Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Если услышишь, как один человек говорит про другого, не встревай ни единым словом. Какое тебе дело до этого?! Сдержись и не вмешивайся! Сомкни свои уста, заткни уши, чтобы не слышать, как они поносят друг друга»Сефер Хасидим — Книга Благочестивых
Краткие очерки на тему недельного раздела Торы

Содержание раздела

Праотец Яаков поселяется в стране Кнаан. Его любимый сын Йосеф приносит отцу критические сообщения о поведении братьев. В знак своего особого расположения Яаков дарит ему разноцветную полосатую рубашку из шерсти. Невзирая на растущую ненависть братьев, Йосеф рассказывает им два своих пророческих сна, в одном из которых их снопы кланяются его снопу, а в другом — Йосефу кланяются солнце, луна и одиннадцать звезд (по числу братьев). Заподозрив Йосефа в стремлении к узурпации семейной власти, сыновья Яакова выносят ему тайно смертный приговор. Но когда Йосеф приходит к ним в Шхем, братья отказываются от первоначального замысла и по инициативе Реувена бросают его в яму. Затем, после ухода Реувена, Йеуда убеждает братьев продать Йосефа в рабство проходящему каравану ишмаэлитов. Реувен возвращается и, не найдя в яме Йосефа, в отчаянии разрывает на себе одежды. Затем братья смачивают рубашку Йосефа в крови зарезанного козла и показывают ее Яакову, стремясь убедить отца, что его любимца растерзал дикий зверь. Яаков безутешен.

Оказавшись в Египте, Йосеф становится собственностью Потифара, начальника телохранителей при дворце Фараона.

Здесь Тора прерывает повествование, чтобы рассказать о судьбе Йеуды и его семьи. Старший сын Йеуды Эр умирает в наказание за то, что он хотел предотвратить беременность своей жены-красавицы Тамар. Затем второй сын Йеуды Онан женится на Тамар левиратным браком и тоже умирает за тот же грех. Йеуда остается вдовцом, и Тамар решает родить от него детей (хотя бы и обманным путем), поскольку ей известно, что от их союза произойдет династия еврейских царей, которую увенчает Машиах.

Тем временем Йосеф становится управляющим в доме египетского царедворца. Жена хозяина домогается любви красивого еврейского раба и, разгневанная отказом, ложно обвиняет его в попытке изнасилования. Йосеф попадает в тюрьму. Там он удачно толкует сны двух разжалованных и арестованных царедворцев. Предсказания исполняются: начальник виночерпиев восстановлен в должности, а начальника пекарей казнят. При выходе из тюрьмы начальник виночерпиев обещает ходатайствовать за Йосефа, но забывает о нем.

Награда за мицву

Известный иерусалимский цадик рав Арье Левин каждую пятницу обходил иерусалимские больницы. Зайдя в отделение, он выяснял у медсестры, кого из больных не навещают, потом шел к этим несчастным людям, подолгу беседовал с ними, ободрял, укреплял их дух.

Однажды при выходе из больницы Шаарей цедек его сбила машина. К счастью, он отделался только легкими повреждениями, что весьма удивило врачей: в его-то возрасте и при таком сильном ударе... Но сам рав Арье не удивлялся этому чуду. «В Талмуде сказано, — объяснял он, — что человек, идущий выполнять мицву, находится под особой защитой Б-га, идет ли он к месту ее совершения или обратно».

«И сказал Исраэль Йосефу: «Ведь братья твои пасут в Шхеме; иди, я посылаю тебя к ним... посмотри, здоровы ли братья и цел ли скот, и принеси мне ответ» (37:13,14).

Отправляясь к братьям в Шхем по указанию отца, Йосеф шел выполнять заповедь, да не простую, а особо ценную — мицву почитания родителей. Почему же он тогда пострадал? Почему, — спрашивают комментаторы, — Б-г не защитил его от заговора братьев, позволил им бросить его в яму со змеями и скорпионами и затем продать в рабство? Ведь мицва, подкрепленная словами Яакова «и принеси мне ответ», должна была защищать Йосефа на всем пути в Шхем и обеспечить ему благополучное возвращение домой?

Такой же вопрос задают мудрецы Талмуда в трактате Кидушин, где рассказывается о мальчике, выполнявшем сразу две заповеди, за которые Тора прямо обещает долголетие — повинуясь указанию отца (первая мицва — кибуд ав), он поднялся по лестнице, чтобы взять яйца из птичьего гнезда, но прежде отогнал наседку (вторая мицва — шилоах а-кен); однако, спускаясь, он упал и разбился насмерть. Мудрецы объясняют, что трагедия произошла неслучайно: в этот момент мальчик задумал поклоняться идолам и тем самым совершил столь тяжкий грех, что его заслуга выполнения двух ценнейших заповедей была мгновенно аннулирована.

Но с Йосефом, величайшим праведником, такой «прокол» вряд ли мог случиться: ни о каких идолах он и не помышлял. Ситуация еще больше усложняется, когда мы узнаем из комментариев, что Яаков провожал Йосефа часть пути. Ведь мудрецы учат: с тем, кого провожают на начальном отрезке пути, не может произойти ничего худого.

