Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Краткие очерки на тему недельного раздела Торы

Содержание раздела

Праотец Яаков поселяется в стране Кнаан. Его любимый сын Йосеф приносит отцу критические сообщения о поведении братьев. В знак своего особого расположения Яаков дарит ему разноцветную полосатую рубашку из шерсти. Невзирая на растущую ненависть братьев, Йосеф рассказывает им два своих пророческих сна, в одном из которых их снопы кланяются его снопу, а в другом — Йосефу кланяются солнце, луна и одиннадцать звезд (по числу братьев). Заподозрив Йосефа в стремлении к узурпации семейной власти, сыновья Яакова выносят ему тайно смертный приговор. Но когда Йосеф приходит к ним в Шхем, братья отказываются от первоначального замысла и по инициативе Реувена бросают его в яму. Затем, после ухода Реувена, Йеуда убеждает братьев продать Йосефа в рабство проходящему каравану ишмаэлитов. Реувен возвращается и, не найдя в яме Йосефа, в отчаянии разрывает на себе одежды. Затем братья смачивают рубашку Йосефа в крови зарезанного козла и показывают ее Яакову, стремясь убедить отца, что его любимца растерзал дикий зверь. Яаков безутешен.

Оказавшись в Египте, Йосеф становится собственностью Потифара, начальника телохранителей при дворце Фараона.

Здесь Тора прерывает повествование, чтобы рассказать о судьбе Йеуды и его семьи. Старший сын Йеуды Эр умирает в наказание за то, что он хотел предотвратить беременность своей жены-красавицы Тамар. Затем второй сын Йеуды Онан женится на Тамар левиратным браком и тоже умирает за тот же грех. Йеуда остается вдовцом, и Тамар решает родить от него детей (хотя бы и обманным путем), поскольку ей известно, что от их союза произойдет династия еврейских царей, которую увенчает Машиах.

Тем временем Йосеф становится управляющим в доме египетского царедворца. Жена хозяина домогается любви красивого еврейского раба и, разгневанная отказом, ложно обвиняет его в попытке изнасилования. Йосеф попадает в тюрьму. Там он удачно толкует сны двух разжалованных и арестованных царедворцев. Предсказания исполняются: начальник виночерпиев восстановлен в должности, а начальника пекарей казнят. При выходе из тюрьмы начальник виночерпиев обещает ходатайствовать за Йосефа, но забывает о нем.

Награда за мицву

Известный иерусалимский цадик рав Арье Левин каждую пятницу обходил иерусалимские больницы. Зайдя в отделение, он выяснял у медсестры, кого из больных не навещают, потом шел к этим несчастным людям, подолгу беседовал с ними, ободрял, укреплял их дух.

Однажды при выходе из больницы Шаарей цедек его сбила машина. К счастью, он отделался только легкими повреждениями, что весьма удивило врачей: в его-то возрасте и при таком сильном ударе... Но сам рав Арье не удивлялся этому чуду. «В Талмуде сказано, — объяснял он, — что человек, идущий выполнять мицву, находится под особой защитой Б-га, идет ли он к месту ее совершения или обратно».

«И сказал Исраэль Йосефу: «Ведь братья твои пасут в Шхеме; иди, я посылаю тебя к ним... посмотри, здоровы ли братья и цел ли скот, и принеси мне ответ» (37:13,14).

Отправляясь к братьям в Шхем по указанию отца, Йосеф шел выполнять заповедь, да не простую, а особо ценную — мицву почитания родителей. Почему же он тогда пострадал? Почему, — спрашивают комментаторы, — Б-г не защитил его от заговора братьев, позволил им бросить его в яму со змеями и скорпионами и затем продать в рабство? Ведь мицва, подкрепленная словами Яакова «и принеси мне ответ», должна была защищать Йосефа на всем пути в Шхем и обеспечить ему благополучное возвращение домой?

Такой же вопрос задают мудрецы Талмуда в трактате Кидушин, где рассказывается о мальчике, выполнявшем сразу две заповеди, за которые Тора прямо обещает долголетие — повинуясь указанию отца (первая мицва — кибуд ав), он поднялся по лестнице, чтобы взять яйца из птичьего гнезда, но прежде отогнал наседку (вторая мицва — шилоах а-кен); однако, спускаясь, он упал и разбился насмерть. Мудрецы объясняют, что трагедия произошла неслучайно: в этот момент мальчик задумал поклоняться идолам и тем самым совершил столь тяжкий грех, что его заслуга выполнения двух ценнейших заповедей была мгновенно аннулирована.

Но с Йосефом, величайшим праведником, такой «прокол» вряд ли мог случиться: ни о каких идолах он и не помышлял. Ситуация еще больше усложняется, когда мы узнаем из комментариев, что Яаков провожал Йосефа часть пути. Ведь мудрецы учат: с тем, кого провожают на начальном отрезке пути, не может произойти ничего худого.

