Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Человек, который порвал со своим прошлым и объявил войну идолам из камня и дерева

Написано: И Творец сказал Авраму после отделения Лота от него: Подними твои глаза и посмотри с места, на котором ты теперь, на север и на юг, и на восток, и на запад, ибо всю землю, которую ты увидишь, Я дам навеки тебе и твоему потомству, и сделаю твоё потомство, как пыль земли (великим множеством) /13:14-16/. Речь идёт обо всех поколениях Исраэля. Это было первое пророчество, полученное Аврамом после того, как речь (Всевышнего) устранялась от него.

И Аврам раскидывал шатёр (передвигаясь с места на место), и пришёл, и поселился в дубравах Мамрэ, что в Хевроне, и построил там алтарь Творцу /13:18/. По преданию, Мамрэ, вождь из народа хитти, был другом Аврама. Он отошёл от авода зара и стал служить Творцу. Жить бы здесь Авраму тихо и спокойно, да обрушилось новое испытание — война.

И было в дни Амарфела, царя Шинъара, Арйоха, царя Эласара, Кадарлаомера, царя Элама и Тидъала, царя (группы) народов /14:1/. Амрафел — это Нимрод, который велел (амáр) ввергнуть (ѓипúль) Аврама в огненную печь. Объединённое войско четырёх сильнейших царств Междуречья пошло войной против пяти городов-царств долины Ярдена, которые 12 лет платили дань Кадарлаомеру, а на 13-й год — отказались. Но во главе списка стоит Амарфель, ибо он инициировал поход, стремясь схватить или убить Аврама. Это войско наголову разгромило армии пятерых царьков в долине Сиддим, она же Ям ѓа-мелах (потом там образовалось Солёное море) А В долине Сиддим было много смоляных ям. И цари Сдома и Аморы бежали и упали в них, а остальные бежали в гору. Победители взяли всё имущество Сдома и Аморы и все их съестные припасы… И взяли Лота, племянника Аврама, и его имущество — и ушли/14:10-12/.

Именно здесь в Торе возникает наше название /14:13-15/: И явился спасшийся (с поля боя), и сообщил Авраму-иври, а тот обитал в дубравах Мамрэ-эмори, брата Эшкола и брата Анэра, а они — союзники Аврама. От Аврама-иври мы, его потомки, — иврим, евреи, и наш язык — иврит. По поводу этого названия в мидраше Пирке д-раби Элиэзер* приведены два мнения. Раби Нахман сказал, что Аврам назван так, ибо он — из сынов Эвера. Напомним, что Эвер — правнук Шема, его духовный преемник, вместе с ним руководивший йешивой, в которой учился много лет молодой Аврам, ставший активным распространителем монотеизма Эвера — веры в единого Творца, в противоположность многоб-жию идолопоклонников. Кроме того, Аврам, по генеалогии, шестое поколение от Эвера, прожившего 430 лет /1757-2187/. Так и закрепилась за Аврамом кличка — иври, несущий веру Эвера. Раби Йеѓуда считает, что иври — указание на то, что Аврам с его монотеизмом стоял по другую сторону (ме-эвер) ото всех людей-идолопо-клонников. Аврам сам называл себя — иври, так это имя за ним и закрепилось.

И услышал Аврам, что его родственник взят в плен, и поторопил вооружиться своих воспитанников, рождённых в его доме, и вывел триста восемнадцать, и преследовал до Дана. И разделил (их, напав на врагов) ночью, он сам и его слуги, и бил тех, и преследовал их до Хормы, что влево от Дамасека. И вернул всё имущество и также Лота, своего родственника, и его имущество вернул, и также женщин и народ /14:14-16/.

Аврам сразу схватил суть дела: что война не столько против Лота, сколько против него самого, и ему надо разбить врага, иначе война обрушится на него. Потому нет смысла рассчитывать и сопоставлять силы: да, у него кучка людей, но выхода нет — надо воевать, а Всевышний, наверное, поможет в таком справедливом деле. Аврам показал всему миру — не в количестве сила! Аврам поднял рождённых в его доме и им воспитанных и обученных, готовых по его слову пойти в бой, который, казалось, мог привести их лишь к поражению. Аврам догнал врагов на севере Страны, где потом был удел Дана, разделил свой отряд на несколько групп, окружив ими врага. Внезапно ночью напав, вызвал панику, гнал врагов аж до Хормы, награбленное ими стало его трофеем, а всех пленённых освободил.

Вывел своих воспитанников.

В связи с выражением: и вывел своих воспитанников, — Талмуд /Недарим 32/ сообщает о различии во мнениях Рава и Шмуэля. Рав сказал, что были выведены из Торы; Шмуэль — что были выведены в золоте. Объясняя мнение Рава, Раши говорит, что их выведение из учения Торы подобно тому, что человека выводят из одного сосуда в другой. Ран* (в пояснениях к Недарим) считает, что, с одной стороны, здесь говорится о поощрении в Торе [благодаря которой победили в войне], а с другой стороны, это можно понимать, исходя из того, что слово יָרֶק (вывел) происходит от корня לֽהָרִיק (леѓарик, опустошать), и тогда получается, что Авраѓам «опустошил» своих воспитанников — талмидей хахамим, выведя их на войну. А выражение (הוריקן-בזהב) «выведены в золоте» Раши объясняет так: Авраѓам дал им много золота, чтобы пошли воевать. Известно, что в агадот наших мудрецов нет противоречивых различий в обычном понимании, ибо истина — у обеих сторон, однако они приучают нас рассматривать проблему с разных сторон: что не раскрывает один (мудрец), раскрывает другой. Так и здесь. Хоть по объяснению Раши, хоть по мнению Рана, был «увод от Торы», и он засчитан Авраѓаму за грех. Ясно, что это на уровне «тени», ибо, хотя его выход на войну был в полном смысле во имя небес — во имя мицвы спасения души — и так учил Авраѓам своих учеников, воспитанных в его доме. Всё же, возможно, что это сопровождалось очень малым моментом родственной близости, некой тенью мысли, что его воспитанники должны помочь ему, потому что Лот, сын его брата, подвергается опасности. Это тот тонкий момент, который наши мудрецы со всей глубиной их суда назвали «вывел насильно» или «выведены золотом», ибо он включает в себя тонкий момент ло ле-шма. И потому что недоставало этого важного учения, Ран считает, что здесь есть также аналогичное «выведены из Торы», ибо этой ступени духовности как раз и не хватало им. Однако Авраѓам-авину ответственен за это, — ибо также за то, чтобы эта тонкая тень была чистой, он несёт ответственность — по исследующему и углублённому суду наших благословенной памяти мудрецов.

