Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Не возненавидь брата своего в сердце, не мсти и не храни зла на сынов народа своего»Тора, Ваикра 19, 17—18
Наши мудрецы говорили, что в доавраамово время величие царства Превечного отражалось только в далеких небесах, и немая природа «вела рассказ» о славе Божьей. Но Авраам «возвел Его на престол» как Бога земли, то есть как Бога людей*.

предыдущая часть

VII

Мы уже говорили, что в человеке веры, так же как и в первом Адаме, пробуждается интерес к миру. Но ответ на свои вопросы он находит не в мире, а в завете. Верующему человеку необходима конфронтация с заветом. В своем стремлении к Богу он нередко бывает разочарован миром и впадает в отчаяние. Разумеется, он испытывает величайшее удовлетворение и вдохновение, когда ему открывается нечто от Истинной Действительности, скрытой за величественным фасадом мироздания. Однако он испытывает муку и раздражение, когда ему кажется, что Истинная Действительность покинула вселенную. Бог говорит посредством Своих дел: «Небеса повествуют о славе Божьей, и о делах Его рук возвещает свод» (Псалмы 19,2). Но что это за рассказ, который ведут небеса? Является ли он рассказом, обращенным к определенному человеку, или же он вообще не предназначен для слушателей? Восхваляют ли небеса Творца, не заботясь о том, слышит ли кто-нибудь эту великую песнь, или же им нужен человек, который их услышит? Я полагаю, что ответ на этот вопрос ясен. Если бы рассказ небес предназначался для человека, не было бы необходимости в другой встрече с Богом. Поскольку Бог в Своей беспредельной мудрости уготовил для человека встречу, связанную с откровением и заветом, мы вправе заключить из этого, что весть небес в лучшем случае неопределенна, допускает несколько пониманий.

В плане космической встречи с Богом человек сталкивается с парадоксом, приводящим в отчаяние. С одной стороны, он видит Бога повсюду в мироздании, как если бы Он находился совсем близко, рядом, в дружеском диалоге. Но в то же время, обращаясь к Богу, человек убеждается, что Он бесконечно далек, недоступен, окутан тайной и непостижимо велик. Йешаяу видел Бога «возвышенным и вознесенным» над миром и в то же время «края (одеяния) Его заполняли чертог», то есть все мироздание - от туманов, его окутывающих, до биения сердца отдельного человека. Ангелы пели: «Свят, свят, свят», что означает трансцендентность Бога, и также: «Господь воинств! Полнится вся земля славой Его», то есть Он пребывает во всякой мельчайшей частице творения и вселенная полнится Его славой. Итак, переживание космическое является антитетическим* и мучительным. Оно сводится к страшной дихотомии**:


* Антитетический — противоположный (противоположное исходному положению в процессе развития).

** Дихотомия -деление целого на две части.


Бог участвует в мировой драме, но Он неизмеримо выше ее и отдален от нее. Такая дихотомия устраняет интимность и непосредственность из отношений с Богом и приводит к тому, что приблизиться к Богу сложно и трудно. Бог, Властелин вселенной, проявляет Себя в Своем величии, когда Он властвует над миром. Его воля обнаруживается в законе природы, а Его слово определяет все в природе. Он повсюду, но в то же время Он пребывает над всем сушим и вне всяких пределов. Когда человек, только что зревший Бога, обращается к Нему, чтобы говорить с Ним на «Ты», он убеждается, что Господин и Творец сокрыт, окутан облаком тайны и посылает ему знаки откуда-то из потустороннего. Потому, чтобы избавить себя от одиночества и страдания, человек веры должен встретиться с Богом на уровне личного завета, где он близок к Превечному и чувствует себя свободно в Его присутствии. Согласно преданию, Авраам, великий в вере, искал и нашел Бога в звездном небе Месопотамии. И все же он чувствовал одиночество и не обрел покоя в безмолвном общении с Богом, образ Которого отражался в бесконечных просторах вселенной. Лишь встретившись с Богом на земле — а не только на неведомых тропах вселенной — он почувствовал себя избавленным. Наши мудрецы говорили, что в доавраамово время величие царства Превечного отражалось только в далеких небесах, и немая природа «вела рассказ» о славе Божьей. Но Авраам «возвел Его на престол» как Бога земли, то есть как Бога людей*.


* Б'решит раба 59; Раши к Бытие 24. 7. Я умышленно пользуюсь термином «космический», а не «космологический». Можно говорить о космической конфронтации человека с Богом как о действительности, данной в опыте, но трудно представить себе космологический опыт. Когда познают Бога в самой действительности это опыт, когда познают Бога посредством действительности это действие интеллектуальное. Поэтому, каким бы неадекватным ни был космический опыт, не следует идентифицировать его с «аристотелевым Богом» в терминологии рабби Йеуды а-Леви. Как мы уже отмечали, космический опыт является частью традиции отцов. Он признается Алахой, что отразилось во многих благословениях.