Ответ таков. Яаков посылал Йосефа в Шхем, чтобы он встретил братьев именно там, в окрестностях города, мужское население которого было вырезано ранее двумя из братьев Шимоном и Леви в отместку за изнасилование их сестры Дины. Местные племена боялись семьи Яакова, и этот страх, видимо, обеспечивал защиту Йосефу. Поэтому, не найдя братьев в Шхеме, Йосеф должен был вернуться домой — мицва почитания отца была выполнена. Но он продолжал их искать и по указанию прохожего отправился к ним в Дотан. Это была уже его собственная инициатива, на которую защита мицвы не распространялась.

Хорошо, но даже если мицва почитания отца не действовала в Дотане, почему не сработала другая защита — отцовское сопровождение при выходе Йосефа из дома? А кто сказал, что не сработала? Ведь братья планировали вначале убить Йосефа, подозревая его в намерении узурпировать семейное лидерство, но по ходу дела смягчили приговор — продали в рабство. Они полагали, что полностью закабаленный человек не способен мечтать о власти, что рабство обезвредит Йосефа. И просчитались.

С первых дней пребывания в Египте карьера Йосефа шла по восходящей линии: вначале он был управляющим огромного имения Потифара; затем, оказавшись в тюрьме, был назначен старостой наиболее привилегированных заключенных; и наконец, выйдя на свободу, мгновенно вознесся к вершинам власти — стал премьер-министром крупнейшей империи Древнего Мира, одним из влиятельнейших деятелей всех времен. Продажа в рабство не только не помешала исполнению вещих снов о всевластии Йосефа, а наоборот, ускорила его возвышение.

Короче, важны не драматические события в Дотане, а их результат. Мицва почитания отца и отцовское сопровождение все-таки помогли. Сбылось напутствие Яакова — «и принеси мне ответ» (о братьях). Слова, брошенные как будто невзначай, оказались пророческими: Йосеф вернулся в семью — на гребне славы и успеха.

Мелочей просто не существует

Иногда нам кажется, что вся наша жизнь состоит из одних тривиальных мелочей. Мы идем в магазин, покупаем крупу в пакетике, платим за нее в кассу. Идем домой, по дороге кто-то спросил нас, как пройти к автобусной остановке. Глобальные события происходят где-то в стороне, далеко от нас.

Рассказ о том, как Йосеф искал братьев, кажется излишне затянутым: «И нашел его человек, когда он блуждал по полю, и спросил его: «Что ты ищешь?» — И сказал он: «Братьев моих ищу я, скажи мне, где они пасут?» — И сказал тот: «Они двинулись отсюда, ибо я слышал, как говорили: «Пойдемте в Дотан». И пошел Йосеф за братьями и нашел их в Дотане» (37:15-17). Почему Тора, столь скупая на слова, столь лаконичная и конспективно сжатая, так детально описывает эту, на первый взгляд, совершенно незначительную сцену? Почему не перейдет сразу к делу: «Йосеф нашел братьев в Дотане»?

По утрам мы благословляем Б-га за то, что Он «направляет шаги человека», и погружаемся в будничную суету, состоящую, как нам кажется, из случайных, бессмысленных деталей и эпизодов. Мы не понимаем, что каждая «мелочь жизни» занимает свое место в глобальной картине-головоломке, что без нее эта картина будет неполной, и высший замысел не сможет осуществиться.

Если бы не тот странный человек, который согласно комментарию Таргум Йонатан, был ангелом Гавриэлем, специально посланным Творцом для осуществления пророческого видения Авраама о четырехсотлетнем египетском изгнании его потомков (см. раздел Лех леха), Йосеф не пошел бы в Дотан, не нашел бы братьев, и они не продали бы его в рабство. Он не возвысился бы в доме Потифара и не угодил бы в тюрьму, его не позвали бы толковать сны Фараона и не произвели в премьер-министры. Фараон не построил бы зернохранилища в семь лет изобилия, и Яакову не пришлось бы посылать сыновей в Египет, потому что там царил бы такой же голод, как и в других странах. Не было бы драматической встречи Йосефа с братьями и его воссоединения с отцом. Евреи не оказались бы в Египте. Не было бы ни египетского рабства, ни Исхода, ни мацы, ни пасхального Седера с афикоманом, ни чудесного перехода через Красное море, ни дарования Торы у горы Синай. Все будущее еврейского народа, вся история висели на волоске, когда незнакомец объяснял Йосефу, что его братья ушли из Шхема в Дотан.

В следующий раз, когда вас спросят, как пройти к автобусной остановке, знайте — вы делаете историю.

Публикуется с разрешения издательства «Швут Ами»


Центральное место в главе Аазину занимает Песнь, записанная пророк Моше. В этой Песне зашифрована вся история еврейского народа, от начала до самого конца. Читать дальше