Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Краткие очерки на тему недельного раздела Торы

Содержание раздела

Вернувшись на родину, Яаков шлет к своему брату Эсаву ангелов-посланников. Те возвращаются и сообщают Яакову, что Эсав идет к нему навстречу и с ним армия из четырехсот человек. Яаков принимает необходимые меры для отражения возможного нападения: делит своих людей на два лагеря, молит Б-га о помощи и шлет миротворческие подарки Эсаву. В ту же ночь Яаков остается один и борется с ангелом-хранителем Эсава. Яаков побеждает, но получает вывих бедра (поэтому евреям запрещено есть седалищный нерв у кашерных животных). Ангел говорит Яакову, что отныне его второе имя — Исраэль, означающее, что он победил не только человека (Лавана), но и вышел победителем в поединке с бестелесным существом — посланником Всевышнего.

Встреча Яакова и Эсава проходит мирно, но Яаков не доверяет брату и отклоняет его предложение о совместном проживании.

Спустя некоторое время Шхем, сын ханаанского племенного вождя, похищает и насилует Дину, дочь Яакова, а затем, желая взять ее в жены, вместе с отцом предлагает Яакову «породниться» семьями. Сыновья Яакова делают вид, что согласны, но при условии, что Шхем и все мужчины его племени совершат обрезание. Условие принято. На третий день после обрезание братья Дины Шимон и Леви врываются в город и убивают все мужское население, ослабленное операцией, в наказание за их причастность к похищению Дины. Яаков осуждает эту акцию, и Б-г велит ему отправиться в Бейт-Эль и поставить там жертвенник.

В это же время умирает Двора, кормилица Ривки, матери Яакова. Ее хоронят в Бейт-Эле. Б-г является Яакову, благословляет его и меняет его имя на Исраэль. По пути в Эфрат у Рахели начинаются родовые схватки; она рожает Биньямина, двенадцатого из сыновей Яакова, и умирает. Ее хоронят на дороге в Бейт Лехем. Яаков ставит памятник над могилой жены. Ицхак умирает в возрасте 180 лет, и сыновья Яаков и Эсав хоронят его в Хевроне. Раздел завершается перечнем потомков Эсава.

Вес одной мицвы

Встреча с Эсавом, не забывшим давние обиды — продажу первородства и дерзкое похищение отцовского благословения, — не сулила Яакову ничего хорошего: «И весьма устрашился Яаков и огорчился» (32:8).

По словам комментаторов, наш праотец боялся, что ему не хватит заслуг для победы в поединке с Эсавом. Как человек религиозный, он знал, что исход любого дела, любого сражения определяется Всевышним, а не «объективным» соотношением сил.

Яакову казалось, что его порочный брат превосходит его в заслугах. В отличие от Яакова, который 22 года находился на чужбине и 36 лет не виделся с отцом и матерью, Эсав жил в Эрец Исраэль и заботился о родителях. Ничего героического в этом не было: Эсаву просто незачем было выезжать из страны, святость которой его ничуть не интересовала, и отца Ицхака он почитал только ради личной выгоды, чтобы получить от него бесценные благословения, вернуть себе право первородства и взять двойную долю отцовского наследства, причитающуюся старшему сыну. Все внимание Эсав уделял отцу, а матерью Ривкой вообще пренебрегал.

И все же Яаков, как истинный праведник, знал цену исполненным заповедям, особенно таким важным, как пребывание в Эрец Исраэль и почитание родителей, которые, даже будучи выполненными с эгоистическими намерениями, могли стать надежным щитом для любого человека, каким бы хорошим или плохим он ни был.

Если мицва, выполненная бездумно или даже с неправильной мотивацией, способна принести победу над любым врагом, то что говорить тогда о заповедях, которые совершаются с правильными намерениями, сознательно, искренне и самоотверженно? Награда за них поистине бесценна.

Но почему в стихе «И весьма устрашился Яаков и огорчился» употребляются два глагола? Какая между ними разница? Раши поясняет: «Он устрашился, что его убьют, и огорчился, как бы ему не пришлось убивать других».

Раби Моше Файнштейн, один из ведущих алахических авторитетов послевоенного поколения (1895-1986 г.г. Россия-США), задает резонный вопрос: почему Яаков боялся, что будет вынужден убить Эсава или кого-то из его громил? Ведь удалить зло из этого мира считается благим делом, а не преступлением, поводом для радости, а не для огорчения и самоедства. Рав Моше сам же отвечает словами Брурии, мудрой жены раби Меира (талмудический трактат Брахот 10а): «Лучше молиться за то, чтобы злодеи раскаялись, чем молиться за смерть нечестивых».

Яакова печалила сама перспектива, что ему, возможно, придется удалять зло из мира путем убийства. Когда ты вынужден добиваться благой цели с помощью радикальных методов, есть опасность, что эти методы оставят в душе пагубный след.

Раби Хаим из Бриска отмечал, что в мире существуют два типа ревнителей; их можно сравнить с домашней хозяйкой и котом. Оба — хозяйка и кот — борются с мышами в доме. Но хозяйка надеется, что мыши больше не появятся и ей не придется расставлять мышеловки, а кот надеется, что мышей будет еще много на его долю. Яаков как борец с мировым злом относился к категории «домашних хозяек».

Два доллара за еврея

Узнав о приближении Эсава, Яаков первым делом подготовился тактически к отражению нападения: разделил своих людей и скот на два лагеря; затем призвал к себе на помощь Творца страстной молитвой. Третья оборонительная мера кажется странной на первый взгляд: «И взял (Яаков) из того, что у него было под рукой, в подарок Эсаву, брату своему...» (32:14). Неужели он надеялся подкупить своего лютого ненавистника, отнюдь не испытывавшего материальную нужду?