Ответ таков. Яаков посылал Йосефа в Шхем, чтобы он встретил братьев именно там, в окрестностях города, мужское население которого было вырезано ранее двумя из братьев Шимоном и Леви в отместку за изнасилование их сестры Дины. Местные племена боялись семьи Яакова, и этот страх, видимо, обеспечивал защиту Йосефу. Поэтому, не найдя братьев в Шхеме, Йосеф должен был вернуться домой — мицва почитания отца была выполнена. Но он продолжал их искать и по указанию прохожего отправился к ним в Дотан. Это была уже его собственная инициатива, на которую защита мицвы не распространялась.

Хорошо, но даже если мицва почитания отца не действовала в Дотане, почему не сработала другая защита — отцовское сопровождение при выходе Йосефа из дома? А кто сказал, что не сработала? Ведь братья планировали вначале убить Йосефа, подозревая его в намерении узурпировать семейное лидерство, но по ходу дела смягчили приговор — продали в рабство. Они полагали, что полностью закабаленный человек не способен мечтать о власти, что рабство обезвредит Йосефа. И просчитались.

С первых дней пребывания в Египте карьера Йосефа шла по восходящей линии: вначале он был управляющим огромного имения Потифара; затем, оказавшись в тюрьме, был назначен старостой наиболее привилегированных заключенных; и наконец, выйдя на свободу, мгновенно вознесся к вершинам власти — стал премьер-министром крупнейшей империи Древнего Мира, одним из влиятельнейших деятелей всех времен. Продажа в рабство не только не помешала исполнению вещих снов о всевластии Йосефа, а наоборот, ускорила его возвышение.

Короче, важны не драматические события в Дотане, а их результат. Мицва почитания отца и отцовское сопровождение все-таки помогли. Сбылось напутствие Яакова — «и принеси мне ответ» (о братьях). Слова, брошенные как будто невзначай, оказались пророческими: Йосеф вернулся в семью — на гребне славы и успеха.

Мелочей просто не существует

Иногда нам кажется, что вся наша жизнь состоит из одних тривиальных мелочей. Мы идем в магазин, покупаем крупу в пакетике, платим за нее в кассу. Идем домой, по дороге кто-то спросил нас, как пройти к автобусной остановке. Глобальные события происходят где-то в стороне, далеко от нас.

Рассказ о том, как Йосеф искал братьев, кажется излишне затянутым: «И нашел его человек, когда он блуждал по полю, и спросил его: «Что ты ищешь?» — И сказал он: «Братьев моих ищу я, скажи мне, где они пасут?» — И сказал тот: «Они двинулись отсюда, ибо я слышал, как говорили: «Пойдемте в Дотан». И пошел Йосеф за братьями и нашел их в Дотане» (37:15-17). Почему Тора, столь скупая на слова, столь лаконичная и конспективно сжатая, так детально описывает эту, на первый взгляд, совершенно незначительную сцену? Почему не перейдет сразу к делу: «Йосеф нашел братьев в Дотане»?

По утрам мы благословляем Б-га за то, что Он «направляет шаги человека», и погружаемся в будничную суету, состоящую, как нам кажется, из случайных, бессмысленных деталей и эпизодов. Мы не понимаем, что каждая «мелочь жизни» занимает свое место в глобальной картине-головоломке, что без нее эта картина будет неполной, и высший замысел не сможет осуществиться.

Если бы не тот странный человек, который согласно комментарию Таргум Йонатан, был ангелом Гавриэлем, специально посланным Творцом для осуществления пророческого видения Авраама о четырехсотлетнем египетском изгнании его потомков (см. раздел Лех леха), Йосеф не пошел бы в Дотан, не нашел бы братьев, и они не продали бы его в рабство. Он не возвысился бы в доме Потифара и не угодил бы в тюрьму, его не позвали бы толковать сны Фараона и не произвели в премьер-министры. Фараон не построил бы зернохранилища в семь лет изобилия, и Яакову не пришлось бы посылать сыновей в Египет, потому что там царил бы такой же голод, как и в других странах. Не было бы драматической встречи Йосефа с братьями и его воссоединения с отцом. Евреи не оказались бы в Египте. Не было бы ни египетского рабства, ни Исхода, ни мацы, ни пасхального Седера с афикоманом, ни чудесного перехода через Красное море, ни дарования Торы у горы Синай. Все будущее еврейского народа, вся история висели на волоске, когда незнакомец объяснял Йосефу, что его братья ушли из Шхема в Дотан.

В следующий раз, когда вас спросят, как пройти к автобусной остановке, знайте — вы делаете историю.

Публикуется с разрешения издательства «Швут Ами»


Глава повествует о перипетиях в жизни праотца Яакова: о знаменитой «лестнице в небо» — пророческом сне Яакова, о его встрече с Рахель, пребывании Яакова в доме Лавана, женитьбе и рождении детей, будущих прародителей колен Израилевых. Читать дальше

Недельная глава Ваеце

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Очерки по недельной главе Торы»

По материалам газеты «Исток»

Избранные комментарии на недельную главу Ваеце

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г находится вместе с нами. Яаков почувствовал это, увидив сон о лестнице, ведущей в небо. Этот мир полон соблазнов, но следует помнить, что присутствие Творца помогает справиться с ними.

Все, что произошло между Яаковом и Эсавом, произошло затем между потомками Эсава и потомками Яакова

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

События, произошедшие с Яаковом и Эсавом, служат предысторией всего того, что переживали их потомки. Многовековое противодействие присутствует и в наши дни.

Четыре жены Яакова

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

От четырех жен Яакова произошли двенадцать колен. Это не случайное стечение обстоятельств, а воля Б-га.