Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Человек не достигает к часу смерти и половины того, что он вожделел»Коэлет Раба 1, 13
Не только добро, но и зло, как и все сотворенное, имеет своим источником Вс-вышнего

Раби Исраэль Бааль Шем Тов (Бешт) по праву считается основателем движения хасидизма, не смотря на то, что окончательно это движение оформилось уже после его смерти. При жизни Бешт был лидером узкого круга благочестивых евреев, которые видели в нем человека, способного помочь им продвинуться на избранном ими пути служения Вс-вышнему. Одним из краеугольных камней учения Бешта был его личный опыт мистика, и во многом именно поиск мистических откровений привлекал к нему мудрецов Торы. Бааль Шем Тов не только делился со своими учениками тайнами, которые открывались ему на Небесах, но и служил им духовным проводником. Последователи Бааль Шем Това, известные не только своим благочестием, но и знанием Торы, после его смерти придали его учению форму законченной доктрины и способствовали ее распространению на территории Восточной Европы. Как известно, одной из центральных тем в учении Бешта была молитва. В частности, он уделял повышенное внимание борьбе с мыслями, мешающими на ней сосредоточиться. Не смотря на то, что проблема чуждых мыслей занимала еврейских мудрецов и до Бааль Шем Това, его революционный подход к ее решению заслуживает особого внимания. Именно этому аспекту молитвы в учении Бешта посвящена данная статья. Конкретно мы разберем, в чем именно заключалось нововведение Бааль Шем Това, а потом попробуем соотнести его метод с позицией современной психологии. В завершение мы рассмотрим подход к этой проблеме одного из последователей Бешта — раби Шнеура Залмана из Ляд.

Благочестие, чуждые мысли и аскетизм

Сосредоточенность во время молитвы является одним из предписаний алахи: от нас требуется сконцентрироваться и вдумчиво произносить текст молитвы, ощущая при этом, что мы находимся в присутствии Царя. Это буква закона.

Однако мишна (.Брахот. 30б) упоминает об особой практике благочестивых евреев, проводивших целый час в подготовке к молитве. Рамбам в комментарии к Мишне, объясняет, что такое длительное время подготовки к молитве было необходимо благочестивым людям для того, чтобы «успокоить свои мысли». Подобное объяснение приводится также в комментарии учеников рабейну Йоны, которые пишут, что благочестивые «хотели освободить свои сердца от назойливых мыслей и сосредоточиться на произнесении молитвы». Сказанное демонстрирует особую важность сосредоточенной молитвы для людей, идущих путем благочестия. Чистота мыслей вне молитвы тоже тесно связана с благочестием. Одно из важнейших требований, предъявляемых следов путем благочестия — это достижение «двекут» («соединения») — состояния постоянной тесной связи с Всевышним). Чистота мыслей играет в достижении «двекут» ключевую роль, поэтому понятно, почему борьбе с неподобающими мыслями уделялось немалое место в этических трудах иудаизма. Например, раби Элияу ди-Видас в своей книге «Решит Хохма» (раздел «Аават Ашем», гл. 4) обуславливает «двекут» отсутствием «чуждых мыслей»: «Состояние “двекут” заключается в том, чтобы человек посвящал всего себя единству Шхины… , а также тому, чтобы отдалять от себя все чуждые мысли … так как отдаляет человека от любви к Святому, благословен Он, то, что во время молитвы, или занятия Торой ему в голову приходят плохие, или чуждые мысли». Источником «чуждых мыслей», вторгающихся в сознание человека во время молитвы являются силы духовной нечистоты, противящиеся святости и пытающиеся помешать исполнению заповедей. В связи с этим казалось очевидным, что наилучшим средством борьбы с такими мыслями должно быть их подавление. Считалось также, что различные аскетические практики могут стать подспорьем в борьбе с «чуждыми мыслями» поскольку они призваны ослабить тело, связанное с силами нечистоты. Ослабление тела должно было способствовать усилению души и, соответственно, лучшему контролю за мыслями. Такое отношение к проблеме «чуждых мыслей» было практически бесспорно общепринятым до Бааль Шем Това.