Все знают, как фанатично ненавидели нацисты евреев. Казалось, ничто не могло утолить их кровожадность, подорвать стремление уничтожить весь еврейский народ. Однако есть факты, показывающие, что даже эта слепая, методичная ненависть не всегда могла устоять перед обычной, старомодной взяткой.

Мало кому известен такой эпизод. В разгар Второй мировой войны словацкий раввин Михаэль-Бер Вейсмандель сумел подкупить ближайшего помощника Адольфа Эйхмана и тем самым предотвратить депортацию в лагеря смерти 25 тысяч румынских евреев. Цена этой сделки составила 50 тысяч долларов. По два доллара за одну еврейскую душу. Меньше цены билета на вечерний киносеанс.

Вдохновленный первым успехом, раби Вейсмандель задумал фантастический план. Если немцы клюнули на такую сравнительно небольшую взятку, почему бы не расширить масштабы операции? Почему бы не выкупить всех европейских евреев, попавших в лапы нацистов? Так родился план «Европа».

Раби Вейсмандель видел, что ход войны изменился не в пользу Гитлера. Он надеялся, что те нацисты, которые еще надеются на победу, захотят использовать евреев в качестве разменной карты в тайных переговорах с союзниками. Те же, кто предвидел поражение и боялся наказания за чудовищный геноцид, могли использовать сделку о выкупе в качестве алиби. Так или иначе, раби Вейсмандель рассчитывал, что живые евреи приобретут в глазах нацистов большую ценность, чем мертвые.

«Рабочая группа» раби Вейсманделя установила контакт с приближенными Эйхмана. После долгих переговоров из Берлина пришла долгожданная весть: нацистское руководство согласится остановить депортацию евреев из всех стран, кроме Польши — за определенную цену. Какую? Два миллиона долларов. Два миллиона долларов могли спасти миллионы еврейских жизней! В рамках тайной сделки немцы обещали, что после первого взноса в размере 200 тысяч долларов эшелоны смерти остановятся на два месяца. К этому времени надо будет внести всю оставшуюся сумму.

Но деньги так и не пришли. В 1943 году два миллиона долларов были равноценны нынешним сотням миллионов. Несмотря на титанические усилия, раби Вейсмандель не смог собрать первые 200 тысяч долларов. Тайные контакты стали достоянием гласности, и в сентябре 1943 года были прерваны.

Теперь задним числом можно спросить: неужели была надежда, что нацисты сдержат слово? Трудно сказать. Но во всяком случае это был реальный и, пожалуй, единственный шанс спасти миллионы европейских евреев. Два человека, бежавшие из Освенцима, сообщили, что во время переговоров в лагерь перестали прибывать эшелоны с человеческим грузом. Даже газовые камеры простаивали. В это время в Освенцим прибыла группа евреев из Терезиенштадта; с ними обращались на редкость деликатно. Возможно, именно этих людей готовились освободить в обмен на аванс в двести тысяч. Но сделка не состоялась, и они погибли.

Почему миссия раби Вейсманделя не дала результата? Главная причина состояла в том, что любые переговоры с немцами, тем более, о переводе им больших денежных сумм считались предательством общего дела, подрывом военных усилий на фронтах. Советские власти заявили энергичный протест, когда узнали о плане «Европа». Американцы никогда не отважились бы перевести в Берлин миллионы долларов. Сионистские лидеры тоже не спешили спасать своих братьев, попавших в нацистскую западню. Некоторые даже говорили, что каждый должен внести свою лепту в разгром нацизма, принести свои жертвы, чтобы на равных участвовать в послевоенном переделе мира. Армии союзников проливают кровь на фронте. Уместно ли требовать особых усилий для спасения евреев, укреплять военную машину врага щедрыми взятками, тем самым затягивая войну и обрекая на гибель сотни или даже тысячи американских, британских и советских солдат? В результате сотни-тысячи солдат были спасены, зато погибли миллионы евреев...

Прежде чем отправиться в Рим на аудиенцию к императору, раби Йеуда а-Наси, составитель Мишны и один из величайших мудрецов Талмуда, внимательно изучал обстоятельства встречи Яакова и Эсава, описанные в сегодняшнем разделе. Его примеру следовали и другие мудрецы. Один из них раби Янай пренебрег однажды этой традицией, и в результате его миссия провалилась.

Почему эта встреча была так важна для подготовки к переговорам с властями античной сверхдержавы? Книга Берешит — это не просто историческая хроника. Она — дорожная карта еврейского народа. «Маасей авот симан ле-баним – Поступки отцов — ориентир для их потомков». Патриархи еврейского народа прокладывали нам путь. Когда Яаков встретился со своим братом Эсавом, он создал новую реальность, написал «инструкцию» о том, как надо вести себя с Эсавом и его духовными преемниками во все эпохи. Яаков готовился к войне; он молил Б-га о милосердии и помощи; и послал взятку Эсаву. Хотя с Эсавом шли четыреста солдат, и он мог пленить Яакова, даже убить его и захватить все его имущество, подкуп сработал. Несмотря на фанатичную ненависть к Яакову, Эсав клюнул на взятку, психологически не устояв перед соблазном.

Тора — это наш учебник жизни на все века. Она учит, как мы должны вести себя в мирные, благополучные времена и когда ночь изгнания предельно сгущается. Тот, кто пренебрегает ее указаниями, рискует не только собой, но и жизнями миллионов.

Публикуется с разрешения издательства «Швут Ами»


Светится лицо человека, который всегда радостен, от него исходит свет, здорово тело его, и старость не приходит к нему быстро, как сказано: «Радостное сердце освещает мир». Читать дальше