Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Если не я для себя, то кто для меня? Если я только для себя, то что я? Если не теперь, то когда же?»Пиркей Авот 1, 14
Выдающийся законоучитель и хасидский наставник. Родился в галицийском городе Тарногруде — в южной части Польши, отошедшей при разделе страны к Австро-Венгрии.

Раби Хаим бар Арье-Лейб Хальберштам (р. Хаим из Цанза, Диврей Хаим; 5557-5636 /1797-1876/ гг.) — выдающийся законоучитель и хасидский наставник.

Родился в галицийском городе Тарногруде — в южной части Польши, отошедшей при разделе страны к Австро-Венгрии.

Впоследствии р. Хаим вспоминал, что в четыре года он, наблюдая за учениями солдат, обратил внимание на то, как старательно солдаты выполняют каждый приказ своих командиров. Мальчик подумал: если даже солдаты всеми силами стремятся выполнить приказ офицеров, то тем более и мы, евреи, составляющие воинство Владыки владык, обязаны всеми силами выполнять приказы Всевышнего — а для этого их необходимо хорошо знать. В тот же день мальчик взялся изучать «Книгу заповедей», составленную Рамбамом — и запомнил всю ее наизусть (Маасей авотейну, Экев).

Изучал Тору под руководством отца, возглавлявшего раввинский суд в Тарногруде. Прославился под именем «илуй (вундеркинд) из Тарногруда».

Учился у целого ряда хасидских наставников — в том числе, у знаменитого кабалиста р. Цви-Гирша из Жидичева, старшего брата р. Сендера из Комарно, а также у р. Сар-Шалома Рокеаха, основателя хасидского «двора» в галицийском городе Белзе.

По завершении периода ученичества возглавлял общину местечка Родник. В 5590 /1830/ году он стал раввином галицийского городка Цанза (Санца), а спустя год возглавил в Цанзе новый хасидский «двор».

Р. Хаим прославился своей благотворительной деятельностью: он отдавал все свои деньги бедным, а когда кошелек пустел, занимал новую сумму, закладывая субботний подсвечник или кубок для кидуша, а порой и свою подушку и одеяло. Поток нуждающихся не пресекался в течение всего дня, и к ночи р. Хаима неизменно оставался без гроша — все годы он жил в крайней бедности.

Когда ему указывали на то, что мудрецы Талмуда запретили тратить на благотворительные нужды больше пятой части своих доходов, р. Хаим объяснял: этот запрет относится лишь к тому, кто выполняет заповедь цдаки, — но тому, кто хочет искупить свои грехи и спасти душу, никакого предела не поставлено (Кдушат Цион, Ваеце).

Если денег взять было решительно неоткуда, р. Хаим изыскивал иные способы помощи беднякам. Однажды в канун шабата, после полудня, к нему пришла бедная торговка яблоками: со слезами на глазах она рассказала, что весь день простояла со своей корзиной на базарной площади и все же не сумела продать ни одного яблока — и теперь ей не на что купить еду для шабата. «Пойдем со мной!» — позвал р. Хаим. Взяв корзину из ее рук, р. Хаим стремительно направился на базар и стал выкрикивать во весь голос: «Яблоки на шабат! Евреи, яблоки на шабат!». Начался ажиотаж — каждый почитал за честь для себя купить хотя бы одно яблоко из рук праведника. В минуту корзина опустела, р. Хаим передал деньги женщине и сказал: «Вот твоя выручка! Поспеши приготовить все необходимое для шабата!» (Гдолей адорот).

С каждым годом все больше хасидов приходило в Цанз за советом и благословением — и все приносимые ими пидьёнот (денежные дары) р. Хаим в тот же день распределял среди неимущих. Ежедневно через его руки проходили огромные суммы: на эти деньги р. Хаим выдавал замуж бедных невест, содержал сирот, поддерживал сотни бедных семей.