Присутствие Вс-вышнего и исправление мыслей

Одним из радикальных новшеств, привнесенных Бааль Шем Товом, было его понимание написанного в книге «Зоар»: «Нет места свободного от Него». По мнению Бааль Шем Това, эти слова означают, что не только добро, но и зло, как и все сотворенное, имеет своим источником Вс-вышнего. Согласно такому пониманию, всякий разговор об абсолютном зле является ошибкой, граничащей с вероотступничеством. Зло может быть только относительным, являющимся таковым лишь в глазах созданий, от которых скрыта истинная суть вещей.

Идея Бааль Шем Това об источнике зла в святости послужила фундаментом для его теоретического обоснования революционного способ борьбы с «чуждыми мыслями», вторгающимися в сознание человека во время молитвы. Вот, что говорит Бааль Шем Тов: «Смысл состоит в том, что человек обязан верить в то, что “вся земля наполнена Славой Его”, Благословен Он, и “нет места свободного от Него” и во всех мыслях человека есть присутствие Его, Благословен Он и каждая мысль человека представляет из себя законченное целое. И когда человеку во время молитвы приходит в голову дурная и чуждая мысль, это происходит с тем, чтобы он исправил и “поднял” ее. И человек, который не верит в это, не может считаться принявшим на себя Царство Небес во всей его полноте, поскольку он как бы уменьшает присутствие Вс-вышнего в мире» («Кетер Шем Тов», 39, 6б).

Бааль Шем Тов отказался от отношения к «чуждым мыслям» как к абсолютному злу: мысли эти являются дурными и «чуждыми» лишь в силу ограниченности взгляда человека на мир. На самом же деле, их источником, равно как и источником всего в мире, является Вс-вышний. Попытка избавиться от этих мыслей оборачивается отрицанием Б-жественности их происхождения и, следовательно, абсолютного характера Царства Б-га. Налицо кардинальное переосмысление не только природы «чуждых мыслей», но и способа «борьбы» с ними. Насколько революционной и эффективной являлась такая техника борьбы с «чуждыми мыслями» можно судить из слов раби Нахмана из Городенки, которые приведены в книге «Прославления Бешта»: «Когда был я большим бла-гочестивцем, я каждый день ходил в холодную микву. Миква эта была настолько холодной, что никто из моих современников не смог бы вынести погружения в нее. Окунувшись в микву, я возвращался домой и, не смотря на то, что печь была растоплена и в доме было так жарко, что стены чуть ли не горели, в течение часа я не мог согреться. Но, несмотря на все это, я не мог избавиться от чуждых мыслей, пока не познакомился с мудростью Бааль Шем Това». В своих словах раби Нахман из Городенки противопоставляет подход Бааль Шем Това собственным попыткам борьбы с «чуждыми мыслями», основанным на аскетических практиках. Обратим внимание на ироничное отношение раби Нахмана к своему аскетизму. Слова «большой благочестивец» можно понять как отрицание необходимости крайней аскезы по причине малой ее эффективности в сравнении с учением Баль Шем Това. Мы не можем с уверенностью сказать, что именно подразумевает Бааль Шем Тов под исправлением и «поднятием» мысли. Причина этого в том, что его метод не предназначался для широкой общественности и практиковался лишь в узком кругу учеников и товарищей Бааль Шем Това. Что же касается самих членов кружка Бешта, то они к тому времени уже обладали достаточным опытом на пути благочестия и были, помимо этого, хорошо знакомы с его учением. Слова Бааль Шем Това, скорее всего, были понятны им и без дополнительных объяснений. Об эксклюзивном характере такой практики борьбы с «чуждыми мыслями» можно судить и из того, что сам Бааль Шем Тов ограничивал ее использование. Это видно из следующего его высказывания («Кетер Шем Тов», там же): «Если в момент появления “чуждой мысли” сразу стало понятно как исправить и “поднять” ее — следует приблизить ее и “поднять”. Однако, если не стало ясно сразу как исправить и “поднять” эту мысль — скорее всего, она пришла помешать молитве и запутать человека. Такую мысль можно оттолкнуть».

