Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Воплощенное в личных эмоциональных категориях, избавление выражается в аксиологической уверенности.

предыдущая часть

VI.

Здесь становится ясным основное различие между естественной общиной первого Адама и общиной второго Адама, которая основана на вере и завете. Первая суть община с практической заинтересованностью, движимая стремлением к успеху и победе и всегда состоящая из двух членов «я» и «ты», которые сотрудничают ради достижения своих целей. Присоединяясь к общине, новый член перестает быть анонимным «он» и превращается в «ты» известного и входящего в общение. Община второго типа суть община, связанная обязательствами, возникшая в обстановке бедствия и поражения и состоящая из трех членов: «я», «ты» и «Он»; при этом «Он» является источником всякой действительности, и в Нем все восстанавливается и поэтому находит свое избавление. Первый Адам встретился с Хавой самостоятельно, второй Адам встретился с ней благодаря посредничеству Бога, Который повелел ему соединиться с Хавой в экзистенциальной общине, формируемой посредством самопожертвования и страдания, и в ней становится членом Сам Бог. Бог никогда не бывает вне общины, основанной на завете. Он всегда вместе с человеком и причастен к его существованию. Конечное и бесконечное, ограниченное во времени и вечное, сотворенный и Творец объединены в одной общине. Они связаны друг с другом и существуют вместе*.


* «С ним Я в беде» следует понимать в перспективе такой общины, которая связывает Бога с судьбой своих членов. См. Санедрин 46а; Йерушалми, Сука 4, 3.


Элемент единения Бога и человека является необходимым для общины, основанной на союзе, ибо действительность союза опирается на юридически-алахический принцип свободных переговоров, обоюдного принятия обязанностей и признания равных прав обеих сторон, объединенных союзом*.


* Вручение Торы на горе Синай — это результат свободных переговоров между Моше и народом, который согласился подчиниться воле Превечного. Алаха, говоря о Синайском и Моавитском заветах, пользуется категориями и терминами, применимыми ко всякому гражданскому союзу. В Талмуде (Шабат, 88а) находим, что Превечный совершил действие принуждения на Синае. Однако это не противоречит нашему тезису, ибо в виду имеется действие, совершенное после того, как накануне, пятого сивана, согласно хронологии Раши (основанной на Мехшъте), завет был заключен по доброй воле. Рамбан не согласен с Раши и придерживается мнения (которое также имеется в Мехилъте), что завет был заключен седьмого сивана, то есть на следующий день после ультиматума. Но он также вынужден признать, что народ обязался подчиниться воле Превечного еще до откровения, как это становится ясным из восьмого стиха 19 гл. кн. Исход. Рамбан не согласен с Раши в том, что касается формального утверждения союза, о чем говорится в кн. Исход 24, 3-8. Итак, принуждение относится не к заключению завета, а к его исполнению.

По всей вероятности. Бог требует от общины принять два обязательства. Одно из них общее: подчиниться воле Превечного — когда община еще не познала характера обязательства. Другое специфическое: это обязательство по отношению к каждому закону в отдельности. Второе обязательство было принято по принуждению.

Смысл внесения фактора принуждения в великий Синайский завет, казалось бы в противоречие тому, что говорит Писание, заключается в следующем: человек чувствует, что Бог р уждает его и покоряет его даже тогда, когда он действует добровольно, как свободный человек.

Обе стороны, вступающие во взаимосвязь завета, наделены неотъемлемыми правами, которые отменяются только с общего согласия. Парадоксальное переживание свободы, взаимности и «равенства» во встрече с Богом служит основой для понимания общины, основанной на вере и завете. В общине завета Бог представляется нам в качестве друга, члена общины. Разумеется, в рамках этой общины Бог выступает также в качестве наставника, руководителя и пастыря. Однако руководитель здесь неотделим от общины, учитель — от учеников, а пастырь никогда не покидает своего стада. Все они принадлежат к единому целому. Завет привлекает Бога к обществу людей веры. «Бог, пред Которым ходили мои отцы, Авраам и Ицхак, Бог, Который пасет меня с тех пор, как существую, и до сего дня» (Бытие 48, 15). Бог был для Яакова пастырем и другом. Община, основанная на вере и завете, обнаруживает себя в трехстороннем единстве: «я», «ты» и «Он"*


* См. Левит 26,12; Сифра и Раши.


продолжение следует


«Хумаш» — так на иврите называется Пятикнижие — те пять книг Торы, которые были записаны Моше-рабейну Синайского откровения, во время странствий еврейского народа по пустыне. Читать дальше

Бесконечная цепь 1. Тора

Рав Натан Лопез Кардозо,
из цикла «Бесконечная цепь»

Пятикнижие — самая важная часть Танаха. Она представляет собой не что иное, как голос Всевышнего, сообщающего человечеству Свою волю посредством письменного слова. Сюжеты и заповеди Торы заставляют человечество задуматься над реальностью. Что делать человеку со своей жизнью? Как ее возвысить, освятить? И прежде всего — как развить в себе понимание, что жизнь должна быть освящена? Тора отвечает тому, кто спрашивает. Для тех, у кого нет вопросов, Тора остается загадкой, в соответствии с известным афоризмом: нет ничего непонятнее, чем ответ на незаданный вопрос. Человек же, по-настоящему ищущий смысл жизни, найдет в Торе интеллектуальную глубину, поразительную психологическую проницательность, благоговейное отношение к жизни.

Правильность текста Торы

Сайт evrey.com

Откуда мы знаем, что современная Тора идентична той, которую получили евреи на горе Синай?

Недельная глава Бо

Рав Исроэль Зельман,
из цикла «Книга для изучения Торы»

Рассмотрим, как начало главы разъяснено в книге р. Леви-Ицхака из Бердичева «Кдушат Леви»