Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Если человек уважает отца и мать, Творец, благословен Он, говорит: Это значит, что он чтит Меня»Вавилонский Талмуд, Трактат Нида 31а
Сын и ученик основателя хасидского двора, выдающийся хасидский наставник

Раби Йехезкель бар Меир-Йехиэль Алеви Гольшток из Островца (5647-5703 /1887-1943/ гг.) — выдающийся хасидский наставник.

Сын и ученик основателя хасидского «двора» в Островце р. Меира-Йехиэля Гольштока (Гаон из Островца).

Был раввином в небольших городках на западе Белоруссии.

В 5688 /1928/ году, после смерти отца, р. Йехезкель сменил его во главе «двора» в Островце.

Отличался исключительной личной святостью и вдохновенной страстностью своих молитв — слова молитв он, как правило, произносил громовым голосом, подобным рычанию льва (Гдолей адорот).

Написал книгу Кодшей Йехезкель («Святыни Йехезкеля»), посвященную порядку храмового служения и законам жертвоприношений.

Основал сеть ешив, названных в память об отце Бейт Меир («Дом Меира»).

Когда нацисты оккупировали западную часть Польши и до Островца стали доходить первые известия об уничтожении целых еврейских общин, р. Йехезкель отправился со своими ближайшими учениками к могиле отца и молился там в течение целого дня. Он вложил в склеп отца записку, на которой среди прочего написал: «Иди и предстань перед Троном Его славы, моли и проси Его сжалиться над евреями — опасность чересчур велика». По свидетельству его ученика, р. Йехезкель предвидел, что приговор евреям Восточной Европы уже вынесен и поэтому молился за спасение евреев Земли Израиля и Америки (Ки эш кадха беапи с.128).

С началом нацистской оккупации Белоруссии он был заключен в гетто, созданное в Островце.

Его дом в гетто оставался центром сбора хасидов — в шабат он по-прежнему устраивал тиш (хасидское застолье), во время которого пелись песни и произносились толкования Торы (Бесетер раам с.100).

Нацисты, которые охотились в первую очередь за еврейскими лидерами, арестовали р. Йехезкеля — над ним глумились, выбрили ему половину бороды. Хасидам удалось организовать его побег — его спрятали в другом гетто, расположенном в городке Кузмир. Узнав о том, что он скрывается именно в этом городе, гестапо потребовало от местного юденрата выдать его — в противном случае нацисты угрожали уничтожением всего тридцатитысячного населения кузмирского гетто. Тогда десять евреев явились к руководителю местного гестапо и предложили, чтобы нацисты казнили их вместо р. Йехезкеля. Гестаповец рассмеялся их наивности и сказал: «Так и быть — умрете вместе с вашим раввином» (Ки эш кадха беапи с.128; Бесетер раам с.100).

Когда р. Йехезкелю стало известно о требовании гестапо, он сказал охранявшим его хасидам: «Лучше я буду жертвоприношением за всю общину — а не наоборот». Десятого тевета 5703 /1943/ года, после утренней молитвы, он окунулся в микву, облачился в белые одежды, талит и тфилин — и вышел к нацистам. В тот же день его расстреляли на площади перед синагогой — вместе с десятью евреями, предложившими свои жизни за него. Перед смертью р. Йехезкель громовым голосом произнес: «Шма, Исроэль…! — Слушай, Израиль, Г-сподь — наш Б-г, Г-сподь един!» (Ки эш кадха беапи с.128; Бесетер раам с.100,416).

Хасидам удалось похоронить его в соответствии с еврейским обычаем (Ки эш кадха беапи с.128).


Биография духовного лидера и ведущего законоучителя своего поколения Читать дальше