Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Приложенные усилия есть сама награда. Потому что они не только помогают выдержать испытание, но и формируют личность. Сам человек и есть главное достижение успешно преодоленных испытаний. В этом его истинная суть.»Рав Акива Татц, книга «Живи и выбирай»
Спор между мудрецами привел к плачевным последствиям...

Тора

Даже после перемещения центра еврейской учености в Польшу изучение Торы в Германии не прекратилось. Сохранились старые и открылись новые ешивы, например, во Франкфурте, Фиорде (Бавария), Альберштейне, Праге (она в это время числилась среди немецких городов). Объединенная община Альтоны, Гамбурга и Вандсбека стала одной из самых влиятельных в Германии.

Уровень изучения Торы в Германии сильно вырос после событий 5408 (1648) года, когда туда приехали польские знатоки Торы, которые возглавили целый ряд общин. На фоне ухудшения материального и духовного положения польской общины росло значение германской. Этот процесс продолжался около двухсот лет.

Ученые и книги.

Среди крупнейших еврейских мудрецов Германии был р. Яир Хаим Бахрах из Вормса. Он учился в ешиве своего отца р. Шимшона, был равом Кобленца и Магенцы. Потом вернулся в свой родной город и преподавал там вплоть до 5459 (1699) года, когда французская армия разрушила Вормс. Р. Яир Хаим переехал во Франкфурт-на-Майне, где преподавал до самого дня смерти в 5462 (1702) году. К нему обращались с вопросами многие раввины Германии. Ответы на них опубликованы в книге Xaвam Яир, написанной, очень точным и ясным языком. Р. Бахрах был большим знатоком математики и пользовался своими познаниями в этой науке для пояснения сложных мест Талмуда.

Его сводным братом был р. Товия Коэн (автор книги Маасэ Товия), отец которого прибыл в Германию из Польши после трагедии 5408 (1648) года и был избран равом города Меца. После смерти отца р. Товия вернулся в Польшу для получения образования. Потом изучал медицину в падуанском университете, а затем в университете Франкфурта-на-Одере, под покровительством герцога Бранденбургского. Р. Товия Коэн стал знаменитым врачом.

В Вормсе родился р. Давид Оппенгеймер. Он учился во многих ешивах Южной Германии и уже в юные годы обратил на себя внимание окружающих. В двадцать два года он возглавил общину моравского города Никольсбурга, одновременно преподавая в местной ешиве. Потом он занял должность главного рава Праги и встал во главе пражской ешивы. Он был избран главой раввинов Богемии. На протяжении всей жизни р. Давид Оппенгеймер не прекращал вести торговые дела и очень разбогател. Торгуя с рядом германских княжеств и обладая значительным влиянием на их правительства, он умел использовать это влияние на благо евреев, материально поддерживал нуждающихся еврейских мудрецов и издал за свой счет множество книг (при этом писал сам, но изданием своих книг не занимался). Давид Оппенгеймер был страстным книголюбом и имел самое большое в Европе собрание еврейских книг. После его смерти (5497/1736) библиотеку известного ученого много раз перевозили из страны в страну, пока, в конце концов, она не попала в Оксфорд (Англия).

Улучшение экономического и гражданского положения в Германии в начале шестого века шестого тысячелетия способствовало расцвету изучения Торы. Умножалось число ешив и количество учащихся в них. Как уроженцев Германии, так и польских знатоков Торы всюду встречали с радостью.

Взаимные обвинения

Но недолог век галутного спокойствия. Движение лжемессии Шабтая Цви породило глубокую подозрительность и в немецком еврействе, что, в конечном счете, привело к спору между двумя крупнейшими знатоками Торы в Германии, р. Йонатаном Эйбешютцем и р. Яаковом Цви Эмденом. В этом споре приняли участие все еврейские мудрецы Германии того времени, и он привел к потрясению основ веры и Торы в среде всего германского еврейства.

Р. Йонатан родился в 5450 (1690) году в Кракове. Его отец р. Натан Нота был равом моравского города Эйбешютц, по названию которого р. Йонатан получил фамилию. Уже в юности он прославился своим острым умом. В двадцать один год он преподавал в Пражской ешиве и был членом Совета города Праги, а после смерти р. Давида Оппенгеймера был избран главным равом города. Помимо изучения Талмуда р. Йонатан много времени уделял Тайному Учению, был сведущ в математике и философии. Во время правления императрицы Марии Терезии в результате ухудшения положения евреев в Богемии он оставил Прагу, переехав в Майнц, а затем — в 5510 (1750) году — в Альтону, где стал главным равом объединенной общины (Альтона, Гамбург, Вандсбек).

