Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Сказал царь Шломо: «Тот, кто гонится за милостью (цдакой) и добротой, обретет жизнь, милость (цдаку) и славу».»(Мишлей, 21:21)
Акт молитвы — это жизненное переживание. Это переход в другую реальность, иную действительность жизни.

Если нет осознания — откуда молитва?

Мы возвращаемся к вопросу, заданному в начале данного эссе: почему всякого, у кого нет осознания, нельзя жалеть? И почему он лишен молитвы?

Тому, кто обладает способностью самостоятельного понимания, после всего, что было разъяснено в нашей книге о сущности молитвы, и в данном эссе — о достоинстве и ценности осознания, не нужно пространно отвечать на этот вопрос. Соотношение между осознанием и молитвой понятно. Человек, который из-за низменности и низкопробности своего духовного уровня исключил себя из понятия осознания, отдален от сути молитвы и отринут от пробуждения качества милосердия. Понятно, что мы говорим не только об отношении к персоне; сам акт молитвы требует концентрации: «Тот, кто не может сосредоточиться — пусть не молится».

Тем не менее, мы не преминем указать на точки соотношения между осознанием и всеми вопросами, освещенными в данной книге относительно сущности молитвы.

Вначале необходимо пояснить следующее. Молитва занимает особое место среди остальных заповедей, ввиду необычного характера ее исполнения. Это следует из самой ее сущности.

Акт молитвы — это жизненное переживание. Это переход в другую реальность, иную действительность жизни. Молитва сотрясает основы существования молящегося, и производит в нем изменения. Она пробуждает в нем дремлющие чувства и ощущения и взращивает в нем семена веры и упования. Молитва возвышает его, заставляет подняться над жизнью во времени, над материальной действительностью, и перемещает его в переживания внутреннего мира чистой души. Она отделяет его от материальных приобретений, нейтрализует уверенность в собственных силах и ставит его в положение недостающего, ничего не имеющего от себя, во всем зависящего от Творца. Она пробуждает в нем стремление к приобщению к высшим сферам, заставляет душу пылать желанием самопожертвования. Сила молитвы воздействует на всю структуру человека.

Еще один вопрос, который необходимо проанализировать: характер заповеди молитвы. «Мужи Великого Собрания установили для Израиля благословения и молитвы, освящение (кидуш) и разделение (авдала)» (Брахот 33). Как по мнению Рамбана, что здесь имеется в виду сама обязанность молитвы, так и по мнению Рамбама, что здесь идет речь о конкретном тексте молитвы и деталях ее законов, бросается в глаза тот факт, что большая часть молитв и благословений — это постановления мудрецов, которые «знали истину духом святости внутри себя». Это служит еще одним свидетельством сущностной связи между молитвой и качеством даат.

После такого предисловия легко понять, как даат соотносится с молитвой.

Даат — воля и страстное желание

В основе молитвы лежит воля, страстное желание человека прилепиться к Творцу. Эта жажда души есть стремление нижних миров быть близкими к своему Создателю. Просьба о близости Творца прорывается из всех отдаленных мест, в которых находится молящийся в разные отрезки своей жизни. Мощь этой страсти разрывает завесы природы и управления сокрытия Лица. Чистота желания человека возвыситься, возвысить все свои стремления и мысли и приблизить их к воле Творца. Преумножение упрашивания и стараний в молитве, глубина истечения души и проливания слез выражает плач «нижних вод».

Это желание окружает всю структуру человека. Жажда познания и молитва о знании Его путей — это близость к Творцу. Любовь, выражающаяся в своем пределе в наслаждении близостью Б-га в словах молитвы. Это наслаждение смешивается с возвышенным трепетом и предельной покорностью перед Царем.

Наибольшее выражение эта воля, «осознание святых», находит в самоотречении перед волей Творца, в самопожертвовании в этом жертвенном служении, в желании человека объединиться со своим корнем, волей Создателя. Все это содержится в мощи жизненной силы воли, которая является корнем сущности и основным свойством человеческой реальности.