Авраѓам и царь Сдома

И сказал Аврам царю Сдома: Я поднял мою руку к Творцу, всевышнему Б-гу, обретшему небеса и землю /14:22/.

Обретшему небеса и землю (конэ шамаим ва-арец) соответствует определению «обретшему всё», а это является ясным осознанием того, что всё сотворённое дано человеку в качестве орудий для познания его Творца и для служения ему. Это определение — проблема имени «Всевышний Б-г» (Эль Эльйон). Законна сила всевышнего хеседа, который пугающе выше нашего постижения, но Святой, благословен Он, дал возможность Его познания. И всё ради Него, чтобы удостоились прилепиться к Нему. И так объяснил гаон раби Хаим из Воложина* высказывание раби Йоханана: В каждом месте, где ты находишь величие Святого, благословен Он, там же ты находишь Его кротость, — ибо Его величие — это мера хеседа Благословенного, и, по сути, Его хесед раскрывает Его кротость, ибо сущность величия Его хеседа выражается в том, что скрывает почёт Благословенного, чтобы дать место для нашего служения.

Орудия (кэлúм), которыми обладает Всевышний

Аврам сказал: Я поднял мою руку к Творцу…. Руки аналогичны кэлим, ибо руки — орудия действий. Я поднял мою руку к Творцу означает, что Аврам достиг исправления всех своих кэлим — своих свойств. И уже сказали наши мудрецы /Недарим 32/, что он покончил с йецер ѓа-ра, то есть всё подстрекательство йецер ѓа-ра не было у него в рамках желания и стремления, но видел в нём лишь возможность и наличие (данное ему) места для служения Творцу. Потому можно понять сказанное царю Сдома /Б’решит 14:23/: Разве от нитки и до шнурка от сандалий, разве возьму от всего твоего?! И ты не скажешь: Я обогатил Аврама. На первый взгляд, это видится, как проявление плохой черты характера, мол, «я не хочу быть вынужден признавать твоё доброе отношение ко мне и не могу стерпеть, что ты будешь красоваться тем, что обогатил меня». Такой умысел очень далёк от мыслей Аврама. Потому и предварил, сказав, поднял мою руку, чтобы показать, что его претензия вообще не исходила из его мерок, так как все его качества абсолютно подчинены Творцу. Если же глянуть в суть, станет видно, что царь Сдома лишён всех хороших качеств. Ведь Авраѓам-авину самоотверженно спасал его от четырёх царей, которые были сильнее всех гигантов и великанов, проживавших в Эрец Исраэль, и всех их уже разгромили, прежде чем выступили против них цари Сдома и Аморы, также не сумевшие противостоять им. А Авраѓам-авину, преследовал этих тиранов с небольшим отрядом и спас царя Сдома из отчаянного положения. Царю Сдома следовало на коленях благодарить своего спасителя, а он даже слова благодарности не произнёс.

Лишь Малки-цедек (это Шем бен Ноах), которого те цари даже не задели, а он был коѓэн Б-га Всевышнего, дал Авраму браху и восславил его: Благословен Аврам от Б-га Всевышнего, Владыки неба и земли. И благословен Б-г Всевышний, Который предал твоих врагов в твою руку. Но и из этого царь Сдома не извлёк урока. А сразу же начал торговаться: Дай мне душу (то есть освобождённых тобою людей), а имущество возьми себе. Иными словами: «Хотя по закону всё принадлежит тебе, ибо взял это в бою, всё же дай мне, как минимум, моих людей и лишь имущество оставь себе». Разве так начинают разговор с тем, кто сделал тебе такое великое, невероятное добро и с такой самоотверженностью спас от полного уничтожения? Так нам дано было узнать характерное свойство Сдома — вопиющую неблагодарность. Потому и ответил Аврам: Ничего не возьму у тебя, ибо, если не поступлю так, ты и здесь проявишь этим твоё свойство, заявив, что сделал мне добро и обогатил меня… Аврам видел, что царь Сдома гибнет и пропадает в своих злых свойствах, и все «претензии» Аврама в разговоре с Творцом о Сдоме шли только от его хеседа и милосердия. Но об этом разговоре — далее.


Запрет брать взятку упоминается в Торе трижды. Это запрещено даже тогда, когда взятка на практике не влияет на судебный приговор. Так же, как запрещено брать взятку, запрещено и давать ее. Важно, что запрет взятки относится и к нееврейским судам: согласно законам Ноя, народам мира заповедано сформировать справедливые суды, и потому запрещено искривлять правосудие. Читать дальше