Рассказывают, что однажды младшая дочь попросила у него денег на новые ботинки — вместо старых, порвавшихся, но р. Хаим ей отказал. Спустя некоторое время к нему с такой же просьбой пришла дочка бедного меламеда. Р. Хаим немедленно дал ей деньги и наказал купить самые лучшие ботинки. Один из его учеников набрался смелости и спросил: «Объясните, наставник, чем Ваша дочь хуже других девушек?» Р. Хаим сказал: «Дочь раввина и в рванных ботинках будет пользоваться уважением, а вот если дочь бедняка-меламеда будет ходить в рваных ботинках, ею станут пренебрегать» (Гдолей адорот).

Р. Хаим с благодарностью и любовью принимал все, что приносила ему жизнь, и даже самые страшные беды — потому что понимал, что единственным источником всего происходящего является Творец мира.

Рассказывается, что, когда в канун шабата умерла его замужняя дочь, оставив нескольких малолетних сирот, р. Хаим встречал шабат с той же радостью, как обычно. В этот день он рассказал своим ученикам притчу: «Когда человека, идущего по улице, кто-то неожиданно хлопает по спине, — он, как правило, оборачивается. Если он видит, что его ударил неизвестный чужой человек, он начинает гневаться и кричать. Но если его хлопнул по спине близкий друг, он радостно здоровается с ним и обнимает его — и даже если тот крепко ударил его по спине. Меня ударил мой Друг! Мой самый лучший Друг!» (там же).

Искренняя и глубокая молитва накрепко связывала его с Всевышним.

Однажды ему рассказали о том, что знаменитый законоучитель р. Мешулам Игра был вынужден во время молитвы больно кусать свою руку — иначе он никак не мог отвлечься от головоломных размышлений по поводу Торы, целиком захватывающих его сознание. «Благодарение Всевышнему, — отреагировал р. Хаим, — когда я встаю на молитву, я вообще забываю, что в мире есть Тора» (там же).

Р. Хаим пользовался высочайшим авторитетом законоучителя — как в среде хасидов, так и в среде миснагдим (противников хасидизма).

Его многочисленные респонсы собраны в книгу Диврей Хаим («Живые речения»).

Под таким же названием, Диврей Хаим, вышли в свет его толкования Пятикнижия.

Его книги выдержали много изданий и очень широко изучаются.

Р. Хаим из Цанза умер двадцать пятого ниссана 5636 /1876/ года.

Во главе хасидского «двора» в Цанзе его сменил сын и ученик р. Аарон Хальберштам (5586-5666 /1826-1906/ гг.). Пятеро других сыновей р. Хаима также стали авторитетными руководителями хасидских общин.

С разрешения издательства Швут Ами


Моавитяне стали кочевым племенем, и со временем они образовали свое государство на землях к востоку от Мертвого моря, которые сегодня находятся на территории Иордании. Во времена Торы Моав был густо заселен, многие его города были обнесены крепостными стенами. Сами моавитяне были язычниками Читать дальше

Машиах и геула

Акива Татц,
из цикла «Жить вдохновенно»

Главная особенность мессианского откровения состоит в том, что оно остается скрытым до того момента, пока реально не произойдет. Его невозможно предсказать; никакие мистические изыскания не помогут узнать, когда оно наступит.

Мидраш рассказывает. Недельная глава Дварим

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Пересказ Мидрашей на недельную главу Торы.

Рут и семя Машиаха 5. Брак по левирату и брак с моавитянкой

Рав Носон Шерман,
из цикла «Рут и семя Машиаха»

Обычай, согласно которому после смерти мужа бли­жайший его родственник должен восстановить его род от его жены, т. е. брак по левирату, впервые упоми­нается в Торе в том месте, где речь идет о смерти Эра, первенца Иеуды

«Насо» («Определи число»), Шавуот

Рав Бенцион Зильбер

Материалы рассылки за 5769 год