Бааль Шем Тов понимал, что не всякому дано успешно исправить и «поднять» любую «чуждую мысль», поэтому он предостерег своих учеников от того, чтобы посвящать этому слишком много времени. По мнению Бааль Шем Това, «чуждая мысль», которая может быть исправлена и «поднята» человеком, приходит к нему в сопровождении «инструкции» как это сделать. Если же способ исправления «чуждой мысли» не становится очевиден немедленно — исправление такой мысли не по силам данному человеку, и следовательно, смысл ее появления в том, чтобы помешать ему. Итак, несмотря на то, что наше знание о методе борьбы с «чуждыми мыслями» Бааль Шем Това имеет весьма отрывочный характер, мы можем составить о нем общее предствавление. По мнению Бешта, «чуждые мысли» не должны быть подавлены, однако это ни в коем случае не означает, что мысли эти приветствуются. К ним следует относиться не как к чему-то неподобающему, а как к возможности служения Вс-вышнему, поскольку в основе своей мысль эта происходит от Него. Очевидно также, что, по мнению Бааль Шем Това, в отношении «чуждых мыслей» человек должен занять позицию стороннего наблюдателя и оценить их характер, для того, чтобы понять способ их исправления и «поднятия».

Белые медведи

С точки зрения психологии, борьба с нежелательными мыслями может стать подспорьем в лечении депрессии или социальных фобий. Умение контролировать свои мысли также напрямую связано с улучшением самоконтроля у людей с различного рода зависимостями. В 1987 году группа ученых под руководством доктора Даниэля Вегнера провела исследование, посвященное изучению вопроса о подавлении мыслей. Отправной точкой исследования был интерес ученых к возможностям контроля над сильными эмоциями и к способности игнорировать заведомо ложную информацию. Участники исследования были поделены на две группы, одной из которых было дано задание не думать о белых медведях. Как ни странно, оказалось, что не думать о белых медведях было крайне трудно. Мысли о них приходили участникам исследования примерно раз в минуту. Более того, и после того, как участникам было разрешено думать о белых медведях, мысли о них приходили к ним чаще, чем к участникам контрольной группы, которой изначально не запрещалось думать о белых медведях. Таким образом, выяснилось, что попытка подавить определенную мысль только заставляет ее чаще всплывать в сознании. Объяснение этому феномену видится Вегнеру в существовании двух отдельных механизмов сознания, ответственных за подавление мыслей. Один механизм — это механизм слежения, а второй — оперативный механизм. Механизм слежения автоматически регистрирует возникновение нежелательных мыслей в подсознании и пробуждает к действию оперативный механизм, задачей которого является предотвращение их вторжения в сознание. Ирония этого процесса состоит в том, что механизм слежения постоянно напоминает сознанию о нежелательности размышления об определенных темах, побуждая его тем самым начать думать о них. Более того, в то время как механизм слежения действует автоматически на бессознательном уровне, оперативный механизм требует сознательного вмешательства для своего эффективного функционирования. Таким образом, чем более занятым является сознание, тем менее эффективным становится оперативный механизм. Другими словами, чем больше уровень стресса или сенсорной нагрузки, тем менее эффективным становится подавление мыслей. Более эффективную технику борьбы с нежелательными мыслями предлагает Филипп Гольдин. По его мнению, не стоит гнать от себя навязчивые мысли, вместо этого по отношению к ним следует занять позицию наблюдателя. Отвлеченно рассматривая нежелательную мысль, человеку стоит поверить в то, что с ней можно сладить. Например, вместо того, чтобы пытаться отогнать от себя мысль о личных проблемах, следует поверить, что все эти проблемы решаемы и попытаться проанализировать их с позиции незаинтересованного лица. В исследовании Гольдина участвовали люди, страдающие социальной фобией. Он обнаружил что, не смотря на то, что во время эксперимента они уделяли мыслям о своих проблемах больше времени, стресса от этих мыслей они испытывали меньше. Таким образом, прекратив сопротивляться навязчивым мыслям о своей социальной неадекватности, участники эксперимента освободились от страха перед ними, что вывело их из порочного круга, описанного Вегнером в эксперименте с мыслями о белых медведях.

