Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Выдающийся законоучитель и исследователь Талмуда

Раби Шломо бар Йехиэль Лурия (Мааршаль; ок. 5270-5334 /ок. 1510-1573/ гг.) — выдающийся законоучитель и исследователь Талмуда.

Происходил из рода царя Давида — по генеалогической линии, идущей через великого комментатора Торы Раши (см.).

Родился в Польше в семье выходцев из немецкого города Вормса.

Изучал Тору у отца, а затем и у жившего в Познани деда (по материнской линии) р. Ицхака Клойбера из Вормса. Учился также у львовского раввина р. Келонимуса Кальмана (см.). Впоследствии женился на его дочери.

В молодые годы р. Шломо Лурия был раввином г. Бриска (Бреста); в сорок лет стал раввином Острога, крупнейшего города на Волыни, а в 5319 /1558/ году сменил умершего р. Шломо Шахно (см.) во главе ешивы г. Люблина, а затем и на посту люблинского раввина.

Отражением этого высокого статуса стало имя, под которым он вошел в историю еврейской мысли: Мааршаль — аббревиатура слов Морейну арав Шломо Лурия (наш учитель раввин Шломо Лурия).

В отличие от своего предшественника, р. Шахно, который широко использовал в преподавании пилпуль (метод эвристического анализа текста), Мааршаль предостерегал от излишнего увлечения любого рода словесной эквилибристикой — в руководимой им ешиве занятия были сосредоточены на точном выяснении требований закона.

В то же время Мааршаль не одобрял тот путь законотворчества, которым шли его великие современники р. Йосеф Каро (см.) и р. Моше Исерлис (Рамо; см.): те стремились создать сборники готовых алахических выводов — венцом их усилий и стал кодекс р. Йосефа Каро Шульхан арух (Накрытый стол), сопровождаемый комментарием Рамо Мапа (Скатерть). Мааршаль опасался, что, если евреи смогут «брать» законы в готовом виде, как бы с «накрытого стола», со скатерти-самобранки, они перестанут изучать Талмуд — а это неминуемо приведет к ошибкам в применении закона.

Свой подход к установлению законодательных норм Мааршаль блистательно реализовал в книге Ям шель Шломо (Море Шломо), которая включала в себя хидушим (аналитические заметки) к шестнадцати трактатам Талмуда (сохранилась лишь часть этой книги, содержащая заметки к семи трактатам). Каждый раздел своей книги он начинал с анализа талмудического фрагмента, являющегося источником рассматриваемого закона, затем давал основательный критический обзор мнений мудрецов прошлых поколений и лишь в заключение предлагал законодательный вывод — псак.

Не менее существенным вкладом Мааршаля в талмудические исследования стали его краткие пометки на полях тех томов Талмуда, с которыми он работал. Эти записи содержали примечания и редакционные изменения: используя старинные рукописи, Мааршаль уточнял напечатанный текст Талмуда, и ему удалось исправить многие ошибки, внесенные переписчиками.

Сыновья и ученики Мааршаля собрали эти заметки и издали отдельной книгой, получившей название Хохмат Шломо (Мудрость Шломо). В новом издании Талмуда, выпущенном в Стамбуле в 5348 /1588/ году, значительная часть поправок Мааршаля была внесена в талмудический текст, а оставшиеся заметки — под названием Хохмат Шломо — были помещены в приложениях к каждому тому. В классических изданиях Талмуда уже не указывается, какие поправки и коррективы были сделаны Мааршалем, — они стали интегральной частью талмудического текста, а также комментариев Раши и Тосафот.

Наиболее выдающимися из учеников Мааршаля были р. Мордехай Яфе (Бааль Алевушим; см.) и р. Йеошуа Фальк (Пришаведриша; см.) — духовные лидеры следующего поколения мудрецов Польши.

Согласно преданию, в свои последние годы Мааршаль изучал кабалу у цфатского посланника р. Исраэля Саруга, прибывшего в Польшу, — Мааршаль воспринял от него сокровенное учение р. Ицхака Лурии (Аризаля; см.), своего близкого родственника по линии отца.

Р. Шломо Лурия, вошедший в еврейскую историю под именем Мааршаль, умер в Люблине двенадцатого кислева 5334 /1573/ года.

В книге Шем агдолим (Имена великих), содержащей биографии выдающихся мудрецов Торы, повествуется: под ешивой Мааршаля, на первом этаже, в течение долгих лет располагалась лавка зеленщика. Хозяин лавки, которого звали Авраам, вел очень скромный и замкнутый образ жизни — в будние дни недели он, как правило, ночевал в каморке, расположенной в самой его лавке. Однажды, когда поздно ночью Мааршаль вышел из ешивы, он услышал голос Авраама-зеленщика, громко и нараспев произносящего слова священных книг. Прислушавшись, Мааршаль понял, что его сосед изучает одну из сложнейших проблем Талмуда, — и более того, разрабатывает удивительно глубокое и точное решение этой проблемы. Но когда Мааршаль обратился к соседу с прямым вопросом, касающимся этой проблемы, тот начал изображать из себя неуча и невежду — каким и положено быть простому зеленщику. И тогда Мааршаль решительно заявил, что как главный раввин общины он выносит алахическое решение, обязывающее зеленщика искренне ответить на его вопрос. Зеленщик был вынужден подчиниться, и из его уст полились слова, свидетельствующие о глубочайшей мудрости и уникальной эрудиции. Тайна осталась между ними — они стали часто встречаться, делясь друг с другом своими открытиями и сомнениями. А перед тем, как Мааршаль взошел в Небесную Ешиву, он завещал, чтобы на посту люблинского раввина его заменил раби Авраам-зеленщик. И его последняя воля была исполнена.

с разрешения издательства Швут Ами


Десять лет жизни посвятил Рамбам написанию этого знаменитого труда, в котором он предпринял попытку составить полный кодекс законов по всем вопросам, связанным с выполнением заповедей. Читать дальше