Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Сын и ученик основателя хасидского двора, выдающийся хасидский наставник

Раби Йехезкель бар Меир-Йехиэль Алеви Гольшток из Островца (5647-5703 /1887-1943/ гг.) — выдающийся хасидский наставник.

Сын и ученик основателя хасидского «двора» в Островце р. Меира-Йехиэля Гольштока (Гаон из Островца).

Был раввином в небольших городках на западе Белоруссии.

В 5688 /1928/ году, после смерти отца, р. Йехезкель сменил его во главе «двора» в Островце.

Отличался исключительной личной святостью и вдохновенной страстностью своих молитв — слова молитв он, как правило, произносил громовым голосом, подобным рычанию льва (Гдолей адорот).

Написал книгу Кодшей Йехезкель («Святыни Йехезкеля»), посвященную порядку храмового служения и законам жертвоприношений.

Основал сеть ешив, названных в память об отце Бейт Меир («Дом Меира»).

Когда нацисты оккупировали западную часть Польши и до Островца стали доходить первые известия об уничтожении целых еврейских общин, р. Йехезкель отправился со своими ближайшими учениками к могиле отца и молился там в течение целого дня. Он вложил в склеп отца записку, на которой среди прочего написал: «Иди и предстань перед Троном Его славы, моли и проси Его сжалиться над евреями — опасность чересчур велика». По свидетельству его ученика, р. Йехезкель предвидел, что приговор евреям Восточной Европы уже вынесен и поэтому молился за спасение евреев Земли Израиля и Америки (Ки эш кадха беапи с.128).

С началом нацистской оккупации Белоруссии он был заключен в гетто, созданное в Островце.

Его дом в гетто оставался центром сбора хасидов — в шабат он по-прежнему устраивал тиш (хасидское застолье), во время которого пелись песни и произносились толкования Торы (Бесетер раам с.100).

Нацисты, которые охотились в первую очередь за еврейскими лидерами, арестовали р. Йехезкеля — над ним глумились, выбрили ему половину бороды. Хасидам удалось организовать его побег — его спрятали в другом гетто, расположенном в городке Кузмир. Узнав о том, что он скрывается именно в этом городе, гестапо потребовало от местного юденрата выдать его — в противном случае нацисты угрожали уничтожением всего тридцатитысячного населения кузмирского гетто. Тогда десять евреев явились к руководителю местного гестапо и предложили, чтобы нацисты казнили их вместо р. Йехезкеля. Гестаповец рассмеялся их наивности и сказал: «Так и быть — умрете вместе с вашим раввином» (Ки эш кадха беапи с.128; Бесетер раам с.100).

Когда р. Йехезкелю стало известно о требовании гестапо, он сказал охранявшим его хасидам: «Лучше я буду жертвоприношением за всю общину — а не наоборот». Десятого тевета 5703 /1943/ года, после утренней молитвы, он окунулся в микву, облачился в белые одежды, талит и тфилин — и вышел к нацистам. В тот же день его расстреляли на площади перед синагогой — вместе с десятью евреями, предложившими свои жизни за него. Перед смертью р. Йехезкель громовым голосом произнес: «Шма, Исроэль…! — Слушай, Израиль, Г-сподь — наш Б-г, Г-сподь един!» (Ки эш кадха беапи с.128; Бесетер раам с.100,416).

Хасидам удалось похоронить его в соответствии с еврейским обычаем (Ки эш кадха беапи с.128).


Старым городом называют часть Иерусалима в пределах средневековых городских стен. Старый город — сердце Иерусалима и центр всего мира, ведь именно здесь стоял Храм и именно сюда устремятся все евреи, когда придет Машиах Читать дальше

Навеки мой Иерусалим 1.Британский мандат 1917-1948

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

В 1920 году верховная власть Великобритании в Палестине получила официальное признание в форме мандата, предоставленного Лигой Наций. Британия должна была управлять делами в стране до тех пор, пока коренное население — еврейское и арабское — не достигнет политической зрелости и готовности к независимому самоуправлению.

Навеки мой Иерусалим 4. Стена Плача

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Арабы творили там все, что им заблагорассудится, а английские военнослужащие, присланные британскими властями специально для поддержания порядка, при любом инциденте неизменно смотрели в другую сторону

Навеки мой Иерусалим 15. Папин завет

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Впереди — изрыгающие огонь мортиры, позади — банды арабов, и со всех сторон — снайперы. На этот раз чуда не произошло, море врагов не расступилось перед нами.

Навеки мой Иерусалим 2. Новый дом на старом месте

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

1948 год, Еврейский квартал Иерусалима захвачен врагами

Навеки мой Иерусалим 13. Мрачные пророчества

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Я старательно прислушивалась, пытаясь определить, кто же беседует в столь поздний час. Впрочем, это недолго оставалось загадкой, поскольку голоса становились все громче и громче.

Навеки мой Иерусалим 33. В обратный путь

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Снова была война, и вновь ожили наши воспоминания. Затхлая кладовая, мощные взрывы, кошмарные разрушения.

Навеки мой Иерусалим 32. Вид с горы Сион

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Смотровая площадка на горе Сион всегда была переполнена людьми. Может быть, героине удастся увидеть оставленный дом?

Навеки мой Иерусалим 3. Старый город

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Квартирка, которую мы снимали в Батей Махасэ, состояла из просторной жилой комнаты и маленькой кухоньки размером один метр на два