Необходимо отметить, что речь не идет о том, чтобы погрузиться в нежелательные мысли, или довериться им. Наоборот, необходимо смириться лишь с фактом их появления, но никак не с их содержанием. Гольдин считает, что человек должен относиться к нежелательным мыслям как к чему-то неизбежному, однако ему не следует принимать их близко к сердцу или углубляться в них. Очевидно, что такая техника контроля за сознанием является приобретенным навыком и результаты ее гораздо менее эффективны среди новичков. Если мы вернемся к методу борьбы с «чуждыми мыслями», предложенному Бааль Шем Товом, нетрудно будет убедиться в существовании прямых аналогий между ним и методом контроля за мыслительным процессом, который предлагает современная психология. В обоих случаях подавление мыслей не рассматривается как эффективный способ борьбы с ними. Вместо подавления мыслей человеку предлагается отнестись к ним как к чему-то нежелательному, но не опасному или плохому. Такое отношение способствует отвлеченному анализу мыслей, который является ключом к тому чтобы их избежать. Таким образом, имея общее представление о характере метода Бааль Шем Това, мы смогли убедиться в его эффективности с точки зрения современной психологии.

Альтер Ребе и «путь средних людей»

На этом этапе нам следует задаться вопросом о том, получил ли метод Бешта широкое распространение среди хасидов. На этот вопрос мы со всей уверенностью можем ответить отрицательно. О причинах мы поговорим позже, а пока приведем в качестве примера мнение о борьбе с «чуждыми мыслями», высказанное раби Шнеуром Залманом из Ляд, которого также называют Альтер Ребе и Бааль а-Тания. Раби Шнеур Залман был учеником Магида из Межерича, который, в свою очередь принадлежал к оригинальному кружку Бааль Шем Това и был одним из его близких учеников и товарищей. Раби Шнеур Залман написал «Сефер шель бейноним» («Книгу средних людей»), более известную под названием «Тания», в которой успешно адаптировал для широкого круга простых евреев учение Бааль Шем Това, которое, как мы уже упоминали, изначально предназначалось для узкого круга продвинутых учеников. В этом, собственно говоря, и состоит смысл названия его книги — хасидизм для простых людей. Книга эта предназначена не для «праведников» и не для «злодеев», а для большинства народа — т.е. для «средних» людей.