В это время в Альтоне жил другой крупный рав — р. Яаков Эмден, сын р. Цви Ашкенази (Хахама Цви), известный под аббревиатурой Яабец. От отца он унаследовал неприятие шабтианства и, хотя сам изучал кабалу, при этом подозревал каждого, занимающегося Тайным Учением, в том, что за этими занятиями скрывается шабтианская ересь. Уже в юности р. Йонатана р. Яаков Эмден подозревал его в тайной принадлежности к этой секте и с течением времени настолько укрепился в своих подозрениях, что начал считать их доказанными. Когда р. Йонатан Эйбешютц был избран равом Альтоны, война с ним стала для р. Яакова «священной».Случилось так, что в руки р. Эмдена попали амулеты, написанные р. Йонатаном в соответствии с Тайной Традицией в бытность его главным равом в Майнце. Р. Лаков усмотрел в этих амулетах проявление шабтианства и наложил херем (отлучение) на их исполнителя. С ним согласились многие авторитетные равы, в частности р. Йеошуа Фальк (автор Пней Йеошуа). Р. Йонатану не помогли клятвенные заверения в том, что он никогда не принадлежал к секте. Так же не помогли заключения мудрецов Польши и Литвы, в их числе заключение Виленского Гаона, о том, что в этих амулетах нет никакого следа шабтианства. Р. Яаков и его сторонники не прекращали преследовать и позорить р. Йонатана.

Скандал распространился почти по всем общинам Германии. Германское еврейство раскололось на два лагеря: сторонников и противников р. Йонатана, которые проклинали друг друга. Скандал не завершился и после смерти р. Йонатана в 5524 (1764) году. Впрочем, рассказывают, что в конце своей жизни р. Яаков Эмден раскаялся в войне, которую он вел против р. Йонатана Эйбешютца.

Горы и тени

Как при жизни, так и после смерти у р. Йонатана были не только враги, но и множество поклонников. По крайней мере, в ученых кругах он по сей день пользуется непререкаемым авторитетом. Два его комментария к Шульхан аруху, Крейти уфлейти и Урим ватумим считаются классическими. Его книга Яарот дваш демонстрирует блестящий полет мысли.

Р. Яаков Эмден не менее знаменит. Его респонсы и примечания к Талмуду изучаются и в наше время, так же как и его обширный комментарий к молитвеннику.

К сожалению, тот факт, что два враждовавших мудреца, два гиганта Торы, были по-настоящему Б-гобоязненными людьми, не мог поправить нанесенный ссорой ущерб. Последствия были горькими. Острые трения между мудрецами привели к снижению их авторитета и падению уважения к Торе в глазах молодого поколения. Если добавить, что эти события развивались в переломный момент, когда новые идеи Просвещения угрожали еврейскому многовековому наследию и молодое поколение как никогда нуждалось в доверии к старшим, то станет понятен размер нанесенного ущерба. Видя войну, которая разразилась в среде еврейских ученых, молодежь начала судить не только мудрецов, но и их Учение. Доверие молодого поколения перешло к тем, кто отвергал авторитет мудрецов, выдвигая себя на должность новых руководителей еврейства.

Публикуется с разрешения издательства Швут Ами


Согласно объяснению многих еврейских мудрецов, поскольку человек состоит из двух противоположных «компонентов» — тела и духа, ему даны были два пути использования материальных вещей — материальный и духовный. Но, как известно, иудаизм строго регламентирует, какие способы воздействия возможны, а какие строго запрещены. Читать дальше

Кицур Шульхан Арух 166. Запрет гадания, астрологии и колдовства

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Кицур Шульхан Арух»

Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

Мидраш рассказывает. Недельная глава Ваэра

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы.

Ваэра. Зачем создавать трудности, чтобы их преодолевать?

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний снова посылает Моше и Аарона к фараону с требованием отпустить еврейский народ, чтобы он служил Б-гу. В доказательство, что Моше действительно послан Б-гом, Всевышний велит ему явить фараону чудо: превратить свой посох в змея. Фараон отказывается выполнить требование Всевышнего. За этим следуют десять ударов по Египту, которые должны заставить фараона подчиниться требованию Б-га. О каждом из них Моше заранее предупреждает фараона. Каждый из них представляет собой чудо, совершаемое Моше и Аароном. В нашей главе говорится о семи из этих десяти ударов. Сначала вода во всем Египте превращена в кровь — это первая «египетская казнь». Затем землю Египта и жилища египтян заполняют лягушки. Третьей казнью стало нашествие вшей на людей и скот. После этого удара египетские маги признали в действиях Моше перст Б-га, но фараон остался непреклонен. Четвертой казнью было нашествие на Египет хищных зверей, пятой — мор среди домашнего скота, шестой — воспаление кожи, переходящее в язвы, у людей и у скота, седьмой — град, уничтоживший растительность, скот, не угнанный с пастбищ, и египтян, которые после предупреждения не сочли нужным укрыться в доме. Сказано, что после шестой казни Всевышний «ожесточил» сердце фараона, т.е. придал ему упорство. При всех семи казнях евреи находились в особом положении: для них вода осталась водой, лягушки, вши, мор скота и язвы их не беспокоили. Особо оговорено, что две казни: нашествие хищных зверей и град — не коснулись земли Гошен, где жила основная часть евреев, как будто между Гошеном и остальным Египтом стояла невидимая стена.