Слабость многочисленных рациональных доказательств «существования» Бога, а их много в истории философии, заключается в том. что они являются именно тем, чем их хотели видеть философы: это логические абстрактные доказательства, оторванные от первоначального, основного жизненного опыта, в котором доказательства содержатся. Например, космический опыт заменялся космологическим доказательством, онтический опыт онтологическим доказательством и т. д. Вместо того, чтобы сказать, что невозможно достичь основного экзистенциального сознания, которое можно определить как субъективное «я существую» и как объективное «мир вокруг меня существует», до тех пор пока абсолютная действительность Бога не является частью этого сознания, — вместо этого теологи занимались формальным выдвижением гипотез и выводом заключений в экзистенциальной пустоте. Они стали предметом резкой критики со стороны Юма и Канта, ибо логические категории применимы только в пределах человеческого научного опыта.

Когда жених обнимает невесту, разве станет она искать доказательства того, что он существует. Душа, полная молитвы, c любовью и восторгом преданная Богу, не нуждается в доказательстdах, что Он «существует». Так саркастически ответил Киркегор, когда ему рассказали, что Ансельм из Кентербери, автор сложного онтологического абстрактного доказательства, провел немало дней в молитвах, чтобы ему было даровано рациональное доказательство существования Бога.

Термин «знать», которым пользуется Рамбам, выходит за пределы абстрактного логоса и перемещается в сферу личного волнующего опыта, которая не знает пределов и где существует полная идентичность между постулатом и выводом, дискурсивным знанием и интуитивным мышлением; концепцией и перцепцией, субъектом и объектом. Только в пятом разделе Рамбам приводит аристотелево космологическое доказательство относительно первопричины.


Величественный человек, даже если он и принадлежит к группе религиозных людей и чувствует необходимость трансцендентального опыта, удовлетворен встречей с Богом в рамках космической драмы. Поскольку он не способен выйти за пределы космической сферы, он может истолковать трансцендентальное событие исключительно в космических категориях. Поэтому имя «Бог», определяющее Превечного как источник космической динамики, характеризует отношения между этим человеком и его Творцом, Который обращается к нему посредством космического события.

Но человек веры, стремящийся к личной глубокой связи с Богом, не может обрести ее в космической встрече. Ему приходится перенести свой трансцендентальный опыт в другую плоскость, где конечное «я» встречается лицом к лицу с бесконечным «Он». Такая удивительная взаимосвязь между Богом и человеком выражается символически в Тетраграмме*, а это Имя в Писании находим там, где речь идет о втором Адаме.


* На такое различие между именем «Бог» и Именем-тетраграммой указывает раби Йеуда а-Леви.


продолжение следует


Алия — переезд в Землю Израиля. Буквально переводится как «подъем», от корня «лаалот» – «поднимать». Конечно, в первую очередь подразумевается подъем духовный. Так как Земля Израиля – особое место, пребывание в ее границах способствует духовному подъему человека при соблюдении определенных условий. Но если условия не соблюдаются, алия вместо подъема может привести к обратному результату. Читать дальше

Раби Хаим бар Моше Ибн Атар (Ор аХаим)

Рав Александр Кац,
из цикла «Еврейские мудрецы»

...Как только бульдозер арабских строителей приблизился к могиле р. Хаима, мотор заглох и больше не заводился. На следующий день пригнали другой бульдозер, но едва его ковш коснулся святого места, бульдозер перевернулся, скатился по крутому склону вниз, и его водитель погиб...

От внучки и дочери 2

Журнал «Мир Торы»

Одной из немногих советских еврейских семей, не боявшихся вести религиозный образ жизни, была семья р. Ицхака и Гиты-Леи Зильберов. Их дочь делится воспоминаниями об уловках, которые приходилось предпринимать для того, чтобы остаться евреями, верными Творцу.

Раби Хаим бар Авраам-Йосеф Крайзвирт

Рав Александр Кац,
из цикла «Еврейские мудрецы»

...Машгиах расположенной в Бней-Браке ешивы Поневеж, выдающийся мыслитель и педагог р. Элияу Деслер (Михтав миЭлияу) был настолько поражен личностью р. Крайзвирта, что немедленно написал восторженное письмо своим друзьям в Англии: «Я нашел здесь молодого гения, который занимается в колеле в Петах-Тикве. Он обладает совершенными познаниями в обоих Талмудах и является глубочайшим аналитиком как в области алахи , так и в области агады. В нашем поколении я не видел никого, подобного ему» (там же)

Сар-Шалом бар Ицхак Шараби

Рав Александр Кац,
из цикла «Еврейские мудрецы»

Великий каббалист долгое время скрывал свои знания от окружающих. Впоследствии он стал автором молитвенника, которым до сих пор пользуются знатоки тайного учения.