая площадка на горе Сион всегда была переполнена людьми. Может быть, героине удастся увидеть оставленный дом?

Навеки мой Иерусалим 3. Старый город

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Квартирка, которую мы снимали в Батей Махасэ, состояла из просторной жилой комнаты и маленькой кухоньки размером один метр на два