Вот, что пишет Альтер Ребе в «Тании» (гл. 28): «Также пусть не старается по глупости “поднять” аспект “чуждой мысли” известным способом, так как это является исключительным уделом праведников … Однако пусть не печалится он… Напротив, пускай приложит все свои силы и постарается сосредоточиться на молитве с ликованием и радостью, сознавая, что источник “чуждой мысли” находится в “клипе”, которая … борется в нем с его Б-жественной душой. И, как известно, во время войны и борьбы, когда одолевает один, другой тоже начинает прилагать все больше сил, чтобы победить. И потому, когда Б-жественная душа прилагает усилия для молитвы, тогда и “клипа” усиливает сопротивление ей, чтобы спутать ее и повергнуть “чуждой мыслью”. Все размышления о Торе и Б-гобоязненности происходят от Б-жественной души, а размышления о будничном — от животной, однако и в нее облечена душа Б-жественная. Это состояние можно сравнить с человеком, сосредоточенно молящимся, против которого стоит идолопоклонник-злодей и пытается говорить с ним. В этом случае единственный выход — не отвечать ему ничего и притвориться глухим и не слушать его… Также и здесь пусть он ничем не отвечает посторонней мысли, никакими доводами и возражениями, ибо борющийся с нечистотой и сам становится нечист. Пусть притворится, что не знает и не слышит он мыслей, пришедших ему в голову, и уберет их из своего сознания, и только постарается еще сильнее сосредоточиться на молитве». С самого начала раби Шнеур Залман объявляет глупцом простого человека, пытающегося бороться с «чуждыми мыслями» методом, которому учил своих последователей Бааль Шем Тов. Причина этого в том, что метод Бешта предназначен для «праведников», к которым «чуждые мысли» приходят извне. В отличие от «праведников», «средние» сами являются источником своих «чуждых мыслей», точнее мысли эти приходят им в голову под влиянием их «животной души». Альтер Ребе призывает человека игнорировать «чуждую мысль», не пытаясь ни «поднять», ни подавить ее. Раби Шнеур Залман также недвусмысленно указывает на опасность попытки активно подавлять «чуждую мысль», говоря, что в попытка эта ставит человека в опасность попасть под еще большее влияние его «животной души».

Из слов «Тании» также становится понятно, что дурная и «чуждая» мысль не является порождением абсолютного зла, поскольку даже «животная душа» является всего лишь облачением души Б-жественной. Более того, человек, которого атакуют «чуждые мысли», должен видеть в этом, как бы парадоксально это не звучало, хороший знак. Укрепление сил нечистоты в его душе, следствием которого являются «чуждые мысли», является прямым следствием успешности его усилий, направленных на приумножение святости и укрепления его Б-жественной души. Таким образом, становится очевидно, что Альтер Ребе согласен с теоретическим обоснованием, данным Бааль Шем Товом своему методу. Вместе с этим, опасность того, что человек погрязнет в «чуждых мыслях», пытаясь «поднять» их, вынуждает раби Шнеура Залмана объявить метод Бешта непригодным для большинства людей. Очевидно, что в этом своем решении Альтер Ребе тоже опирался на слова Бааль Шем Това, приведенные выше, в которых он сам признает собственный метод не универсальным.

В заключение

Со всей очевидностью можно сказать, что в основе метода борьбы с «чуждыми мыслями» Бааль Шем Товом лежал его личный опыт. Можно предположить также, что именно этот опыт и является залогом эффективности метода, о котором мы можем судить, по крайней мере, из свидетельств учеников Бешта. Дальнейшее подтверждение эффективности метода Бааль Шем Това, можно вывести из интереса, который он вызывал у его учеников. Очевидно, что мнение Бешта по вопросу, который занимал центральное положение в религиозной жизни его последователей, будь оно мало релевантным, не вызвало бы в их среде такого резонанса. Все сказанное выше находит дополнительное подтверждение в выводах современных психологов. Таким образом, метод Бааль Шем Това, предложенный им для борьбы с «чуждыми мыслями», может по, крайней мере, служить наглядным примером глубокого интуитивного понимания родоначальником хасидизма человеческой души. И тот факт, что последователи Бешта, в конце концов, сочли такой метод сохранения концентрации во время молитвы слишком рискованным, не уменьшает его значимости. Тем более, если мы примем во внимание, что сам факт наличия такого риска был доведен Бааль Шем Товом до сведения своих учеников. Другими словами, ученики Бааль Шем Това не оспаривали ни эффективность предложенного им метода, ни его теоретическое обоснование. Они лишь дали новую оценку значимости связанного с ним риска.

Из журнала «Мир Торы»


Даже тот факт, что обрезание крайней плоти полезно с медицинской точки зрения, не делает этот акт более понятным, ведь наши отцы делали обрезание не из-за этого. Читать дальше